Затрещины и пинки: каким воронежцы увидели спектакль Большого театра

Артисты Большого поинтересовались, когда же воронежский оперный театр, наконец, отремонтируют?

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

3

Читать все комментарии

4696

Гастроли Большого театра в Воронеже с балетом «Укрощение строптивой» 17 и 18 апреля в рамках Платоновского фестиваля — пожалуй, главное культурное событие этой весны. Ведь главный музыкальный театр страны до этого ни разу не привозил спектакли в Воронеж. В том числе и из-за плачевного состояния помещений воронежской оперы, которую никак не могут начать ремонтировать. К счастью, для балета Жана-Кристофа Майо «Укрощение строптивой» на музыку Шостаковича используются очень простые и лаконичные декорации, так что морально устаревшее оборудование нашей оперы не сказалось на качестве спектакля.

Впрочем, на пресс-конференции перед спектаклями руководитель балетной труппы Большого театра Махар Вазиев поинтересовался, почему главный театр Черноземья находится в таком обветшавшем состоянии и когда его, наконец, начнут реставрировать. Художественному руководителю Платоновфеста Михаилу Бычкову ничего не оставалось, как развести руками и сослаться на идейные расхождения среди тех, кто принимает решение о реконструкции.

Все три спектакля Большого в Воронеже прошли с аншлагом. Эмоциональный, трогательный и смешной, очень выразительный балет явно пришёлся по душе воронежской публике. Постановка французского хореографа Жана-Кристофа Майо опровергает устоявшееся мнение о балете как о непонятном действе, где за танцами порой не улавливается внятная сюжетная линия. Тут, как говорится, всё понятно без слов – характеры, игра страстей, тем более что между балетными па герои влепляют друг другу затрещины, Петруччо вваливается на сцену пьяным, а Катарина с присущим ей темпераментом раздаёт пинки ухажёрам.

Спектакль Большого театра «Укрощение строптивой»
Фото: Дамир Юсупов

Исполнителей главных ролей – приму-балерину Екатерину Крысанову и премьера Владислава Лантратова – Жан-Кристоф выбрал прежде всего за точное, по его мнению, попадание их характеров и танцевальных возможностей в образы главных героев.

– Строптивая ли я? Думаю, нет, – улыбается Екатерина Крысанова, – Но я хорошо понимаю Катарину. Она очень честная, очень искренняя, и если любит – то готова на многое. В этом мы с ней похожи. С Жаном-Кристофом было работать очень интересно и одновременно сложно. Он не допускал никакой самодеятельности, даже в нюансах, жестах.

А вот Владислав Лантратов считает, что зарубежный хореограф смог то, что не получилось бы ни у одного нашего соотечественника – беспристрастно подойти к музыке Шостаковича, без всякого оценочного багажа. Ведь Дмитрий Дмитриевич не писал балет «Укрощение строптивой», для спектакля был создан «коктейль» из его разных произведений – там звучит музыка из фильмов «Овод», «Одна», «Пирогов», «Гамлет», «Софья Перовская» и даже «Цыплёнок жареный» и русская плясовая «Ах вы, сени» (их Шостакович цитирует в своих произведениях).

– Из этого всего получилось сделать единое целое – причём первый акт выглядит вообще «бесшовным», очень гармоничным, – говорит Лантратов. – И у нас, артистов, не было никаких сложностей танцевать под эту музыку.

В Воронеже выступили два состава артистов, в дневном спектакле главные партии исполнили Кристина Кретова и Денис Савин. Добавим, что постановка «Укрощение строптивой» в 2015 году получила три премии «Золотая маска».

Новости других СМИ