В СКР снова отказались назвать вероятную причину взрыва в маршрутке

На все запросы там отвечают формальной ссылкой на тайну следствия, хотя после трагедии пошёл уже четвёртый месяц

26.11.2021 19:59
МОЁ! Online
35

Читать все комментарии

Войдите, чтобы добавить в закладки

Спустя 3,5 месяца СКР снова отказался назвать вероятную причину взрыва в воронежской маршрутке

Итак, да — после взрыва в автобусе 10А напротив «Галереи Чижова» прошло три месяца 14 дней.

12 августа, 21:14.

Две смерти: через несколько часов в больнице умирают Ольга Черникова (22 года, самые тяжёлые травмы) и Татьяна Иванова (55 лет).

26 раненых — только официально: это те, которых забрала скорая (травмы разные, вплоть до реанимации), и те, кто обратился к медикам сам. Но были и те, кто «перетерпел» сам на обезболивающих и успокоительных.

В ту же ночь в региональном Управлении СКР появляется уголовное дело о «ненадлежащем оказании услуг по перевозке пассажиров, повлекшем по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью либо смерть человека» (пункт в второй части 238 статьи УК РФ, до шести лет колонии). Без подозреваемых — ПО ФАКТУ трагедии.

13 августа в 14:58 центральный аппарат СКР делает официальное заявление на своём сайте: дело о взрыве в воронежской маршрутке забирает себе, в Главное следственное управление (ГСУ). Поручение — лично председателя ведомства Александра Бастрыкина.

Собственно, всё. С тех пор от Следственного комитета России — ни строчки.

…Версии, напомню, с самого начала были разные. От взрыва газового примуса, который мог перевозить кто-то из пассажиров, до — и это логично — теракта. Говорили о том, что якобы сам автобус перевозчик ООО «АТП-1» кустарно переначинил с дизеля на газ из экономии, но эта версия — как и примус — отпала. ПАЗ-4234-04 по своей технической природе работает на дизтопливе. Говорили о возможной неисправности маршрутки, о разборках транспортной мафии, личных разборках на любовных/денежных фронтах…

Но самой сладкой с самого начала была и остаётся версия теракта, хотя в том же Национальном антитеррористическом комитете практически сразу отчитались, что взрывчатых веществ на месте ЧП не нашли.

В интернете консилиумы «экспертов», метры заметок, статей, «расследований», откровенных вбросов. В «боевики», напомню, пытались записать погибшую Ольгу Черникову («раз самая тяжёлая оказалась, значит, стояла в эпицентре, значит…) и даже школьника с пакетом («очень подозрительным», естественно), которого в автобус посадила женщина («замаскированная шахидка, не иначе»). Только родители Ольги мне лично сообщили: в справке о смерти их дочери чёрным по белому «взрывчатых веществ не обнаружено»). Мама школьника рассказала: парнишку в маршрутку посадила бабушка, купившая внуку-спортсмену обновки — кроссовки и футбольный мяч, их он и нёс торжественно в пакете.

Реакции от следствия — ноль. Хотя совмещение обывательским сознанием «взрыва» и «теракта» логично. А это — «компроминтент» всех уровней власти, от Москвы до Воронежа. А если учесть, что «ПАЗик» рванул за месяц до региональных выборов в Госдуму, то совсем горячо…

…Прошло, напомню, три месяца 14 дней. Официальных комментариев о ходе расследования ЧП с воронежской маршруткой от СКР — нет. На звонки пресс-служба отвечает: «Вся информация на нашем сайте». На официальные запросы присылает сноску на 161 статью Уголовно-процессуального кодекса (УПК РФ) о «недопустимости разглашения данных предварительного следствия».

Один из последних официальных запросов на имя председателя СКР Александра Бастрыкина редакция «МОЁ!» направляла 28 сентября. 13 вопросов столбиком:

Ответ мы получили 15 октября — о том, что «предварительное следствие не окончено, проводятся следственные действия» с напоминанием о 161-й статье УПК и об «информации на официальных ресурсах Следственного Комитета Российской Федерации» (подпись — старшего инспектора отдела информационного сопровождения управления взаимодействия со СМИ Сергеевой Ю. С.).

Этот же запрос мы продублировали в СКР 24 ноября. Напомнив: ответов, собственно, на ВОПРОСЫ из него не получили, ни на один. И, выразив надежду, что спустя три с лишним месяцев у следствия, возможно, есть о чём сказать.

Ответ пришёл 25-го о том, «что ответ нам направлен». Тот самый да, который был 15 октября, и другого сейчас не будет.

…Я уже говорила: из-за специфики своих тем уважаю работу правоохранителей и немного в курсе её особенностей. И здравым смыслом «ЗА» ту же тишину до времени, дозированность гласности — тем более, по ТАКИМ делам, где национальная безопасность и государственное реноме. Но.

Информационный вакуум опасен не меньше. Потому, что есть риск бумеранга: подрыва того самого «реноме» и… Вам знаком термин «синдром подражательства»?

По следам трагедии в воронежской маршрутке интернет продолжает обгладывать конспирологии. Одна из последних: за несколько часов до взрыва водитель ООО «АТП-1» Дмитрий Радченко, сдававший перевозчику «ПАЗик» в аренду, выставил автобус на продажу — на сайте бесплатных объявлений. Его он, напомню, купил в кредит, оформив на мать-пенсионерку. И значит «неспроста», значит, «мог что-то знать» или «значит, может ему мстить другой перевозчик, у которого работал раньше…» И вообще, «автобаза ООО «АТП-1» на Жемчужной, 11, а местом просмотра автобуса Радченко указал Пешестрелецкую, 86, где база у другого АТП, подозрительно…»

Куча мала из версий. Только если пропустить ООО «АТП-1» через открытые базы проверки контрагентов, если поднять данные о проверках в Едином реестре Генпрокуратуры, среди официальных адресов этого перевозчика — кроме Жемчужной, 11, в том числе Пешестрелецкая, 86. И именно там — автобаза. Именно туда 12 августа должна была вернуться ночевать маршрутка 10А — об этом мне ещё в августе говорил сам Радченко.

Звоню Дмитрию.

— Зачем продавали?

— Да я тогда, можно сказать, просто так это объявление дал. Сам ещё не определился — продавать ли, нет ли… Времена уже не те, зарплаты не те, а я ещё кредит за него не весь выплатил. Сам не знал, что делать.

— Вас с напарником Алексеем, который в тот вечер был за рулём, говорят, от работы отстраняли, на детекторе лжи проверяли.

— Да было. Что спрашивали, уже не помню. А что я скажу? Да то же, что и вам говорил: без понятия, чего там могло произойти. К следователю меня вызывали только один раз. Сейчас работаю, как и раньше. Напарник мой в другое место перешёл. Меня по уголовному делу даже потерпевшим пока не признали: говорят, ещё не провели необходимые экспертизы. То есть ни на какие компенсации я рассчитывать не могу. А ведь я деньги потерял, источник заработка! Восстановить автобус? Вы смеётесь? Вы же сами его видели — груда железа. Где он сейчас — не знаю.

…В пресс-службе ООО «АТП-1» мне рассказали, что через полиграф прошли не только оба водителя, но и другие сотрудники. Кто именно — без комментариев. Подчеркнули, однако, особо:

— Информация, полученная следователями, полностью совпала с той, что была озвучена ранее в рамках бесед с правоохранителями (речь о газовом баллоне, которого в салоне не было, о том, что последний техосмотр «ПАЗик» прошёл 6 августа и т. п., — Авт.).

Алексея и Дмитрия действительно отстраняли от работы, примерно в середине сентября вернули, «после того, как получили положительные медицинские заключения об отсутствии противопоказаний».

А в Следственный комитет России редакция «МОЁ!» запросы будет слать методично. Времени проходит всё больше. Чтобы, как у того водителя, — не «забывалось».

Вся информация о взрыве в маршрутке 12 августа 2021-го — в нашей общей теме.

Подписывайтесь на «МОЁ! Online» в «Яндекс.Новости» и на наш канал в «Яндекс.Дзен». Cледите за главными новостями Воронежа и области в Telegram-канале, «ВКонтакте», «Одноклассниках», TikTok, и YouTube.