Прислать новость

«Дочке в садике горячим компотом сожгли поясницу, а виноватых нет?»

На 6-летнюю Аню Смирнову* нянечка опрокинула кастрюлю с горячим напитком, девочка получила серьёзные ожоги. Есть уголовное дело, но до сих пор никто не наказан. Отец ребёнка не думал, что эта история обернётся для него борьбой с целой системой.

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

211

Читать все комментарии

15907

На вопрос, как нам найти Веру Ивановну, строгая тётенька вздохнула, нахмурилась и махнула рукой: «Туда!» Наверное, это была нянечка. И она точно знала, кто мы.

Я шла по узенькому коридору (фотограф впереди, вместе мы не разойдёмся) и прокручивала в голове, о чём спросить заведующую. С разницей в год в этом садике ошпарили двоих малышей: мальчика супом, девочку Аню – компотом. Пацану повезло. А у Ани позади пересадка кожи, и это ещё не конец.

— Газета «МОЁ!», — протягиваю заведующей служебную корочку и машинально прячу её в карман…

— …можно? – выверенная улыбка педагога. – Сделаю копию…

Моя физиономия с фотокарточки плюхается на сканер.

За 15 трудовых лет такое впервые, копии с моего удостоверения не снимали даже в судах. И я уже не удивляюсь, когда заведующая детским садом № 83 Вера Китаева включает диктофон: «Вот теперь я вас слушаю».

Во всём виноват дождь

Наш разговор с Верой Ивановной впереди, пока же давайте смотреть фотографии. Вот это розовое из тонкой кожицы – рубец на спине 8-летней Ани Смирновой. Он уже почти не болит, только очень чешется. Аня страшно его стесняется: даже перед папой.

Папа девочки Сергей Смирнов
Фото: Александр ЗИНЧЕНКО

— Всё случилось 12 апреля 2017-го – дочке тогда было шесть лет, она ходила в подготовительную группу. Мне позвонила Анина воспитательница: срочно приезжайте – Аня кипятком ошпарилась. Благо живём мы рядом с садиком (он находится возле Центрального рынка, — «Ё!»). Прибегаю. Дочка раздетая, плачет, на спине у неё волдыри, и медсестра их чем-то брызгает…

Сергей Смирнов пришёл к нам в редакцию с талмудом документов, второй том потом упадёт мне в электронку. Я готовилась к обычной истории в духе «несчастные родители два года пытаются наказать виновных в страданиях ребёнка». Но он с ходу заявил: «Мне крови не надо!»

— Чего же вы хотите? – смотрю с подозрением.

— Не поверите: два года доказываю – следователям, чиновникам от образования, санитарным врачам, что компот — блюдо, которое подают холодным! В Роспотребнадзоре мне заявили: это горячий напиток, потому что воду для него кипятят…

Этот кулинарный перл есть в материалах уголовного дела, которое 12 мая 2017 года возбудили в Следственном комитете. Пункт «б» части 2 статьи 238 УК РФ «Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, предназначенных для детей». До шести лет колонии.

Тот короткий час, когда в 83-м детском садике разворачивалась драма «про девочку и компот», уже восстановили по минутам.

Случилось всё, напомню, ближе к полудню, точнее – около 12.10. У подготовительной группы близился обед, который начинается в 12.30. Минут за 15 няня накрывает столики в групповой, малышня в это время обычно на прогулке. Но в тот день было пасмурно. Детвора скучала с игрушками в комнате. И вдруг – вопль. В дверях комнаты вопили двое: Аня Смирнова, в мокрой кофточке и юбочке, и нянечка – с кастрюлей над Анечкой.

Аня сидела, а няня стояла в луже компота.

После происшествия Аня в садик больше не вернулась
Фото: Александр ЗИНЧЕНКО

Из показаний Ани Смирновой следователям:

«…незадолго до обеда играла в прятки (называет другую девочку. — «Ё!». Остальные дети не бегали. Воспитатель сидела и вырезала силуэты людей из бумаги и не видела, что они (Аня с подружкой, — «Ё!») бегали. Подружка спряталась в туалет, Аня её нашла и побежала прятаться в комнату группы».

Для понимания: групповая в садике маленькая, дети на виду. Туалет в смежном закутке, чтобы малыши никуда лишний раз не отлучались. Если заходить в комнату из коридора, сразу слева – санузел. И в тот момент, когда нянечка открыла дверь в групповую, слева Анечка открыла дверь из туалета.

«Я головой ударилась о кастрюлю, — расскажет Аня следователям. – И упала на пол. От того, что компот был горячим, мне стало больно».

С детьми в тот день находилась воспитатель Елена Крылова (имя и фамилия изменены) — 33 года, в садике проработала четыре. «Вырезала силуэты людей» — это значит делала стенгазету. Она сидела за столом спиной к детям, поэтому «ничего не видела». В своих показаниях Крылова будет утверждать: Аня в туалет у неё отпросилась, провожать каждого ребёнка на горшок в её обязанности не входит (в городском управлении образования нам это подтвердили), а случилось всё именно из-за её – Аниной неосторожности.

Скорую вызывать побоялись?

Воспитательнице и няне, которая несла компот, после служебного расследования тем не менее вынесут «замечание». Но признавать вину сотрудников детсада чиновники (и сами сотрудники) отказываются до сих пор.

— При этом на 03 из садика почему-то набрали уже после того, как я сам позвонил и в платную скорую, и в обычную.

Сергей Смирнов протягивает мне распечатки из «Ростелекома» и копии талонов вызовов.

За углом от игровой комнаты находится дверь в туалет, откуда и выбежала Аня
Фото: Александр ЗИНЧЕНКО

— Вот, с моего мобильного: вызов платной неотложки, время 12.25. Вот мой звонок на 03 – в 12.33. А это – вызов в городскую станцию скорой помощи с телефона детского сада: «Ростелеком» даёт 12.46, на самой станции – 12.51. Может, у них на компьютере часы спешили. В любом случае в это время дочку уже осматривали «платные» медики — они приехали раньше.

Редакция «МОЁ!» запросила в Облздраве распечатки звонков в скорую помощь с телефона 83-го детсада 12 апреля 2017-го. И нам подтвердили: вызовов в тот день было ровно два: в 12.33 - с сотового отца, в 12.51 - с городского телефона садика. В это время девочку уже собиралась увозить в больницу. Версия же городского управления образования: от бесплатной неотложки, вызванной воспитателями, отказывался папа девочки. Причём «категорически», чтобы получить страховку от коммерческой службы. Допустим.

— Но почему на 03 не позвонили сразу, как только Аня села в горячую лужу? – спрашиваю уже теперь, спустя два года, заведующую Веру Китаеву.

— А вы бы в такой ситуации как поступили? Первым делом ребёнку стали оказывать помощь.

Сергей Смирнов выяснил: медсестра детского сада после ожога брызгала Ане спину спреем «Пантенол» одной из торговых марок. Садик купил его в аптеке, но по сути — косметическая пшикалка. Воронежский Росздравнадзор признал это нарушением закона.

...Через час после всего, что случилось, в 13.05 Аню привезли в Областную детскую больницу № 2, где она вместе с мамой пролежала месяц. 25 апреля девочке провели пересадку кожи: сняли лоскуток с бедра и наложили на сожжённую поясницу.

— Врачи говорят, у дочки был ожог степени 3Б. Это очень глубокий, когда уже отмирают ткани, — объясняет отец. – Мы возили её в ожоговый центр в Нижнем Новгороде. Там сказали, нужна операция по удалению рубца, но делать её пока нельзя: неизвестно, как отреагирует организм. Аня растёт, а эта «мёртвая» полоска кожи на спине – нет. Представляете, как ребёнок мучается?

— Вы сами написали заявление в Следственный комитет?

— Нет. Врачи сообщили в полицию о травме ребёнка в детском саду – у них такой регламент. А полиция передала материалы в СКР. Думаю, может, поэтому в садике и не хотели звонить в скорую.

Ненормальные санитарные нормы

Самые интересные вопросы и прекрасные ответы возникают после появления уголовного дела.

Статья 238, если по-простому, о нарушении СанПиН. Все детские сады в России живут по санитарным правилам и нормам 2.4.3.3049-13, их утвердил 15 мая 2013-го главный на тот момент государственный санитарный врач страны Геннадий Онищенко. Какие должны быть стулья, сколько возле садика сажать деревьев – всё по этим правилам. Есть там пункт 4.32: «Питание детей организуется в помещении групповой. Доставка пищи от пищеблока до групповой осуществляется в специально выделенных промаркированных закрытых емкостях». То есть понятно: в садиках необязательно иметь отдельную столовую, и то, что няня несла в комнату компот в кастрюле, – так и должно быть.

Сотрудники детсада считают, что их вины в этом ЧП нет
Фото: Александр ЗИНЧЕНКО

А вот ещё: пункт 14.15 – «Горячие блюда (супы, соусы, горячие напитки, вторые блюда и гарниры) при раздаче должны иметь температуру +60...+65°С; холодные закуски, салаты, напитки — не ниже +15°С».

И здесь начинается полный винегрет.

В СанПиН пропечатано, по буквам, что конкретно компот — напиток холодный? Раз нет, выводят специалисты областного Управления Роспотребнадзора (и это на полном серьёзе вносится в уголовное дело), то компот блюдо горячее и его подают при 60 – 65 градусах. А сотрудники детсада повторяют по цепочке: прежде чем компот передали няне, он был именно «около 60 градусов».

«Лично замеряла термометром», — утверждает медсестра садика. Только проблема в том, что в СанПиН нет вот таких пунктов — «записывать температуру блюд туда-то» и «вешать над плитой видеокамеру». И медсестре верят просто так. Более того: она, выходит, перевыполнила план. Даже просто иметь на пищеблоке градусник замечательные СанПиНы детские сады не заставляют.

— Качество пищи оценивается органолептическими методами непосредственно перед сервировкой, — объясняют в городском управлении образования (то есть по вкусу, цвету и запаху. — «Ё!») – А температура выдачи блюда с пищеблока санитарными нормами вообще не определена.

Полностью с вами согласна: беседы о наших правонормах занимательнее, чем споры слепого с глухим.

Продолжаю портить аппетит. Каждое блюдо в садах готовят по отдельной технологической карте, куда заносят рецепты из специальных кулинарных книг для детских учреждений. Каждый шаг, каждый грамм для исполнения обязателен. Следит за этим бракеражная (от слова «брак») комиссия из трёх человек минимум. Кто в неё войдёт, решает заведующая. Обычно это медсестра, воспитатели и сама же заведующая. 12 апреля 2017-го в 83-м детском саду Воронежа на обед сварили компот из яблок с лимоном. Помимо того что на одну порцию нужно 54 грамма яблок и 10 – лимона, в техкарте читаем: «Температура подачи +15».

Отец Ани сам изучил все нормы по питанию в садике
Фото: Александр ЗИНЧЕНКО

— Да. Но в СанПиН написано: напитки должны быть «не ниже +15», верхней границы нет, — отвечают на это чиновники от образования.

А компот, как мы теперь знаем, пьют горячим. И 60 градусов – это разве ниже 15? Песня бюрократической казуистики.

…Папа Ани Смирновой пишет в Росстандарт, где придумывают наши вкусные ГОСТы. Ему отвечают: «Компот подаётся охлаждённым при 14 – 15 градусах».

Проблема компота выходит на государственный уровень. Но...

У садиков одна «библия» — СанПиН 2013-го, где всё написано так, точно не написано ничего.

Вместо кастрюль теперь вёдра

За год до случая с Аней Смирновой, летом 2016-го, в 83-м садике горячим супом облили мальчика. 3-летний карапуз забежал в коридор с улицы с прогулки и врезался в няню (уже другую), которая несла кастрюлю к обеду. С ним всё в порядке, родители даже не стали забирать малыша домой. Няне тогда объявили замечание.

И вот после всех «оперативных мероприятий» я сижу в кабинете у заведующей Веры Китаевой. Время 11.30, на кухне гремят – через 40 минут, как и два года назад, няня начнёт накрывать стол. Та, которая работала 12 апреля 2017-го, через две недели уволилась. Воспитатель Крылова в декрете.

— А можно… компоту?

— Пожалуйста, — Вера Ивановна не сразу, но даёт команду. Приносят две кружки.

Обнимаю руками: тёплый.

— Тут нет 60 градусов. Ведь нет?

Температура компота, которым нас угостили, теперь намного безопаснее
Фото: Александр ЗИНЧЕНКО

Вера Ивановна сдерживается. Достаёт термометр.

40 целых и одна десятая. Через несколько минут – уже на шесть градусов меньше.

— Видите! А перед тем как наливать его детям, остынет ещё. Компот у нас готовят с утра.

— В городском управлении образования отписали, что сварили его в тот день в 10.40 (у нас есть эта бумага. — «Ё!»).

— Компот варят утром. Перед подачей в него кладут сахар. Строго до 15 градусов его нужно охлаждать лишь тогда, когда добавляется витамин С. В тот день его не добавляли: запасы закончились. Вы уверены, что он бы к обеду остыл? Попробуйте сварить компот и оставить его в комнате. Тогда ещё работало отопление. Пусть этим занимаются следователи. Мы коллективом на допросы два года ходим как на работу. Все на таблетках. Думаете, это легко? После тех двух случаев первое и третье в групповые стали носить не в кастрюлях, а специальных в вёдрах. И входные двери в комнатах перевесили так, чтобы, когда их открываешь, не заслонялся санузел.

…Мы вскипятили в редакции воду, дали остыть до 60 градусов. Горячо. Звоню ожоговому хирургу с 35-летним стажем. Следствие продолжается, поэтому имя не называю, чтобы не посчитали «давлением».

— То, что ребёнку брызгали рану косметическим спреем от ожогов, в целом не страшно. В первые минуты было важно любым способом охладить пострадавший участок кожи. Но вот ожог степени 3Б от компота в 60 градусов? Сомневаюсь. Травма серьёзная. Если у ребёнка не было заболеваний кожи, я бы предположил градусов 80.

КОММЕНТАРИЙ ЧИНОВНИКОВ

«Няня не могла предотвратить столкновение с ребёнком»

— Этот случай тщательно расследовался специальной комиссией, — сообщили «МОЁ!» в управлении образования и молодёжной политики Воронежа. — Сотрудники детсада своевременно оказали помощь ребёнку. Из-за конструктивного расположения помещений и входных дверей в группы нянечка действительно не могла видеть выбежавшую из туалета девочку и предотвратить столкновение. Администрация города сожалеет о случившемся.

ОФИЦИАЛЬНО

«Обвинять сотрудников садика пока не в чем»

Уголовное дело за эти два года трижды прекращали. После жалоб родителей Ани в областную прокуратуру и главе регионального главка СКР Кириллу Левиту начинали заново.

— Следователи допросили множество свидетелей и специалистов, изучили акты о санитарных нормах и медицинскую литературу. Исходя из собранных доказательств, оснований для предъявления обвинения сотрудникам садика пока нет, — объясняют в областном Следственном управлении СКР. – Была и строительно-техническая экспертиза: садик расположен на первом этаже жилого дома 1959 года постройки, во многом помещение устарело, вы сами видели узкие коридоры. Нарушений эксперты не нашли. Но следователи продолжают тщательно во всём разбираться.

Момент ключевой: назначена комиссионная экспертиза. Это значит, что кроме судмедэксперта, следователи теперь привлекут и других специалистов – возможно, в том числе, ожоговых хирургов.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Всё время, пока мы говорим, Вера Ивановна Китаева с пристальной улыбкой смотрит мне в глаза. Она видит перед собой нахала с блокнотом, который, конечно, разнесёт её садик, где каждый ребёнок прекрасен и талантлив, в пух.

Увы.

Дети прекрасны: подтверждаю. А с разносом беда. Конечно, можно посадить лет на шесть воронежскую воспитательницу: ей сейчас всего-то 35. Или нянечку – девочку на 10 лет моложе. Только едва ли после этого станет легче маленькой Ане и спасёт от кастрюль с кипятком малышей в Самаре, Ярославле, Магадане...

Редакция «МОЁ!» подготовит обращение в Роспотребнадзор на имя главного государственного врача России Анны Поповой: внести изменения в СанПиН по питанию в детских садах, в том числе о необходимости видеокамер на пищеблоках. Чтобы читалось всё для всех одинаково.

* Имена и фамилии девочки, её папы и воспитательницы изменены


Новости других СМИ