"Шесть врачей не смогли обнаружить у меня 4-ю стадию рака"

30-летнюю Анастасию Кобелеву, несмотря на симптомы рака молочной железы, в Семилукской районной больнице в течение двух месяцев так и не догадались отправить к онкологу

22.07.2016 14:58
МОЁ! Online

Читать все комментарии

Войдите, чтобы добавить в закладки

Семилукская районная больница в последнее время в Воронежской области стала одной из рекордсменок по количеству врачебных ошибок. Напомним, в феврале 2016 года в больнице после введения лекарств, вызвавших аллергию и анафилактический шок, умерла роженица. А в ноябре 2015-го 50-летняя пациентка впала в кому из-за несвоевременно оказанной помощи. У женщины, у которой случился инсульт, диагностировали мигрень. И вот ещё одна печальная история...

«Не волнуйся, девочка, ты простыла»

В декабре 2015 года Анастасия Кобелева, работавшая парикмахером, была уже на восьмом месяце беременности. В конце декабря Настя случайно обнаружила в левой груди неожиданно плотное образование. Одновременно с этим с левой стороны воспалился подмышечный лимфоузел.

Здесь не обойтись без небольшого медицинского отступления. По статистике, рак молочной железы — самая частая форма рака из встречающихся у женщин. Заболевание может начаться у представительниц слабого пола практически в любом возрасте. Рак молочной железы — одно из самых изученных онкологических заболеваний. В большинстве случаев оно диагностируется заметно легче, чем заболевания крови и внутренних органов.

Сигналы тревоги, по идее, должны быть знакомы каждому врачу — памятки с перечислением симптомов онкодиспансер распространяет постоянно. Главный сигнал — появление новообразования в груди. На более поздних стадиях заболевания оно сопровождается воспалением лимфатических узлов под мышкой (именно в лимфоузлы в большинстве случаев изначально метастазирует опухоль). Поэтому при наличии этих двух симптомов сразу направить пациентку если не к онкологу, то хотя бы к маммологу — это врачебная азбука. Но Анастасию Кобелеву почему-то направили к хирургу…

— Я обратилась к акушеру-гинекологу в женской консультации, она направила меня на УЗИ, — вспоминает Анастасия и протягивает результаты того исследования. — Вот, тут чёрным по белому написано, что у меня нашли очаговые образования в груди и под мышкой. Но в заключении узист написала с вопросом «лактостаз», а про воспалившийся подмышечный лимфоузел — «лимфоаденопатия». С этим заключением гинеколог направила меня к хирургу. А хирург сказала: «Не волнуйся, девочка, ты простыла. Вот родишь — там видно будет». Прошёл Новый год, а лучше мне не становилось.

Как новообразование в груди не насторожило шестерых врачей…

 В январе, как рассказала Анастасия, её после очередного обращения направили к другому хирургу, в стационар. То есть о новообразовании знали уже четыре врача — гинеколог, врач ультразвуковой диагностики и два хирурга. Но второй хирург ещё раз сделал вывод о том, что воспаление вызвано какой-то инфекцией, и прописал антибиотики. Копии этих записей сохранились в карточке у Анастасии.

Так до самых родов будущая мама и лечилась безрезультатно антибиотиками. Ни новообразование, ни воспаление никуда не делись… В середине февраля Анастасия попала в отделение патологии беременности. И там, как она вспоминает, на запись в карточке о новообразовании обратила внимание ещё один врач, а потом и заведующая отделением. То есть уже пятый и шестой врачи. Но снова мимо…

— 20 февраля я родила дочку Алёнушку, — вспоминает Настя. — После родов нас осматривала педиатр. И вот она забеспокоилась. И потом вдруг ко мне стали приходить все врачи, которые осматривали меня раньше. Вздыхали. Каждый словно оправдывал себя, выгораживал. Гинеколог говорила: «Но я же тебя посылала на УЗИ…» А потом пришёл онколог, который, оказывается, есть в нашей больнице. И дал направление в онкодиспансер.

Страшный диагноз

В онкологическом диспансере Анастасии тут же назначили все необходимые исследования. И уже в начале марта стало ясно, что у молодой мамы рак молочной железы. Опухоль к этому времени метастазировала в лимфоузлы, печень и кости. Это последняя, четвёртая стадия заболевания.

Сейчас Насте проводят курсы химиотерапии для уменьшения размеров опухоли и метастазов. Лечение трудное. После каждого курса Настю увозят на природу, в деревню. И там она порой лежит по два дня, не в силах даже взять на руки дочь. Но потом становится лучше. И очередной курс химиотерапии впереди. Пока силы бороться есть. И в этом Насте помогает муж Алексей.

«Организационные дефекты» или врачебная ошибка?

В мае супруги написали обращение на имя руководителя департамента здравоохранения Александра Щукина с просьбой дать оценку действиям врачей. Мы уже тогда знали историю Насти. Но решили подождать и узнать, что же ответит департамент. А в это время проконсультировались со специалистами «Лиги защитников пациентов» и фонда мониторинга качества медицинских услуг «Здоровье». Среди них были и онкологи, которые рассказали, что случай, увы, не уникален. При беременности в подобных случаях уже не раз выставляли неверный диагноз. И к сожалению, ни один врач теперь не сможет точно сказать, на какой стадии было заболевание, когда Анастасия только обнаружила у себя опухоль. То есть насколько сильно болезнь запустили…

А вот как оценил работу врачей Семилукской районной больницы департамент здравоохранения. По мнению проверяющих, медики допустили «организационно-тактические дефекты». И в итоге диагноз злокачественного новообразования был установлен «через два месяца после манифестации заболевания».

Дорогие читатели, не кажется ли вам, что эти формулировки как-то чересчур осторожны? Когда шесть докторов при всех симптомах не заподозрили рак, разве это всего лишь «организационные дефекты», а не полноценная врачебная ошибка? Вряд ли хотя бы один человек, с родственником которого случится то же, что с Анастасией, согласится с такими формулировками.

Так же как вряд ли кого-то в такой ситуации удовлетворит ответ о принятых мерах. Потому что он написан словно под копирку: «В адрес главного врача направлено предписание об устранении выявленных нарушений». Непонятно, о каких нарушениях идёт речь и как в случае с Анастасией Кобелевой главврач теперь может их устранить. И далее: «Приказом главного врача к лицам, допустившим дефекты, применены меры дисциплинарного воздействия». И вновь непонятно — какие? Замечание, выговор? В официальных бумагах это, конечно, встречается редко, но нам кажется, что ещё в этом ответе не хватает сочувствия. Женщине, у которой четвёртая стадия рака, пишут так сухо, словно ей при заборе крови поранили палец, а она вздумала жаловаться…

Хотя, вполне возможно, на самом деле все жалобы были учтены. Ещё с апреля в Семилукской ЦРБ новый главный врач. Прежний главный врач — возглавляющий местное отделение «Единой России» Александр Гончаров — уволился с формулировкой «по собственному желанию». А Анастасия и Алексей Кобелевы сейчас собираются обращаться в прокуратуру, Росздравнадзор и суд. Но сейчас в первую очередь хочется пожелать им успехов не там, а в лечении. Чтобы у маленькой Алёны всегда была мама.