В Воронеже обсудили проблемы пожилых людей

В воронежском Доме журналистов состоялся круглый стол на тему «Дорогие мои старики», в котором приняли участие представители департаментов здравоохранения и социальной защиты, общественных организаций, волонтеры

25.05.2021 14:00
МОЁ! Online

Читать все комментарии

Войдите, чтобы добавить в закладки

В ходе круглого стола говорили о том, кто должен заботиться о пожилых людях – семья или государство. Как выстроена работа с одинокими пожилыми людьми в Воронеже. Об успешных проектах в области реабилитации и поддержки пожилых.

Андрей Долженков, директор Дома журналистов, президент Гильдии аналитических журналистов:

— Хотелось бы определиться с понятием, кого можно считать пожилыми людьми?

Елена Есина, главный внештатный специалист-гериатр по городскому округу г. Воронеж:

— Согласно рекомендациям ВОЗ пожилым считают возраст от 60 до 74 лет, старческим от 75 до 89 лет, долгожители – 90 и выше. Хотя это все условно, возраст — это не только временные рамки, но и состояние души.

Андрей Окуневский, директор БУ ВО «Воронежский областной геронтологический центр»:

— Как говорил Розенбаум, «возраст – это состояние души, конфликтующее с телом иногда». Получатели услуг нашего центра очень активны. У нас есть 92-летняя бабушка, которая хорошо поет, пишет и читает свои стихи, очень активна. В душе она себя считает молодой. Поэтому все индивидуально.

Андрей Долженков, директор Дома журналистов, президент Гильдии аналитических журналистов:

— Забота о стариках – это задача государства или забота их детей, внуков?

Ольга Васильева, руководитель БФ «Милосердие»:

— Мне кажется, должна быть двусторонняя забота. 10 лет назад к нам поступали действительно одинокие пожилые люди, оставшиеся без детей, внуков, но, к сожалению, за последние 5 лет нам отдают «ненужных» родителей. Это очень страшное слово — «ненужные». Если бабушка или дедушка более-менее двигаются, получают пенсию, их оставляют дома. Но если у них начинаются какие-то психические отклонения или они становятся лежачими, то от них быстро избавляются. Для брошенных стариков старость – это приговор. Но не понятие «старость» их вгоняет в депрессию, а то, что в этой старости они остаются без своих близких.

Нина Павловна Землянская, руководитель ВРОО «Дети Великой Отечественной войны»:

— Старикам необходимо внимание молодежи. Не только красота спасет мир, но и доброта. О стариках должна заботиться молодежь.

Любовь Шабанова, руководитель АНО «Центр серебряного волонтёрства»:

— Я считаю, что в заботе о пожилых должен быть тройственный союз. Семья, государство, общество. Семья должна не бросать стариков, дарить им свою любовь. Государство — помогать этим семьям заботиться о своих стариках, внедряя систему долговременного ухода.

Кстати, такая работа активно ведется сейчас в нашей области. Пока это пилотный проект, еще не все районы охвачены, но уже есть хорошие результаты. Государство может оказать материальную и физическую поддержку в виде различных выплат, медицинской помощи и помощи соцработников. И третья сторона – гражданское общество, например те же самые волонтеры. Что они могут подарить старикам? Общение, доброту. И эти три составляющие должны идти параллельно друг другу.

Андрей Долженков, директор Дома журналистов, президент Гильдии аналитических журналистов:

— Расскажите подробнее, что это за система долговременного ухода и как она работает?

Инна Подкопаева, ведущий консультант отдела оказания медицинской помощи взрослому населению департамента здравоохранения Воронежской области:

— На территории Воронежской области в рамках федерального проекта «Старшее поколение», входящего в нацпроект «Демография», второй год внедряется и реализуется система долговременного ухода за пожилыми. Органы социальной защиты заключают договор с медицинскими организациями. И если соцработник при оказании услуг выявляет, что пациенту нужна медицинская помощь, то информирует об этом медицинскую организацию. И наоборот, если в медицинской организации узнают, что пациент нуждается в социальном сопровождении, то с согласия пациента информируют органы социальной защиты своего района. Пока это пилотный проект.

Сейчас в нем только 12 районов региона: в Воронеже — Левобережный, Советский, Ленинский, в области – Богучарский, Лискинский, Новоусманский, Новохоперский, Россошанский, Бобровский, Павловский, Рамонский, Семилукский районы. На их примерах мы должны понять, как это работает, какие результаты приносит.

Любовь Шабанова, руководитель АНО «Центр серебряного волонтёрства»:

— В рамках системы долговременного ухода в области появилась государственная служба сиделок. Сотрудники называются также социальными работниками, но выполняют функции сиделок. Раньше у нас этого не было, сиделку можно было нанять только со стороны, а это очень дорогое удовольствие. И родственники бросали работу, осложнялись отношения в семье. Сегодня мы можем ухаживать за лежачими больными людьми, оказывать все санитарно-гигиенические процедуры. Есть определенный социальный пакет, который мы предоставляем бесплатно.

Екатерина Кладкевич, руководитель АНО «Сердцем не стареть»:

— Да, действительно, помимо того что система долговременного ухода направлена на бабушек и дедушек, она очень сильно помогает тем, кто ухаживает за ними. Родственники получили возможность ходить на работу, у них появилось немного свободного времени и возможность выдохнуть. Потому что ухаживать за родственниками тяжело не только физически, но и морально. К сожалению, не все бабушки и дедушки у нас такие воздушные, бывают и с характером.

Ольга Васильева, руководитель БФ «Милосердие»:

— Когда началась пандемия, мы столкнулись с еще одной проблемой – проблемой проф. выгорания. В нашем стационаре живут одинокие пожилые люди, сотрудники обеспечивают стационарный уход на постоянной основе. Год назад наши бабушки оказались заперты и вместе с персоналом. И начались срывы, когда они друг на друга даже смотреть не могли. У нас появилась возможность пригласить для бабушек и сотрудников психологов и других специалистов, которые поработали с ними. Важно ухаживать не только за пожилыми, но и поддерживать тех, кто оказывает им услуги.

Любовь Шабанова, руководитель АНО «Центр серебряного волонтёрства»:

— Кроме того, с подачи благотворительного фонда «Старость в радость» мы развиваем и другие направления: создана школа ухода за родственниками, где учат правильно ухаживать, например, за лежачими больными, и пункты проката современных средств реабилитации. Это не бесплатная услуга, но вполне доступная.

Елена Есина, главный внештатный специалист-гериатр по городскому округу г. Воронеж:

— Эстафету фонда «Старость в радость» принял воронежский медицинский университет. Мы обучаем социальных работников современным технологиям ухода. Рассказываем о средствах реабилитации: скользящих простынях, ходунках и т. д. На старших курсах университета изучается важная дисциплина – гериатрия. Когда говоришь об этом со студентами и начинаешь позиционировать это на их семьи, на их родных, отношение меняется. Я надеюсь, что и в обществе в целом изменится отношения к пожилым людям.

Андрей Окуневский, директор БУ ВО «Воронежский областной геронтологический центр»:

— Старость – это наше с вами общее будущее. И все должны думать, что будет с нами, когда мы доживём до такого возраста и как бы мы хотели, чтобы к нам относились наши дети, наши внуки. Тогда будет меняться менталитет и подход каждого к пожилым людям.

Ольга Васильева, руководитель БФ «Милосердие»:

— Очень важно, чтобы мы были вместе и помогали друг другу, учили бы заботиться о пожилых родных. Неправильно, когда есть живые здоровые дети и они отказываются уделять внимание своим родителям.

Андрей Долженков, директор Дома журналистов, президент Гильдии аналитических журналистов:

— С какими проблемами еще сталкиваются пожилые люди? И как можно их решить?

Екатерина Кладкевич, руководитель АНО «Сердцем не стареть»:

— Я бы назвала еще отсутствие информирования пожилых людей о различных услугах и возможностях. Им нужно предоставлять адекватную информацию о том, чем может им помочь государство и общественные организации.

Оксана Пальчикова, юрист:

— Есть пожилые люди, которые в силу возраста уже потеряли своих домашних, о них некому заботиться. И они, например, попали в лапы мошенников, которые оставляют их без жилья. Мы получаем ещё группу людей, которая социально мало защищена.

Ольга Васильева, руководитель БФ «Милосердие»:

— У нас был случай, позвонили из БСМП, к ним с улицы попала бабушка без документов с амнезией. Ничего не помнит. Говорит, что упала и её обокрали, у нее ничего не было с собой. С трудом мы восстанавливали ей документы. В чем была основная сложность? Я ей никто, со мной даже не хотели говорить. Но я сказала: «Пишите мне письменный отказ, и я пойду дальше, я готова прописать ее, ухаживать за ней, восстановить документы». Никто не захотел писать отказ. И при этом навстречу тоже никто идти не хотел. За полгода всё-таки мы восстановили всё. Основная проблема в том, что, если ты человеку никто, не родственник, ты даже не в состоянии помочь ему. Более того, по закону человек теряет юридическую самостоятельность, когда он судом признан недееспособным.

Надежда Остроушко, начальник отдела оказания медицинской помощи взрослому населению департамента здравоохранения Воронежской области:

— Закон о психологической помощи абсолютно защищает интересы своих подопечных, потому что много мошенников, которые под предлогом того, что человек имеет отклонения в психике, готовы поместить их в спец. дома, приписать им нарушения административного кодекса, вплоть до уголовного. В нашем законодательстве всё четко прописано, в каких случаях этого гражданина можно привести на недобровольную госпитализацию в психиатрические стационары. Если медики видят, что действительно этот человек имеет медицинские показания, но он не согласен с этой госпитализацией, тогда все эти моменты решаются через суд, назначается медицинская экспертиза. Если человек признан частично недееспособным и полностью недееспособным, тогда ему назначается опекун. Только суд имеет право принять решение о дееспособности, недееспособности человека.

Оксана Пальчикова, юрист:

— Нужен закон о пожилых людях, вот прям отличное название — «закон о пожилых людях», а не закон о социальной поддержке пожилых граждан, куда входят все – дети, малоимущие, инвалиды и так далее. Нужно создать закон о пожилых людях.