История «семилукского маньяка», растерзавшего двух девушек под Воронежем

Родственники и соседи 18-летнего парня отказывались верить в его виновность

27.01.2024 13:11
МОЁ! Online
37

Читать все комментарии

Войдите, чтобы добавить в закладки

История «семилукского маньяка», растерзавшего двух девушек под Воронежем

Двух девушек в Семилукском районе убили в середине 2008 года. Одной было 22 года, второй — 16. Обеих сначала изнасиловали, потом задушили, потом ещё раз изнасиловали. 11 октября — почти через неделю после второго убийства — был задержан 18-летний парень, воронежец Александр Бурков. Он сознался в содеянном.

Родственники и соседи погибших требовали для него смертной казни. Знавшие парня наотрез отказывались верить в его виновность.

Как бывший кадет, скромный и трудолюбивый подросток превратился в «семилукского маньяка» и чем закончилось судебное разбирательство — в материале «МОЁ!».

Имена жертв и преступников изменены по этическим соображениям.

Девушка модельной внешности

Первое убийство произошло 9 июня в посёлке Латное.

Андрей Шевелёв. Фото: Михаил Кирьянов

— Яне было 22 года — эффектная девушка модельной внешности. Рост под 180, худенькая, стройная. Она работала в Воронеже клерком в риелторской конторе. По выходным приезжала к родителям. У неё был парень, но около месяца назад они рассорились, — рассказывал журналисту «МОЁ!» бывший в 2008 году следователем по ОВД отдела по расследованию особо важных дел УСК при прокуратуре РФ по Воронежской области Андрей Шевелёв. Он возглавил следственно-оперативную группу, занимавшуюся расследованием убийств и изнасилований в Семилукском районе.

В тот субботний вечер Яна была на дискотеке в местном Доме культуры. Возвращалась домой в начале третьего ночи одна. Там, в сёлах, это нормально — никто не боится ходить по ночам. Девушка миновала железнодорожный вокзал, метров через семьдесят был склад с одной стороны, с другой — кирпичный забор, вдоль которого густо рос кустарник. Этой дорогой обычно идут на автобусную остановку, чтобы ехать в город. У забора её и догнал насильник. Он повалил её на землю, левой рукой схватил за шею, правой закрыл рот и стал душить. Когда Яна перестала сопротивляться, сделал с ней то, ради чего, собственно, и убивал. Тело оттащил к забору, забросал ветками. Несчастную нашёл в понедельник утром один из тех, кто спешил на автобусную остановку.

Фото: Михаил Кирьянов

— Первым под подозрение попал бойфренд Яны. Но, на его счастье, у него оказалось алиби. По обнаруженной сперме была установлена группа крови насильника, около полусотни местных жителей прошли биологическую экспертизу. Она показала, что никто из них не был причастен к совершённому преступлению, — рассказывал о том, как шло следствие, Андрей Шевелёв.

Раскрыть преступление удалось лишь четыре месяца спустя. Увы, ценой жизни ещё одной девушки.

«Милая, приветливая, доверчивая»

Десятиклассница из Воронежа Катя Ю. приезжала в Лосево (что в двадцати минутах езды от Латного) почти каждые выходные вместе с родителями. Бывало, что и жила здесь месяцами. Отсюда родом её мать. Дом бабушки с дедушкой приспособили под дачу и сбегали сюда от городской суеты. Катю здесь прекрасно знали — милая, приветливая девочка, доверчивая и открытая. В тот вечер, 5 октября, за ней зашли местные ребята, те, с кем дружила с детства. Родители отпустили Катю совершенно спокойно.

Компания отправилась на местный пруд праздновать знаменательное событие: освобождение от условного срока за кражу одного из них — Антона Ячнева. Кто-то с кем-то поссорился, подрались. Виноват был, кажется, Бычок — так звали 18-летнего низкорослого и жилистого парня, которого Катя знала года полтора. Он вроде бы выпил больше других и вёл себя агрессивно. После драки он ушёл. А компания, посидев возле пруда ещё какое-то время, направилась в центр села. На улице, которая так и называется — Центральная, — был освещённый пятачок — от нескольких работающих там киосков. Там обычно и тусовалась в вечернее время местная молодёжь. Часа в два ночи Катя засобиралась домой. Обычно её провожал кто-то из ребят, но на этот раз до дома было рукой подать, и она, отказавшись от провожатых, ушла.

Наутро родители Кати забили тревогу. Их дочь не ночевала дома, и никто из тех, с кем она гуляла накануне, понятия не имел, куда она делась.

Бычок — тот самый парень, учинивший драку у пруда, — заночевал у приятеля. Родители Кати разбудили мирно спящих молодых людей. После того как в ответ на их расспросы парни лишь пожимали плечами и разводили руками, они пригрозили пойти в милицию. Бычок вышел на улицу и в рассеянной задумчивости побрёл вдоль центральной улицы. В какой-то момент остановился, якобы закурить, и вдруг стал всех звать: «Да вот же она!» Примерно в ста метрах от дома в кустах лежало растерзанное тело 16-летней девушки…

Фото: Михаил Кирьянов

Неопровержимое доказательство

— На теле погибшей были обнаружены следы спермы, которую тут же отправили на экспертизу. У всех ребят, с которыми Катя общалась в тот вечер, были взяты образцы крови. Ещё до того, как были готовы результаты экспертизы, под подозрение попал тот самый Бычок. У него — единственного из всей компании — отсутствовало алиби. Минут сорок его никто не видел, именно в то время, когда предположительно и было совершено преступление, — объяснял журналисту следователь.

Обычно генетическая экспертиза делается в течение месяца, а в тот раз эксперты-криминалисты судебно-медицинской экспертизы Воронежской области умудрились закончить её меньше чем за неделю. Результаты показали, что сперма, обнаруженная на теле убитой Катерины Ю., принадлежит Александру Буркову. Более того, сперма, обнаруженная на теле убитой в начале лета Яны П., тоже принадлежит ему. Александра задержали. Парень оказал яростное сопротивление, пытался драться и бежать. Но его поймали, надели наручники и повезли на допрос к следователю. Уже на следующий день он во всём сознался. Его чистосердечное признание, написанное с чудовищными ошибками, сняло последние вопросы.

«Как же так?!»

…Через месяц после задержания окрещённого журналистами «семилукского маньяка» журналисты «МОЁ!» побывали в общежитии, где он родился и вырос.

— Такой уважительный симпатичный мальчик, всё с отцом во дворе с машиной возился. Как же так?! А может, не он все-таки? Вы же знаете, как у нас в милиции? — делилась сомнениями Галина С., прожившая бок о бок с семьёй Бурковых без малого 18 лет.

Фото: Михаил Кирьянов

— Перед нашими глазами он с малолетства и семья его. Мать — труженица, каких поискать, она у нас литейщицей почти 20 лет проработала. Безупречная женщина, всегда ходила с высоко поднятой головой. Отец тоже трудяга, водителем на грузовых машинах всю жизнь оттрубил. Честные, порядочные люди. Как же так? Вы как хотите, экспертиза не экспертиза, а не верим мы, — признавалась другая его соседка, не захотевшая представляться.

— У меня характеристику на Сашу в милиции запросили, — делилась заведующая общежитием Лилия П. — Я про него написала только хорошее, потому что другого не знаю. И поздоровается всегда, и на замечание (если случалось) правильно отреагирует... Боже мой, как родителей-то жалко: на Наташу больно смотреть — она замкнулась, отгородилась от всех. Отец пришёл ко мне недавно, какая-то справка ему понадобилась, вижу — заговаривается человек, мне аж не по себе стало… То, что это Сашка натворил всех тех ужасов, нам даже представить страшно. Думаем, ошибка всё же, не может такого быть, — заключила Лилия.

«Не мог Сашка это сделать!»

Рабочая общага тёмная и беспросветная. Угрюмый лифт. Четвёртый этаж — кишки коридоров, бьющие наотмашь запахи. За тамбурной дверью коридор сжимается, превращаясь в тропинку, где двоим уже не разминуться. Тряпичные перегородки, приходится пригибаться и протискиваться боком. Три семьи на одну кухню, туалет и ванную. Узнав, к кому мы, соседи опускают головы, отстраняются.

Владимир — отец обвинённого парня — согласился поговорить. Щуплый, полураздавленный и ощетинившийся человек — комок нервов с горящими, как угли, глазами. Мы примостились на диванчике, где спал его сын. Крошечный, метров шесть, закуток разгороженной надвое комнаты. Там родители, здесь он. Впритык холодильник и узенький стол с чайником. Здесь родился, здесь вырос, прожил до 18 лет.

Владимир говорит отрывисто, нервно попыхивая сигаретой:

— Мать вон места себе не находит, уже месяц не спит, без меня в комнате боится оставаться — с ума сходит… Сашку подставили! Милиционер один из Семилукского РОВД, опер, фамилию не знаю. В 2007 году в Гремколодезном ребята подрались, и Сашка там был. Ночью его приехали забирать, а он спросонья лягнул какого-то мента. Тот запомнил, обещал отомстить, вот и случай представился.

— Но ведь есть экспертиза, — пытались мы возражать.

— Экспертиза?! — Глаза-угли прожигают насквозь. — Я знаю только то, что не мог Сашка это сделать. Вон в деревне у деда собака заболела и умирала, он плакал несколько дней. Да он в жизни ни одну девчонку пальцем не тронул!.. Мой сын весит 57 килограммов, а девочка убитая — под девяносто. Вторая тоже на голову его выше. Как он мог с ними справиться, через дорогу перетащить?..

— У вашего сына была какая-нибудь мечта? — пытаюсь снизить накал.

— Да. Шофёром хотел стать. Я его отговаривал, говорю: «Сынок, всю жизнь в солярке и мазуте ходить — вот и всё удовольствие. Новой-то машины не дадут, от ремонта до ремонта под какой-нибудь рухлядью ползать придётся». Он упёртый: «Хочу, и все». Вон в армию хотел пойти. Не взяли. Две недели на комиссии мурыжили, он из-за этого работу потерял. Позвоночник у него никакой, рука сломана — забраковали.

— Сколько лет вы живёте в этом общежитии?

— Двадцать… Я чуть ли не полжизни асфальт катал, жена литейщицей вкалывала, сын после семилетки в кадетском корпусе отучился. Потом то грузчиком, то заправщиком работал. И все вместе мы едва сводили концы с концами. Наш потолок — вот эта общага.

Фото: Александр Шуваев

Ошибки быть не может!

Достоверный факт: по обвинению в убийствах, которые совершил Андрей Чикатило, были расстреляны трое ни в чём не повинных людей. У Чикатило была аномалия — группа крови не совпадала с группой спермы. Правда, есть и другая версия: ошибка экспертов.

— В 80-е годы, когда совершил свои преступления Чикатило, ещё не была доступна генетическая экспертиза. Она практически гарантирует защиту от подобных роковых ошибок. В Воронежской области подобную экспертизу стали делать примерно в 2005 году, — объяснял журналисту «МОЁ!» Андрей Шевелёв.

Но кроме экспертизы доказательством вины Буркова стали выданные им следствию снятые с убитой Катерины Ю. украшения и сотовый телефон.

Фото: Михаил Кирьянов

Следователь задавал, разумеется, Буркову вопрос: зачем он это сделал? Парень отвечал односложно — мол, понравилась девушка, захотел секса, убил, чтобы не выдала. Никаких особых мук совести и следов раскаяния у обвиняемого, по словам Шевелёва, не наблюдалось.

К слову, после совершённого первого убийства, едва прикрыв тело ветками, он позвонил отцу, чтобы тот его забрал. Родитель без лишних слов сел за руль и приехал за сыном в три часа ночи. Он поругал сына только за то, что тот выпил сверх меры. О том, что в кустах, в пяти метрах от дороги лежит растерзанное тело 22-летней красавицы, он, разумеется, не знал…

Судебно-психиатрическая экспертиза психических расстройств у Буркова не выявила. «В вопросах практической жизни ориентируется хорошо, словарный запас невелик. Характеризует себя как человека вспыльчивого, порой мстительного, общительного, не обидчивого, упрямого, принципиального. В применении мер медицинского характера не нуждается», — заключили эксперты.

5 мая 2009 года областной суд под председательством Александра Кавешникова признал Буркова виновным в совершении убийств и изнасилований (преступлений, предусмотренных частью 1 и 2 ст. 131 УК РФ («Изнасилование»); частью 1 ст. 132 УК РФ («Насильственные действия сексуального характера»); пунктами «а», «к» части 2 ст. 105 УК РФ («Убийство двух лиц, сопряжённое с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера»); пунктом «д» части 2 ст. 132 УК РФ («Насильственные действия сексуального характера, соединённые с угрозой убийством или причинением тяжкого вреда здоровью»); пунктом «в» части 2 ст. 158 УК РФ («Кража, совершенная с причинением значительного ущерба гражданину»)).

Суд Воронежской области приговорил его к пожизненному лишению свободы в колонии особого режима. Кроме того, родным убитых назначили возмещение — по миллиону рублей.

На пожизненном настаивали и жители села Лосево Семилукского района. Они писали коллективные обращения. «Если Буркову дадут более мягкое наказание, то после возвращения из мест лишения свободы он будет снова насиловать и убивать ни в чем не повинных детей и женщин», — были уверены они.

Родители Буркова наняли хорошего адвоката, и спустя год пожизненный срок Буркову был обжалован. Верховный суд заменил его 25 годами тюрьмы.

Почти 16 лет он уже отсидел.

Подписывайтесь на «МОЁ! Online» в «Дзене». Cледите за главными новостями Воронежа и области в Telegram-канале, «ВКонтакте», «Одноклассниках», TikTok, и YouTube.