Прислать новость

Воронежец поднялся на Килиманджаро с флагом атомной станции

23 года назад Игорь Тарасенко бросил бизнес ради работы на атомной станции и не пожалел

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

0

Читать все комментарии

3216

Наши коллеги из управления информации и общественных связей Нововоронежской АЭС отрекомендовали нам Игоря Тарасенко в первую очередь как путешественника, который покорил самую высокую точку Африки – Килиманджаро. А ещё был на Олимпе и на Эльбрусе. 

Однако в разговоре выяснилось, что наш  герой — покоритель вершин не только горных, но и профессиональных. Игорь участвовал в качестве одного из руководителей в первом в России проекте по повторному продлению срока службы атомного энергоблока до 60 лет, а теперь продолжает его эксплуатировать. 

«Качество жизни отстаёт, но технологии мирового уровня»

В реакторно-турбинном цехе № 2 Нововоронежской АЭС, которым 46-летний Игорь Тарасенко руководит, работают 175 человек. И тот самый уникальный реактор. 

Я потомственный атомщик, — рассказывает Игорь. – В школе понял, что физика и математика мне нравятся. И как-то так само собой разумелось, что я пойду по стопам родителей. 

Большую часть детства он провёл в Германии, а затем в Чехо­словакии. Там работают атомные станции нововоронежского типа. Поэтому специалисты из Нововоронежа, которые были первопроходцами в технологиях, ездили за рубеж в длительные командировки. Такими специалистами были родители Игоря.

В 1988 году семья вернулась из Европы в СССР. Контраст был разительным. «Ого, — подумал 14-летний парень. – Качество жизни отстаёт. Но технологии мирового уровня, раз отца за рубеж приглашают». И в 1991 году поступил в одесский политех, где когда-то учился отец. 

Многие однокурсники остались жить у моря, но меня тянуло домой, — вспоминает Игорь. — Когда в 1996 году вернулся с дипломом, оказалось, что вернулся в никуда. Дела в атомной отрасли были если не плохими, то близко к этому. Занялись с другом бизнесом.Так, конечно, купи-продай. Но киоск и палатка на рынке позволяли зарабатывать столько же, сколько тогда зарабатывали сотрудники атомной станции. Но я упорно пытался устроиться на АЭС. И в 1997 году удалось.

Первая должность – инженер-технолог по ремонту трубопроводов, арматуры и сосудов. Ну что сказать – скучно это было, не моё. Но решил не уходить, а попроситься на основное производство. Хотелось оперативной работы, ближе к самой атомной энергетике. 

Мне повезло – нашлась должность оператора реакторного отделения реакторно-турбинного цеха № 2, это третий и четвёртый энергоблоки. Так что работал бок о бок с реакторами, в так называемой зоне контролируемого доступа.

Парня заметили. И в тридцать с небольшим лет Игорь Тарасенко стал начальником смены Нововоронежской АЭС. 

Уникальный проект не дал скучать

Для оперативной работы начальник смены АЭС — это, безусловно, самая высокая должность, — рассказывает он. — Но в то же время и тупиковая. Дальше расти некуда. Поэтому я благодарен судьбе и коллегам за то, что получил предложение возглавить технологическую группу по продлению срока эксплуатации четвёртого энергоблока. Это был уникальный проект.

В чём же уникальность проведённой работы? Первый энергоблок Нововоронежской АЭС, пущенный в 1964 году, остановили спустя 20 лет — в 1984 году, второй — в 1990-м. Третий и четвёртый энергоблоки Новоронежской АЭС — братья-близнецы. Третий энергоблок ввели в промышленную эксплуатацию в декабре 1971 года, четвёртый – в декабре 1972-го.

Сердца третьего и четвёртого энергоблоков – реакторы типа ВВЭР-440.

Впервые реакторы этого типа начали работу именно на НВАЭС. Так получилось, что с этими реакторами из-за их технических характеристик был связан качественно новый этап строительства АЭС не только в СССР, но и за рубежом. Всего в мире, не считая России, построено 29 таких энергоблоков: в Армении, на Украине, в Болгарии, Чехии, Словакии, Финляндии, Германии. И именно на специалистов Нововоронежской АЭС возложили ответственность за пусконаладочные работы на этих энергоблоках.

По проекту срок эксплуатации третьего энергоблока заканчивался в 2001 году, четвёртого – в 2002-м. Однако специалисты Нововоронежской АЭС доказали возможность продления срока службы энергоблоков ещё на 15 лет благодаря модернизации. 

А на середине этой пятна­дцатилетки – в конце нулевых — стали задумываться о том, как продлить срок службы ещё на 15. Правда, не у двух энергоблоков, а у одного – четвёртого. Третий же, как рассчитали атомщики, должен был стать донором систем и оборудования, повышающих безопасность. В 2014 году концерн «Росэнергоатом» дал добро на проект. И затем контролирующие органы, убедившись в его  безопасности, разрешили продлить срок эксплуатации четвёртого энергоблока. 

27 декабря 2018 года энергоблок № 4 включили в сеть, а 10 января 2019-го вывели на 100 % номинальной мощности. Таким образом, у четвёртого блока есть все шансы проработать в общей сложности 60 лет, побив все мировые рекорды по сроку службы реакторов данного типа. 

На Килиманджаро

От работы Игорь Тарасенко отдыхает в путешествиях. Осенью 2017 года Игорь совершил восхождение  на Килиманджаро, где вместо флага развернул фирменный шарф родной атомной станции. Подъём на высоту 5 895 м над уровнем моря не просто прогулка. Игорь вспоминает, что до лагеря, расположенного на высоте около 4 640 м, группа шла пять дней. 

Игорь поднял родную АЭС на недосягаемую высоту

Длительные переходы выматывали, — рассказывает он. — На всём маршруте скорость была очень низкая, экономили силы. Иногда за час мы одолевали всего 200 м. Сложностей прибавляла горная болезнь – кто-то сходил из-за неё с маршрута. Из лагеря мы выдвинулись на саму вершину Килиманджаро в 23 часа и в 6:30 утра были там. Ощущение эйфории искупило все сложности подъёма. Да и в целом даже самый сложный подъём куда легче, чем продление срока службы реактора.

Дальше в списке восхождений Игоря были Олимп и Эльбрус. Теперь Игорь планирует подняться на самую высокую точку Южной Америки – гору Аконкагуа в Аргентине (6 960 м). 

И если путешествует (точнее, совершает восхождения) Игорь в основном один, то выходные довольно часто проводит как раз в большой компании, которую собрал сам. Дело в том, что в свободное от работы время он успел подбить коллег создать интеллектуальный клуб атомной станции. И теперь на АЭС проходят ещё и интеллектуальные поединки «Что? Где? Когда?».

Автор:

Фото предоставлены Игорем Тарасенко

Новости других СМИ