Прислать новость

В Воронеже станцевали стихи Мандельштама

На сцене Камерного театра изображали дьявола, неразделённую любовь и побеждающего общество поэта

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

12

Читать все комментарии

5451

В рамках «Мандельштамфеста», который прошёл в Воронеже с 20 по 22 декабря, на сцене Воронежского камерного театра "станцевали" стихотворения Осипа Мандельштама. На спектакле побывал и корреспондент «МОЁ! Online».

В основу постановки легли семь стихотворений великого поэта: «Сумерки свободы», «Паденье», «Кувшин», «Я наравне с другими», «О, как же я хочу», «Скудный луч холодной мерою» и «Дано мне тело — что мне делать с ним». Интересно, что изначально в афише вместо последнего произведения было «Я скажу тебе с последней прямотой».

Все их станцевали 11 артистов из труппы Камерного театра, а поставили 7 хореографов: Владимир Варнава, Константин Кейхель, Ульяна Чепурина, Константин Матулевский, Ольга Васильева, Павел Глухов и Александр Литягин. 

В начале каждой зарисовки первыми на заднике сцены появлялись стихи Мандельштама: белые на чёрном фоне. Следом за ними из темноты выходили танцоры. С началом музыки их начинали окутывать полупрозрачная дымка и освещать цветные прожекторы. Артисты выступали полуголыми и в телесных носках — казалось, что они шагают по чёрному полу босиком. 

В группе театра во «ВКонтакте» разместили официальный трейлер постановки.

«Дано мне тело»

Я и садовник, я же и цветок,
В темнице мира я не одинок.

Танцоры Виталий Шилов, Олег Петров и Екатерина Чепорова вышли на сцену с трёх сторон и медленно соприкоснулись, изображая три стороны человеческой души. Каждая из них по своему яркая, но без других нежизнеспособна — такой вывод можно сделать после просмотра зарисовки. Вспоминается «Чёрный обелиск» Ремарка, где главный герой сравнивает здорового человека и страдающего шизофренией. Он находит разницу только в том, что второй не сдерживает свои личности, и задаётся вопросом: кого логичнее считать больным?

«Скудный луч холодною мерою»

Что мне делать с птицей раненой? 
Твердь умолкла, умерла.
С колокольни отуманенной
Кто-то снял колокола.

На сцене появилась Ульяна Чепурина (она же хореограф танца) — в кроваво-винном платье не по размеру, без которого ей явно было бы удобнее двигаться. Она танцевала душевные метания узника не только ссылки, которую Мандельштам отбывал в Воронеже, но и собственного тела, собственных мыслей. Они тянут вниз, как якорь, который висит на шее. Всё выступление сопровождал звук колоколов.

«О, как же я хочу»

И я тебе хочу 
Сказать, что я шепчу, 
Что шепотом лучу 
Тебя, дитя, вручу.

Этот танец исполняли Мария Беленева и Николай Гаврилин. Через движения, героев будто бьёт электрошокером, артисты изображали борьбу Мандельштама с обществом, в которой поэт в своей душе победил, хотя в реальности всё было совсем иначе. 

«Сумерки свободы»

Прославим роковое бремя,
Которое в слезах народный вождь берет.
Прославим власти сумрачное бремя,
Её невыносимый гнет.
B ком сердце есть — тот должен слышать, время,
Как твой корабль ко дну идет.

Игорь Прудской станцевал марионетку власти, которая сначала лежит, как Андрей Болконский из «Войны и мира» под небом Аустерлица, а после встаёт и обречённо идёт на бой, который ей не нужен. Вставая, танцор двигался демонически — в этот момент его тень была похожа на дьявола. А после его тоже будто бы било электрошокером — это вызывало ассоциации с пытками узников Освенцима... Не зря в афише стояло возрастное ограничение 16+.

«Я наравне с другими»

Я больше не ревную,
Но я тебя зову.

Алина Гужва выступала в роли человека, который борется со своей любовью, который понимает, что это запретные чувства, ненужные ему. В роли реквизита девушка, выступающая в раздельном купальнике, использовала лимоны. Один из них она выдавила себе в рот в конце зарисовки, вероятно, как знак принятия тяжёлой участи того, кто должен разлюбить.  

«Кувшин» 

На боках твоих пляшут козлята
И под музыку зреют плоды.

Екатерина Чепорова и Ольга Рыжкова изобразили борьбу человека с соблазнами, в частности, с алкоголем. Они изображали последователей бога виноделия Диониса, которые меняют свою сущность, когда видят виноград. Например, девушки сделали вид, что целуются, хотя до этого не было похоже, что их друг к другу тянет — до того, как перед ними появился соблазн. 

«Паденье»

Немногие для вечности живут,
Но если ты мгновенным озабочен —
Твой жребий страшен и твой дом непрочен!

Эта история любви, судя по овациям, впечатлила зрителей больше других зарисовок. Олег Эпов и Наталья Неповинных станцевали пару, которая построила своё счастье — его олицетворяли белые (символ чистоты) брусья рядом с лампой, тень от которых превратилась в дом на заднике сцены. Героиня Натальи разрушила его, когда погналась за «мгновенным». Герой Олега не смог её простить и сломал дом, но всё же покаялся в содеянном своей любимой, разбившей его сердце.

За час спектакля воронежским зрителям предложили заплатить от 600 до 1000 рублей. О том, что ещё было в программе «Мандельштамфеста-2019», читайте в нашем материале.
 

Новости других СМИ