Прислать новость Магазин

Насколько проблема харассмента актуальна для Воронежа? (опрос)

К сожалению, открыто говорить о сексуальных домогательствах и неэтичном поведении по отношению к женщинам в профессиональной сфере в нашем обществе не принято

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

46

Читать все комментарии

5686

Скандал вокруг домогательств депутата Госдумы Леонида Слуцкого к журналисткам набирает обороты. Напомним, 24 февраля представительницы СМИ на условиях анонимности рассказали телеканалу «Дождь» о домогательствах председателя комитета Госдумы по международным делам Леонида Слуцкого. Позже некоторые из них решили выступить открыто — это заместитель главного редактора телеканала RTVI Екатерина Котрикадзе, корреспондент Русской службы ВВС Фарида Рустамова и продюсер телеканала «Дождь» Дарья Жук.

Например, Фарида Рустамова сообщила, что в марте прошлого года пришла в кабинет к Слуцкому за комментарием. В ответ он начал делать ей непристойные предложения и намёки типа «Зайчутка, может, тебе бросить это BBC? Я тебя возьму куда-нибудь», «будешь моя любовница», а затем приблизился к ней и «провел рукой внутренней частью ладони по лобку вверх». Последовавшее за этим возмущение девушки нисколько его не обескуражило, и он посоветовал ей «заглядывать к нему» и впредь.

Сам Леонид Слуцкий назвал все обвинения в свой адрес безосновательными. «Если у кого-то есть ко мне претензии, то пусть эти люди выскажут их мне в лицо. <…> С деловой точки зрения ко мне придраться сложно, вот и выдумали «харассмент», — написал он на своей странице в Facebook.

Бойкот Слуцкому и Госдуме

Интересно, что думская комиссия по вопросам депутатской этики со Слуцким согласилась — и скандал вышел на новый уровень. 21 марта в Госдуме состоялось закрытое заседание, по итогам которого было принято решение, что в поведении Слуцкого нет никаких нарушений поведенческих норм. Кстати, Фарида Рустамова предоставила на заседание диктофонную запись своей беседы со Слуцким. Но её рассматривать почему-то не стали. Комиссия мотивировала своё решение тем, что журналистки озвучили свои претензии спустя продолжительный срок (от года до трёх лет), а также в период предвыборной кампании.

После этого и депутаты, и журналисты, и общественные деятели явно разделились на два лагеря. Многие коллеги поддержали журналисток, вспоминая и другие случаи оскорбительного обращения с представительницами СМИ, например, от лидера ЛДПР Владимира Жириновского. Более того, целый ряд СМИ (РБК, «Дождь», «Коммерсантъ», «Ведомости», Lenta.ru и другие) официально объявил, что объявляет бойкот депутату Слуцкому, а некоторые средства массовой информации намерены вовсе отозвать своих журналистов из Госдумы. Некоторые из редакций требуют лишить Слуцкого депутатского мандата. В ответ на это председатель Госдумы Вячеслав Володин заявил, что, если аккредитация заканчивается и СМИ отзывает своих журналистов, их пропуска также отзываются.

Также сегодня российский независимый Профсоюз журналистов и работников СМИ опубликовал открытое письмо в Парламентскую ассамблею ОБСЕ. «Мы призываем Парламентскую ассамблею ОБСЕ осудить действия депутата Слуцкого и парламентариев из комиссии по этике, призвав их извиниться за нарушение личной неприкосновенности и оправдание харассмента», — говорится в тексте. Открытое письмо уже подписало около 200 человек.

«Кто такие журналисты? Это слуги»

При этом сегодня СМИ озвучили ряд, мягко говоря, неоднозначных высказываний. Например, декан Высшей школы телевидения МГУ Виталий Третьяков во время лекции в Новосибирском государственном университете заявил, что «любой нормальный мужчина при некоторых обстоятельствах мог положить руку на голую коленку женщине или, если она в брюках была, на какое-нибудь другое место» и не надо «идти против природы». Также благодаря стенограмме заседания комиссии по этике, которую выложило интернет-издание «Медуза», стало известно, что депутат Ирина Роднина усомнилась в адекватном поведении самой журналистки Фариды Рустамовой. Вот выдержка из стенограммы:

«Роднина: Фарида, к вам вопрос. До совещания та встреча, что у нас была с Марин Ле Пен, и до этой встречи нам всем, депутатам, и всем представителям прессы было сказано, что никаких не будет комментариев. Мы помним (я лично очень хорошо помню), когда вы по коридору достаточно назойливо после встречи буквально домогались информации от Слуцкого, который вам все то же самое говорил (что никакой информации, встреча закрытая). Вам не кажется, что ваше несколько назойливое поведение вызвало какую-то реакцию? Я была свидетелем здесь, на коридоре.

Рустамова: Ирина Константиновна, при всем уважении, то, что вы называете назойливостью, — это работа наша такая, к сожалению.

Роднина: Я бы не сказала, что это работа…

Рустамова: Вы никогда не были журналистом.

Роднина: Я с журналистами встречаюсь достаточно давно, я думаю, что вы, наверно, еще и в октябрятах не ходили. Есть, конечно, различные формы. Я не считаю, что это работа. Это манера поведения, но не работа…»

Но самый большой эффект произвело заявление депутата от «Единой России» из Татарстана Фатиха Сибагатуллина. «Госдума — высшая народная власть. Хвосты надо немного прижать таким журналисткам. И они еще что-то пытаются иметь против, — заявил он казанскому изданию «Реальное время». — Кто такие журналисты? Это слуги. Пусть они прилично одеваются, разные части тела не показывают. Пока женщина не захочет — мужик не будет приставать».

Замсекретаря генсовета «Единой России» депутат Госдумы Евгений Ревенко назвал позицию коллеги «крайне возмутительной и некорректной». «Это тяжелый труд людей, которые профессионально и часто самоотверженно служат интересам общества. И бросать такие оскорбительные слова в адрес коллег-журналистов недостойно представителя партии «Единая Россия», — заявил он.

А вот пресс-секретарь президента Дмитрий Песков предпочитает дистанцироваться от этого конфликта, заявив, что «вряд ли здесь есть поле для посредничества президента».

Можно ли доказать факт домогательств?

Харассмент — это не только сексуальные домогательства, но и действия, оскорбительные замечания, непристойные предложения, а также психологическое преследование. Чаще всего харассментом называют все эти действия, происходящие в сфере профессиональных и деловых отношений между людьми. Можно ли доказать факт домогательств в России? Вот что рассказала об этом кандидат юридических наук и руководительница проекта «Насилию.нет» Анна Ривина «Медузе».

— Статьи о домогательствах нет ни в Уголовном кодексе, ни в Кодексе об административных нарушениях. Существует 133-я статья Уголовного кодекса — о понуждении к действиям cексуального характера. Она касается случаев, когда человека заставляют совершить сексуальные действия (включая половой акт) с помощью шантажа, угроз или других манипуляций его зависимым положением. Эту статью можно применять, если есть сам факт понуждений — и неважно, согласился человек совершать эти действия или нет. Но де-факто статья 133 у нас не работает.

— Домогательства — это форма дискриминации. А она в России запрещена. В Трудовом кодексе говорится, что никого нельзя ограничивать в трудовых правах и свободах в зависимости от пола и других обстоятельств, не связанных с деловыми качествами человека. Домогательства на работе — это трудовая дискриминация, так как они препятствуют работе человека, делают ее дискомфортной или невозможной. Подвергшийся трудовой дискриминации человек может обратиться в суд и потребовать восстановления своих нарушенных прав, возмещения материального вреда и компенсации морального вреда.

— Дискриминация по половому признаку запрещена и в Конституции РФ. Поэтому это повод для обращения в Конституционный суд, если в судах общей юрисдикции защитить свои права не удаётся. Важный момент — это не должно быть анонимное заявление.

— Доказать вину можно, даже если нет свидетелей. У домогательств может не быть свидетелей, и зачастую именно так и бывает. В американской практике при расследовании домогательств на рабочем месте берут во внимание убедительность обеих сторон, расхождения в их воспоминаниях о случившемся, косвенные свидетельства (то есть заявления людей, которые не присутствовали при ситуации, но слышали о ней или видели ее последствия) и даже тон предшествующей или последовавшей переписки между сторонами.

Возможность доказать свою правоту в подобном случае существует и в российском суде, в том числе благодаря результатам различных экспертиз: психологической, лингвистической, на полиграфе. Однако практика показывает, что правовые нормы и их общественное восприятие, в том числе полицейскими, прокурорами или судьями, могут расходиться.

Правда, при этом нужно учесть, что зачастую действия с сексуальным подтекстом в отношении к женщинам не имеют формы прямых понуждений (в законе указаны такие его виды как шантаж, угрозы уничтожением и изъятием имущества, использование материальной и иной зависимости). Это могут быть шутки, оскорбительные замечания, приставания, которые не являются нарушением закона, но при этом могут не меньше давить на психику. Особенно если речь идёт об отношениях вышестоящего лица с нижестоящим. Зачастую в этой ситуации «жертва» чувствует себя совершенно беспомощной, а потому в нашем обществе редко кто решается говорить о подобных случаях открыто. Любимые читатели, а вы как считаете, насколько проблема сексуальных домогательств актуальна для российской действительности? Приходилось ли лично вам сталкиваться с подобными ситуациями или слышать о них? Свои истории оставляйте в комментариях или присылайте к нам на почту any@kpv.ru. Также предлагаем поучаствовать в нашем опросе.