«Готовилась к операции на глаз, а оказалась в инвалидном кресле»

80-летняя пенсионерка из Курска после неудачного визита к окулисту лишилась возможности ходить

07.06.2017 21:49
МОЁ! Online

Читать все комментарии

Войдите, чтобы добавить в закладки

12 марта Алевтина Летавина из Курска отпраздновала 80-летний юбилей. А через десять дней решила сделать операцию по замене кристаллика глаза в офтальмологии. «Вот и сделала себе подарок!» — горько шутит сегодня Алевтина Иосифовна.

«Гололёд» на лестничной площадке

Раньше такую операцию Алевтине Иосифовне уже делали, и бывшая учительница математики знала — ничего страшного произойти не может. Скорее всего, на столе у хирурга и не произошло бы. Но в операционную пациентка не попала — просто не добралась.

— Моя очередь подошла где-­то во втором часу дня 22 марта, — рассказывает женщина. — В палату заглянула медсестра и пригласила меня на операцию. И мы пошли. А там такой пол из квадратных блестящих, как зеркало, плит. Он настолько скользкий! Операционная у них на втором этаже, и вот только я с последней ступеньки сошла, сделала шаг правой ногой... Она вдруг заскользила, и я рухнула. Медсестра в этот момент отошла, чтобы мне дверь открыть на этаж.

Возможно, женщине в этот момент даже повезло. Что было бы, если б она упала не на площадке, а на лестнице ­ в таком­то возрасте? Впрочем, гадание — дело неблагодарное. Медсёстры подняли пенсионерку. Тут же появилась коляска, и пострадавшую подвезли к операционной. Но вскоре стало понятно — операцию на глазу нужно отменять и проверять, что случилось с ногой.

Женщину быстро отвезли в рентгенкабинет, сделали снимок и поехали назад в офтальмологию. А оттуда на машине Алевтину Иосифовну доставили в травмпункт.

— Врач — ну, хоть бы глянул, что с ногой, — вздыхает пенсионерка. — Но он даже не пришёл посмотреть. Взял снимок, взглянул и дал распоряжение: «Поставить гипс».

— То есть, ничего не щупал, не спрашивал, но вы его видели?

— Я его видела, когда проезжала в дальнюю процедурную или как там называется, где гипс делают. Потом пришла медсестра, ногу загипсовала. Он даже не подошёл. А ведь пожилой человек, с опытом работы!

За два часа до захода солнца

Те же самые медсёстры вновь отвезли загипсованную пострадавшую к офтальмологии. Принесли ей вещи из палаты, вернули деньги за не сделанную операцию и на той же машине повезли Летавину домой. Направляясь на операцию, женщина была одета в халатик. На ногах носочки и домашние тапочки. Медсёстры нашли какой­то балахон с капюшоном — «утеплили». Кстати, по данным портала pogodaiklimat.ru, температура воздуха в Курске 22 марта 2017 года составляла 12,4 градусов тепла, без осадков.

Ошалевший от такого исхода рядовой операции на глазу супруг пенсионерки, которому позвонили из клиники, спустился вниз с курточкой. Машина с медсёстрами тут же уехала. А супруги остались сидеть на лавочке и решать, как им, двоим 80­летним старикам, подняться по лестнице на пятый этаж. В конце концов муж пострадавшей, Анатолий Прокопьевич, позвонил знакомому. Тот пришёл. Теперь стариков на лавочке стало трое. Было около пяти вечера. До захода солнца ­ около двух часов. А проблема добраться на пятый этаж всё не решалась.

— Хорошо, Эдик, молодой сосед, помог. Другая соседка дала стул, и все вместе затащили меня на пятый этаж, — вспоминает бывшая учительница.

Окончательный диагноз

Но и на этом история не закончилась. Летавину отвезли домой безо всяких бумаг или направлений. Даже за рентгеновским снимком мужу пришлось ехать самому. И нашёлся он, почему­то, в офтальмологии, а не в травмпункте.

Чрез два дня из Питера примчалась Людмила — старшая дочь стариков. Она купила инвалидную коляску и начала обзванивать врачей. К этому времени у Алевтины Иосифовны загипсованная нога стала синеть. Перепугавшись, Летавины гипс, врезавшийся в кожу, размочили и сняли. Пригласили врача из частной клиники, чтобы сделать УЗИ. Боялись, вдруг пошли какие­то изменения. Но вроде бы обошлось.

— У меня пятка уже была чёрная, когда гипс сняли, — говорит Алевтина Летавина.

На тринадцатый день после травмы, 3 апреля, по вызову пришла хирург­травматолог из поликлиники. Возмутилась, что сами сняли гипс, вновь наложила его и сообщила, что на ноге две трещины.

— Мама, конечно обрадовалась. Трещины — не перелом. И вот уже в мае, когда я приехала, — рассказывает Ольга Летавина, младшая дочь пострадавшей, — ей сделали рентген и воскликнули: «Ой, ужас! Кости­то разъехались»!

Тут же больной выписали направление в травматологическое отделение больницы №4. Диагноз «трещины» оказался на деле «сложным переломом с подвывихом». К слову, на календаре было уже 18 мая. То есть прошло два месяца.

— Я помню эту историю, — говорит заведующий вторым травматологическим отделением четвертой горбольницы Андрей ПРОХОРОВ. — Конечно, надо было сразу обращаться к нам или сделать контрольный снимок. Возможно, изначально и гипс был наложен правильно, но сейчас об этом сложно судить. Учитывая возраст больной, чем раньше её госпитализировали бы в стационар, тем было бы лучше для её состояния.

По словам дочери пенсионерки, в больнице врачи сказали ей, что время было упущено. И что если бы её маму привезли к ним в течение 12 дней с момента получения травмы, то и операцию бы сделали, и загипсовали, как надо. В общем, получилось, что даже самовольное снятие гипса оказалось во благо.

Промедление было чревато тромбозом и ампутацией ноги. Тем не менее, сосуды уже оказались травмированы. Время упущено. И теперь, как говорят врачи, нужно ждать, чтобы они восстановились.

 — Я вообще­то пытаюсь понять, почему её домой повезли, а не в стационар, ведь видели, что пострадал достаточно пожилой человек? — возмущается Ольга, дочь Алевтины Иосифовны. — В ту же четвёртую больницу на «скорой» почему не отправили? Почему высадили у подъезда и не поинтересовались: «Ребят, а вы сможете сами на пятый этаж подняться?» Я понимаю, у медсестёр свои функции, а офтальмологи ­ не хирурги, но почему врачи просто к ней не подошли? Может, они приняли бы другое решение? Почему плохо видящих пожилых людей ведут на операцию, хотя в больнице есть лифт и каталки?

Сейчас Алевтина Иосифовна передвигается по квартире в инвалидной коляске и большую часть денег тратит на лечение. О походах на улицу придётся забыть надолго. На вопрос наших корреспондентов, станет ли она искать правду и виновных в суде, женщина отвечает отрицательно. Скорее, просто не хочет вновь переживать произошедшее.