«Увидев в сценарии оральный секс, отказалась от съёмок!»

Популярная актриса Глафира Тарханова рассказала «МОЁ!» о профессиональных табу, воспитании сыновей и особенностях актёрского брака

15.10.2022 13:34
МОЁ! Online
5

Читать все комментарии

Войдите, чтобы добавить в закладки

«Увидев в сценарии оральный секс, отказалась от съёмок!»

Увидев Глафиру Тарханову один раз, её уже не забудешь. В ней запоминается всё — и необычное имя, и эффектная внешность. Партнёр по сериалу «Любовники» Сергей Чонишвили сказал об актрисе: «Её очень любит камера, она может сделать из неё красавицу. А может — среднестатистическую женщину, но с изюминкой». А ещё многие коллеги по сцене говорят, мол, Глаша — такое неземное существо, как будто из позапрошлого века. Чистая, добрая, верная. Это мнение, кстати, подкрепляет крепкий брак Глафиры с актёром Малого театра Алексеем Фадеевым, в котором подрастает четверо сыновей!

Читатели «МОЁ!» наверняка помнят Тарханову по киноэпопее «Громовы», а ещё — по нашумевшему сериалу «Измены». Всего же в её фильмографии более 60 картин, это не считая ролей в театре «Сатирикон», где Глафира работала с окончания Школы-студии МХАТ — с 2002 по 2021 год. Как актрисе удаётся всё успевать и что, по её собственному мнению, помогло ей сохранить крепкую семью?

— Глафира, вы правда барышня из XVIII века, нежная и воздушная?

— Это не имеет ко мне отношения. Я мама четырёх детей, в карете не езжу и в кринолинах не хожу. Я адекватная, обычная мама, женщина, жена. Более того, я довольно требовательная как к себе, так и к другим, кому-то это может не понравиться. Например, если у меня есть вопросы к сценарию или своей роли, режиссёр обязательно познакомится с моим мнением! Всё-таки мне уже не 19. Где-то я могу заткнуться, не проблема, если я понимаю, что могу довериться человеку.

— Что для вас табу в профессии?

— Откровенные постельные сцены — на этот счёт у нас есть договорённость с мужем. В своё время я ведь сначала отказалась от «Измен». Когда я шла на пробы, мне прислали всего несколько сцен. Потом, когда меня утвердили, я попросила полный сценарий. И, дочитав до конца второй серии, я поняла, что не смогу быть в кадре. Далее была встреча с режиссёром Вадимом Перельманом, три сцены меня коробили, и в каждой нашли компромисс.

Фото: кадр из сериала «Измены»

— Это какие-то эротические сцены?

— Там был оральный секс, причём в кадре. В итоге весь процесс переместили под стол, и прямой ассоциации нет. В других сценах снималась дублёрша. Меня это устроило. Кроме того, мы вместе с режиссёром несколько видоизменили образ моей героини Даши — усилили её конфликт с матерью. То есть мне важно было показать, что она пускается во все тяжкие из-за внутреннего диссонанса, а не просто от нечего делать.

— Ещё вы говорили в одном интервью, что не согласитесь материться на экране.

— Негативное отношение к мату у меня связано с детством. Я много ездила в электричках, соответственно, там встречались неприятные мужчины в алкогольном опьянении, которые разговаривали на другом языке. И для меня мат ассоциировался с опасностью. Детям своим я тоже говорю, что это «грязные слова» — у меня такая формулировка. Но что касается ролей, сейчас я повзрослела и по-другому к этому отношусь.

— Вас не тяготит амплуа положительной героини, которое за вами закрепилось?

— На самом деле мне было бы интересно сыграть отрицательного персонажа, что-то нарыть в нём. Тем более в хорошем материале не бывает абсолютно положительных героев и мерзавцев. Потому что и в жизни люди неоднозначны. Главное — всё должно быть оправдано. Например, я в фильме «Паромщица» играю отсидевшую преступницу. И по сценарию, в неё в первый же день влюбляются двое. Я спрашиваю режиссёра: «С чего вдруг? Вокруг ходит столько красивых, ухоженных женщин». И вот мы придумывали — её особый взгляд, какие-то душевные качества… Любой актёр мечтает о режиссёре, который открывает его с разных сторон. Но сегодняшнее кино, как мне кажется, оно про другое. И это моя боль.

— Что вы имеете в виду?

— Я не знаю, по каким правилам сейчас выбирают актёров. Я не говорю про топовых артистов, есть определённая кастовость в Москве. А все остальные приходят на пробы, выполняют задачу режиссёра, а там ещё десять продюсеров, которые в итоге выбирают. А что они хотели в тебе увидеть и в этой героине — у каждого своё. Кто-то хотел просто блондинку. Просто ему нравятся блондинки, и, что бы ты ни сыграла, ему будет всё равно. Это немножко не про профессию. А ещё начиная с пандемии модно самопробы записывать. То есть ты вообще не видишь режиссёра, не знаешь задачу. Ты просто видишь текст. Попадёшь ты в то, что он хотел, не попадёшь — большой вопрос.

— Вас, ещё студентку, руководитель курса Константин Райкин пригласил в свой «Сатирикон». В прошлом году, проработав почти 20 лет, вы ушли оттуда. Почему?

— Не была занята там. В пандемию зарплата в «Сатириконе», конечно, не помешала. Но потом полтора года я не была занята в театре. Я понимала, что к этому всё идёт. И звонок Райкина для меня был ожидаем. Так сложилось. Время идёт, что-то меняется. Никаких обид.

— Ваше второе высшее образование психологическое. Оно вам помогает в работе?

— Мне кажется, я стала спокойнее после психфака. Все же говорят, что психфак в первую очередь нужен самому студенту, чтобы разобраться с собой. Кстати, сейчас я нахожусь в терапии как клиент. Я к этому пришла сама. И понимаю, что это нужно каждому человеку. Это не значит, что кто-то чем-то болен, как многие до сих пор думают. Просто это такая жизненная необходимость. Порядок нужен не только в доме, но и эмоциональный. Как только мама успокаивается — дети успокаиваются.

— Актёрские браки часто распадаются. Вашему уже 15 лет. Тоже психфак помог или вы с Алексеем — две половинки одного целого?

— У актёрских браков примерно такой же процент разводов, как и у других. Психфак помог мне, конечно. Я и пошла туда, чтобы понять, что мне делать, когда я рожу детей, чтобы это было не как у моих родителей (родители Глафиры развелись.«Ё!»). Потому что обычно дети делают на автомате как родители, если не работают над собой. К тому же муж из другой семьи — там другой огород. Надо подстраиваться, чтобы создать общую фазенду. Вот каждый день и поливаем-взращиваем. Да, это работа.

— Сейчас у всех непростое время. Как найти точку опоры?

— К себе прислушиваться. Проанализировать эмоциональные всплески. Почему я так на этого человека среагировала? Почему мне нахамила тётечка в маршрутке, и я ей ответила так же мерзко, вместо того чтобы сказать: «Тётенька, будьте здоровы!» И самой стало неприятно от этого. Что со мной не так? Это же не в тётеньке дело. А во мне. Она со своими проблемами пусть сама разбирается. А ещё важно заниматься своей семьёй. Мы сейчас все говорим про дальние круги, про планетные, межрегиональные, между странами, а между тем наши дети приходят из школы, и на них никто не обращает внимания. Внимание нужно сейчас им, ближнему кругу. Никто не мешает вам создавать вокруг себя прекрасную атмосферу, приготовить вкусный обед, порадовать ребёнка, почитать книжку, вместе посмотреть кино. Ближний круг — то, что в нашей власти.

— Многие занятые мамы говорят: «Да, я мало времени уделяю ребёнку. Но зато эти полчаса я вся погружена в него. И это нормально». Вы согласны с такой точкой зрения?

— Нет. Тут важно, чего хотел ребёнок — чтобы мама с ним полчаса посидела или посвятила ему весь день. А не так, что «быстро поел, быстро почитаем, быстро уйду на работу». Это запрос с двух сторон. Я понимаю, что маме надо по-быстрому, чтобы заняться и своими делами — накраситься, на маникюрчик сбегать. Но одно другого не исключает. Вопрос в том, чтобы услышать, чего ребёнок хочет. Как бы ему хотелось, чтобы прошёл этот вечер.

— Вам удаётся слышать всех четверых?

— Конечно, непросто. И чем больше детей — тем сложнее. Но я стараюсь. Бывает, прихожу после спектакля, а у нас уроки никто не сделал! И я начинаю с ними делать — от младшего к старшему, можем закончить ночью. Вот недавно уговаривала старшего сделать математику, он мне: «Да учитель не проверяет, да не надо». Я уговорила, сделали. И на следующий день он написал лучше всех контрольную и ещё подсказал отличникам. И потом сказал: «Вау, это было прикольно». Это была совместная победа.

— А ради роли готовы налысо побриться или потолстеть на 20 килограммов?

— Вообще без проблем. Я каждый раз в беременность набирала по 20 кг. Непросто сбрасывать, и чем старше, тем сложнее. Главное — это потом сыграть! А то наберёшь, а сыграть не сможешь! Ради чего набирала? Ну я бы и лысой ходила отлично!

О том, на какой диете актриса худела после родов, как ухаживает за собой и как к славе жены относится муж Глафиры Тархановой — читайте в полной версии материала в «МОЁ! Плюс».

Подписывайтесь на «МОЁ! Online» в «Яндекс.Новости» и на наш канал в «Дзене». Cледите за главными новостями Воронежа и области в Telegram-канале, «ВКонтакте», «Одноклассниках», TikTok, и YouTube.