Прислать новость Магазин

Девятиклассники избили 13-летнего школьника до сотрясения мозга

По одной из версий, мальчик не захотел подчиниться АУЕ-шникам — подросткам, которые исповедуют околотюремную субкультуру

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

74

Читать все комментарии

12304

— Я сначала думал, они в футбол играют… Трава высокая, с дороги не видно. Подъезжаю ближе, останавливаю машину: мальчик лежит на земле, голову руками закрыл, а они его ногами. Прямо вот так, вот так…

Роман Лопатин* с силой бьёт пяткой по пыльной земле, чтобы я точно поняла:

— По-звериному его били, вот как!

… Светлана Степанова, мама 13-летнего Пети, сейчас называет Лопатина «спасителем»:

— Если бы не он, не знаю, чем бы всё закончилось. Пришла вечером с подработки, а у сына лицо в синяках, ухо распухло. Спрашиваю, что случилось. Ничего, говорит. Как же ничего? А потом у него голова разболелась, стало тошнить. Тогда и признался: после уроков догнали трое девятиклассников, повалили и стали бить. Я вызвала «скорую». Нас увезли сначала в районную больницу, а в ночь на среду — в Воронеж, в областную детскую на 45-й Стрелковой Дивизии.

Избиение школьника остановил случайный прохожий.
Фото: Александр ЗИНЧЕНКО

Степановы живут в небольшом селе Новоусманского района под Воронежем. Врачи Петю ещё обследуют, но то, что у него сотрясение мозга — уже точно. Ему запрещают вставать с кровати. Даже на мобильник пока табу. Под подозрением повреждение барабанной перепонки: мальчик стал хуже слышать. Пока мама дежурила у больничной койки, слово по слову тянула из него, что же всё-таки произошло. В тот день на перемене он повздорил с одним из мальчишек. Тот толкнул — Петя ответил. Разошлись. А после уроков, когда шёл домой — возникла эта троица, без предисловий.

— После того, как те разбежались, сын вернулся в школу: он не успел отойти далеко, всё случилось буквально в сотне метров. Пошёл к завучу, рассказал ей. А та ему — ты, мол, маме ничего не говори! Зачем вернулся? Сама не пойму. Вроде, ученикам так приказали: обо всех ЧП докладывать завучу. Это ведь не первая драка между учениками, но всё заминалось.

Когда я попыталась поговорить с директором школы, тот поспешил убежать в кабинет: «Полиция разбирается, никаких комментариев!»

Давать комментарии педагогам всё же придётся. Не журналистам, а уже следователям Следственного комитета. После того, как о случае с Петей Степановым рассказали в новостях, в региональном Управлении СКР отреагировали мгновенно: «Проводим проверку по признакам халатности, дадим правовую оценку действиям должностных лиц школы».

А параллельно и полиция разбирается, да. Светлана Степанова заявление подала сразу. В областном Главке МВД меня заверили: опросят — всех, судебно-медицинскую экспертизу — проведут, после чего станет ясно, есть ли основания для уголовного дела.

— Только мне уже звонила мама одного из тех ребят. Говорит, мол, участковый наш родственник, и ничего нам не будет. Ребята, которые били, между собой братья. Так что, получается, там все — родня…

Мама избитого мальчика опасается, что виновные уйдут от ответственности
Фото: Александр ЗИНЧЕНКО

Из-за чего всё-таки избили её сына, Светлана не понимает: «Тихий мальчик, не курит. Эти трое его часто задирали, но он не хотел им подчиняться».

А ученики школы мне доложили сразу: «эти трое» — АУЕшники. А Петя — нет.

«Арестантский уклад един» — вот что значит АУЕ. Мега-популярная среди молодых 13+ «движуха», культ тюремных понятий…

*Фамилии и имена изменены в интересах детей.

Чего ещё боятся родители учеников сельской школы, что рассказывают о драке сами горе-налётчики и их родители — подробности истории читайте в ближайшее время на нашем сайте «МОЁ! Online».

СЕГОДНЯ

ВЧЕРА