Кем был самый неординарный преступник в криминальной истории Воронежа

Будущий медик мечтал купить остров, построить на нём поместье, пригласить самых мощных учёных мира и создать сверхчеловека

20.01.2024 10:36
МОЁ! Online
4

Читать все комментарии

Войдите, чтобы добавить в закладки

Кем был самый необычный преступник в криминальной истории Воронежа

Честолюбивый отличник, мальчик из хорошей семьи Антон Заречный мечтал о высоком: купить остров, построить на нём поместье, пригласить лучших учёных мира и создать сверхчеловека. Студент-медик грезил оставить свой след в истории и ради этого переступил черту. Затея обернулась трагедией: двойным убийством и камерой смертников.

Ни до, ни после в Воронеже преступники не ставили перед собой столь дерзких целей. В конце 1980-х, как раз накануне того, как в СССР рухнул железный занавес, Антон Заречный решил преодолеть его самостоятельно.

Его друзья, с которыми он поделился мечтой, превратились в подельников и членов банды. Они учили английский, осваивали управление самолётом и занимались спортом, чтобы уйти за кордон.

Раскрытием этого преступления в 1989 году занимались воронежские и московские сыщики и сотрудники спецслужб.

О том, чем обернулась любовь к Ницше — в материале «МОЁ!» (все имена героев изменены).

Фото: Андрей Архипов

ЧП всесоюзного масштаба

В конце марта 1989 года житель Коминтерновского района совершал вечерний променад со своим псом в районе улицы Ипподромной. Рядом с многоэтажками темнел хилый лесочек, куда собачник и направлялся со своим питомцем. Вдруг вечернюю тишину взорвали выстрелы. Сначала одиночные, потом — пулемётная очередь. Пёс от испуга присел на задние лапы, а его хозяин резко дал назад. Мужчина добежал до ближайшего телефона-автомата и набрал 02.

Константин КУЛАКОВ

— Стрельба в городе в те времена — ЧП всесоюзного масштаба, — рассказывал корреспонденту «МОЁ!» бывший в то время начальником 2-го отдела Воронежского УВД Константин Кулаков.

За некоторое время до происшествия один из тайных агентов донёс операм убойного отдела УВД: некие молодые люди собирают оружие. Скупают у чёрных копателей, что-то делают самостоятельно. Набрали уже столько, что можно вооружить боевой взвод. Есть даже пулемёт. Одна беда — не хватает патронов, их поисками они себя и обнаружили.

— Наши информаторы рассказали о том, что иногда парни выходят пострелять в лес. Ни фамилий, ни адресов, только примерное место — на улице Шишкова. Напротив места, где стоял девятиэтажный дом с аркой, — вспоминал Кулаков.

Именно в том лесочке и раздались выстрелы весенним вечером.

Невероятная подробность

Разработка стрелков началась ещё до того, как собачник услышал злосчастные выстрелы, если точнее — за несколько суток до этого.

Согласно действующим тогда инструкциям информацию о крупном оружейном схроне следовало проверять незамедлительно. А тут ещё агент подогрел донесение невероятной подробностью: любители оружия хотят, мол, угнать самолёт и уйти за кордон.

Надо сказать, буквально за год до этого страну потрясла трагическая история угона самолёта многодетной семьёй Овечкиных. Семейный музыкальный ансамбль «Семь Симеонов» — Нинель Овечкина и её 10 детей в возрасте от 9 до 32 лет — 8 марта 1988 года вылетел из Иркутска в Ленинград на гастроли и захватил самолёт, чтобы улететь из страны. Два обреза, самодельное взрывное устройство и сотня патронов были спрятаны в футлярах из-под музыкальных инструментов. Придумала и организовала эту акцию их мать. Попытка угона провалилась, в результате штурма самолёта погибли девять человек (мать, четверо её сыновей, бортпроводница и трое пассажиров), 19 человек были ранены.

Стоит ли говорить, как подействовала на правоохранителей информация о готовящемся новом угоне.

«Пьяное» задержание

Потенциальные террористы искали патроны для немецкого, времён Великой Отечественной войны пулемёта. Информатор добыл необходимое и, после того как правоохранители слегка трансформировали патроны, уменьшив убойную силу, передал заказ.

Так и вышли на след преступников. В тот самый вечер, когда собачник услышал стрельбу, любители оружия уже были в разработке милиции. Были установлены их имена и адреса.

— Мы вместе с Михаилом Сидоровым — он был тогда старшим оперуполномоченным по особо важным делам УВД — целый день колесили по городу, встречались с осведомителями, выясняли места, где могут прятать оружие. Оказалось, что арсенал хранится в девятиэтажке, там, где и жили эти ребята, — рассказывал Константин Кулаков.

И буквально одновременно с этим на пульт дежурного поступил звонок о стрельбе в районе Ипподромной.

— Мы туда и ломанулись. Нас было трое — за рулём Коля-водитель и мы с Мишей Сидоровым. При этом все безоружные, — вспоминает Кулаков.

По словам сыщиков, было уже поздно, двенадцатый час ночи, когда они оказались в лесочке.

Михаил СИДОРОВ

— Из-за лежавшего снега было не очень темно, но глубоко в лес заходить мы всё же не рискнули. И тут мы их и увидели. Навстречу шли двое парней, у одного на плечах лежал большой мешок, — рассказывал Михаил Сидоров.

Правоохранители решили проявить смекалку.

— Я прикинулся пьяным, а Коля и Костя меня, будто бы бесчувственного, волокли под руки. Зашли им за спину и — всё, на их руках наручники! Они не успели ничего понять — всё произошло мгновенно. Развернули мешок — немецкий ржавенький пулемёт, доставшийся, вероятно, от чёрных копателей. Они его опробовали в лесу, а он у них заклинил. Вот они его и тащили домой ремонтировать, — вспоминает Михаил Васильевич.

«Такого мы ещё не видели!»

Один из задержанных оказался студентом-пятикурсником воронежского мединститута Антоном Заречным. Интеллигентный парень из семьи преподавателей. Второй — его сосед и приятель Святослав Беков. Про него говорили — уникальный. У юноши, кроме восьмилетки, не было никакого образования, но он без чертежей смог сконструировать гранатомёт!

На заводе им. Калинина работали его знакомые. Он попросил их выточить детали за 500 рублей и три бутылки самогонки. Заказ разбил на три части. Работяги понятия не имели, над чем трудились.

— Головой у них был Заречный. Парень грезил совершить в своей жизни что-то неординарное. Угнать самолёт, улететь из страны, по морю (в аквалангах) добраться до какого-то острова. Этой своей мечтой он заразил остальных. Для воплощения задуманного требовались деньги. А где их взять нищим молодым парням конца застойной брежневской эпохи? Задумали ограбление, но перед этим стали вооружаться, — вспоминал Михаил Сидоров.

— Я общался с Заречным в первый день его задержания. Он был как натянутая струна. Из него нельзя было и слова вытянуть. Парень был будто в ступоре. С механиком было проще. Он рассказал, что очень любит оружие, может бесконечно возиться с железками, конструировать. Кроме того, поведал и о других интересных следствию вещах, — делился Кулаков.

Вскоре в стенах УВД оказался и третий сообщник — Глеб Моисеев. Про него говорили «парень на подхвате» — выполнял мелкие поручения Заречного. Говорят, его слабостью было боевое ушу, он тоже грезил заграницей — мечтал изучать боевые искусства в монастыре Шаолиня.

— Мы, помню, все у него интересовались, сколько коробков спичек ему пришлось распотрошить. Он соскрёб серу со спичек из более чем полтысячи коробков! Ею потом начиняли гранаты, — рассказывает Константин Кулаков.

Наутро стражи порядка обыскали жилища задержанных. И были потрясены.

— У нас в кабинете стоял огромный, метра два, стол, и он оказался весь завален оружием. Чего там только не было: и ножи, и самурайские звёздочки, и всякие «кидалки», и самодельный гранатомёт, и порох, и дробь, и картечь, и гранаты, и мины. Такого мы ещё не видели, — признался Кулаков.

Фото: Андрей Архипов
Фото: Андрей Архипов

Столичный след

Кроме оружия в квартире у Антона Заречного был обнаружен дневник. Странные записи в обычной школьной тетрадочке. Среди прочего был указан некий московский адрес с пометкой: «60 тысяч». Эти слова были перечёркнуты фразой: «Оказалось меньше».

Отправили запрос в столицу, назвав адрес. Каково же было изумление сыщиков, когда пришёл ответ: около двух недель назад по указанному адресу, оказавшемуся притоном, было совершено двойное убийство. Пожилую хозяйку и молодую проститутку зарезали самодельным ножом с двухсторонней заточкой.

В квартире никаких отпечатков не осталось — убийцы работали в перчатках. Протёрли даже посуду. Но на паркете в спальной остался кровавый отпечаток 43-го размера кроссовки «Адидас».

Орудие преступления было найдено в арсеналах студента Заречного. Отыскали и кроссовку — её рифлёная подошва в точности соответствовала оставленному отпечатку.

— У убитой хозяйки насчитали 48 ножевых ранений, у молодой женщины — 25. Ярость была связана с тем, что преступники рассчитывали озолотиться в этой квартире. На деле же вышло, что взяли чуть больше десяти тысяч рублей. Наводчицей оказалась сестра одного из троицы — Елена Авдеева. Она в своё время трудилась проституткой в Москве в этом притоне. Она-то и уверяла, что у хозяйки дома якобы лежат миллионы. Вдвоём с Заречным они отправились в столицу. Хозяйка той самой квартиры девушку знала и безбоязненно ей открыла. Вроде хотели усыпить, но снотворное не подействовало. А тут ещё кроме старухи в квартире оказалась проститутка. Чтобы не оставлять свидетеля, расправились и с ней, — пояснил Константин Кулаков.

Под грифом «секретно»

Дело о незаконном хранении оружия и двойном убийстве было передано воронежским чекистам, а после перекочевало в Москву. Его расследовали не меньше пяти следователей из разных ведомств.

На допросах Заречный всех поразил. Признался: готовил побег на Запад. Дескать, рамки «совка» ему малы. Своими планами поделился с приятелями, и те его поддержали. Заграница для советского человека тех лет представлялась манной небесной.

Ребята стали изучать английский, занялись спортом.

Заречный разработал план: угнать самолёт без лётчика. Для этого требовалось самим освоить пилотирование. Нашли инструктора — лётчика-авиатора — и стали брать у него уроки. Раздобыли чертежи панели управления Ан-2. Позже они оказались в руках следователей и доказывали серьёзность намерений молодых «романтиков». Но в какой-то момент они передумали и решили перейти границу пешком, а затем погрузиться в море и с помощью аквалангов оказаться на безопасном от родины расстоянии.

При обыске дома у Заречного был обнаружен акваланг, два журнала «Вокруг света» со статьями о Сайменском канале (судоходный канал между озером Сайма в Финляндии и Выборгским заливом в СССР). Нашли ещё и тетрадь с выписанными цитатами Фрейда, Шопенгауэра и Ницше. Смысл их был примерно одинаковым: ради высшей цели сверхчеловек может переступить черту.

Для воплощения своих наполеоновских планов требовались деньги. С декабря 1987 года компания стала собирать оружие. Дальше планировали ограбить сберкассу, ювелирный магазин, а начать решили с московского притона.

Будущий медик мечтал купить остров, построить на нём поместье, пригласить самых мощных учёных мира и создать сверхчеловека.

Из всего задуманного ему удалось только одно — убить двух невинных женщин...

Материалы дела уместились в 13 томов. Группу молодых людей судили выездной сессией Верховного суда РСФСР.

Минимальное наказание получил Глеб Моисеев, ему дали 5 лет, Святославу Бекову — 15 лет, наводчице Елене Авдеевой — 11 как соучастнице убийства. Заречного приговорили к расстрелу. Позже его помиловали, заменив смертную казнь 20 годами лишения свободы.

Все герои этой истории давно на свободе, потому мы и не называем их настоящих имён. Антон Заречный, мечтавший перевернуть мир и жить на собственном острове, вернулся в родной город. Он живёт в скромной квартире и трудится обычным врачом. Читала отзывы о нём пациентов — хвалят. Из-за того что журналисты никак не забудут историю его лихой молодости, вынужден периодически менять места работы.

К слову, Константину Кулакову и Михаилу Сидорову за раскрытие того преступления вручили ордена за личное мужество.

Подписывайтесь на «МОЁ! Online» в «Дзене». Cледите за главными новостями Воронежа и области в Telegram-канале, «ВКонтакте», «Одноклассниках», TikTok, и YouTube.