Войдите, чтобы видеть уведомления на портале

Прислать новость Магазин

100% воронежец. Пенсионерка Юлия Никулина: «Как я потеряла любовь»

78-летняя воронежская пенсионерка рассказала, что она думает о самом главном — о жизни, любви, смерти, родине

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

11.07.2019 20:41
41

Читать все комментарии

5877

78 -летняя Юлия Евдокимовна Никулина — воронежская пенсионерка, в прошлом учитель начальных классов.

— Обращайтесь ко мне просто — Юля, — попросила Юлия Евдокимовна, едва мы с ней познакомились.

Сейчас Юля живёт на окраине юго-западной части Воронежа — на улице Перхоровича, в панельной пятиэтажке на пятом этаже.

— Для меня этот пятый этаж как лекарство — спасает от многих болезней. Каждый день нужно спускаться и подниматься. Благодаря этому я вообще живу и двигаюсь, — улыбается Юлия.

Между прочим, улыбается Юлия Евдокимовна почти всегда, а если не улыбается, то заливисто, как юная девушка, смеётся...

О школе и воспитании

Юлия Евдокимовна окончила Воронежский педагогический институт в 1962 году. Сначала работала в школе в Карелии (туда по распределению после института направили её мужа). Но уже в 1966 году она вернулась в Воронеж и работала в школах Советского района — в 25-й и в 83-й.

— Я проработала в школе учителем начальных классов 37 лет. Обожала свою работу, любила детей, всех: и отличников, и хулиганов-двоечников. Думаю, что в вызывающем поведении детей виноваты их родители. И когда сейчас говорят, что современные дети вести себя не умеют, не верьте. Дети и 40 лет назад, и сейчас одинаковые.

Помню, был у меня ученик Алёша. Вы не представляете, что он вытворял — тетради рвал и клочки рассыпал по классу, штаны снимал... Но я не жаловалась ни завучу, ни директору. Сама справлялась. Только раз сходила к его родителям и всё для себя поняла — они всё время ссорились и скандалили при сыне, его самого не замечали. Тогда я предложила Алёше прогуляться, поесть мороженого. Мы зашли в кафе, и, пока я покупала угощение, к ребёнку подсела пожилая пара. Когда я подошла, Алёша встал и пододвинул мне стул, чтобы я села. Люди удивились: «Какой у вас воспитанный сын!». Алёша даже не стал разубеждать их в этом.

Мы продолжали с Алёшей беседовать после уроков: если он вёл себя неподобающе, я делала ему

После детдома Юля долго заикалась
Фото из архива героини

замечания, но мягко. И Алёша изменился. Всё, что нужно ребёнку, — это внимание и неравнодушие. А сейчас нередко слышишь, что учителя даже занимаются с детьми за деньги. Но разве можно работать по принципу «не понял на уроке — после объясню за деньги»?

О детстве

Юлия родилась 13-м и последним ребёнком в семье в Брянской области в 1941 году. Уже в три года она осталась круглой сиротой и вместе с шестилетним братом Аркашей попала в детский дом. Но спустя четыре года старшая сестра забрала малышей обратно домой. О жизни в детдоме Юлия Евдокимовна совершенно не помнит, но проведённые там годы оставили о себе напоминание — Юля после детского дома заикалась. Недуг потом прошёл сам собой.

В Воронеже Юля оказалась в 1958 году благодаря одной из старших сестёр, которая переехала в наш город. Она заставила юную Юлию готовиться здесь к поступлению в пединститут, и девушка поступила на факультет начального образования. Но родная Жуковка (райцентр в Брянской области) не отпускала Юлю — там она встретила свою первую любовь, Евгения (об этом – ниже).

О государстве и родине

На свою пенсию Юлия Евдокимовна не жалуется — она вообще к материальным вещам легко относится. Впрочем, по меркам многих воронежских пенсионеров её пенсия не такая уж и маленькая — 15 тысяч 200 рублей. Немного ей доплачивают за 37 лет педагогического стажа, зимой Юлия Евдокимовна получает ещё субсидию на отопление в тысячу рублей.

— Для скромной жизни мне хватает. Многие придираются и кивают на государство — всё плохо живём. А весь двор машинами заставлен. Было бы, конечно, лучше, если бы больше было честных людей, а то вокруг одни воры, и Путину справиться в одиночку сложно.

Лекарства я практически не покупаю. Хотя у меня киста в голове и мучают головные боли, справляюсь только цитрамоном. Мне помогает. Видимо, все, кто пережил войну, привыкли довольствоваться немногим. Те, кто ел оладьи из гнилой после зимы картошки (мы их тошнотиками называли), ценят вкус хлеба. Именно моя страна в годы войны не дала умереть — мы дома с голоду пухли, и только детский дом спас меня от голодной смерти. Почему мне её не любить? Я люблю свою родину.

Шикарно я никогда не жила, но меня это устраивало. У меня зарплата была небольшой, у мужа тоже. На море всего один раз в жизни была. Никаких приобретений за жизнь не сделала: у меня даже стиральной машинки никогда не было. До сих пор руками стираю. А я не жалуюсь. Зато это держит меня на плаву и не даёт мне в 78 лет расклеиться.

Юлию всегда считали модницей, но красивые вещи она шила себе сама. Фото Александра Зинченко

У меня и нарядов никогда дорогих не было. Хотя все считали меня модницей. Не скрою, мне хотелось выглядеть хорошо, и с 7-го класса я себе всё сама шила и шить научилась сама. Многие тогда распарывали старые вещи и по ним шили новые — так и я. В общем, всё своими руками.

А три года назад я в одиночку сделала ремонт — переклеила обои на стенах, подкрасила плинтусы. Плитку на кухне сама выложила. Я её на мусорке подобрала — кто-то такую красоту выбросил, а я её сумела применить.

О Воронеже и воронежцах

— Воронеж ни на какой другой город никогда поменять не хотела. У меня даже в мыслях не было куда-то переехать: тут и климат хороший, и сам город уютный. Центр невероятно красивый. Очень люблю кусочек Воронежа от «Пролетария» до площади Ленина. И люди здесь тоже тёплые и отзывчивые. Получается, как ты к людям относишься, так и они к тебе будут. Мне все продавцы улыбаются, соседи помогают. Вот мы с соседкой помогаем друг другу потолок обклеивать. Ко мне все знакомые и соседи обращаются — что-то подшить, молнию вшить, отрезать, заштопать. Никому не отказываю. Если что-то понадобится вшить или пришить, обращайтесь.

О жизни и смерти

— Жизнь — это постоянная работа и труд, а смерть — это конец. Не верю в то, что наша душа вечна. Никогда не верила в Бога и до сих пор остаюсь при своих убеждениях. Но я смерти не боюсь, даже уже готовлюсь к ней. Но всё никак. Думаю: мне уже 78 лет, уже пора. Но не берёт она меня. Видимо, потому что я как веретено постоянно кручусь-верчусь: вообще без дела сидеть не могу.

Три года назад увидела в магазине, как девушка сидит и чем-то интересным занимается, какие-то картинки складывает. Так узнала про пазлы. Теперь это моё главное увлеченье — от скуки точно не умру. Сколько картин собрала, уже и не знаю: какие-то подарила, а некоторые дома повесила.

О любви

— Всю жизнь я любила одного мужчину — моего Женю. У нас была чистая любовь, именно чистая. Мы даже обниматься стеснялись. Но любили друг друга искренне, и, когда Женю забрали служить в армию — а служили тогда три года, — я каждый день писала ему письма, а он мне.

И вот эти письма, а точнее, недопонятые фразы в них испортили отношения Юли и Жени. После окончания института Юля написала письмо, где не скрывала своей радости, что получила диплом о высшем образовании. А Женя обиделся, посчитав, что вряд ли Юле будет интересно с простым парнем-рабочим.

О главной в жизни любви Юлии напоминает коллаж, который она сделала 10 лет назад, когда Жени уже давно не было в живых. Фото из архива героини

— И в конце концов я вышла замуж за нелюбимого человека, родила от него дочь — спасибо ему за это — и дожила с ним до конца его жизни, до 2007 года. Правда, мы развелись в 1993 году, но продолжали жить в этой двухкомнатной квартире. Муж знал о моей любви — как-то в начале нашей семейной жизни он нашёл письма от Жени, порвал их и сжёг. Но что письма? Чувства-то остались.

— Однажды в конце 60-х в мою дверь постучали, — вспоминает Юлия, — открываю — Женя! Он приехал в Воронеж в командировку и разыскал меня. От счастья и от любви я слышала стук своего сердца. Но я не могла разрушить наши семьи, хотя Женя звал меня, просил уйти от мужа. Но рассудок оказался сильнее. А вскоре Женя погиб в автокатастрофе… Я до сих пор иногда плачу, когда вижу в фильме, как парень девушку за руку берёт, обнимает, вспоминаю нас с Женей, и слёзы наворачиваются. Некоторые говорят: «На свете нет любви». Есть. Но кто-то её просто не встречает, а кто-то по недоразумению теряет. Как я.

О счастье

— Каждый чувствует счастье по-своему: для женщины счастье — это когда родился здоровый ребёнок, для ребёнка — когда купили ему велосипед, для девушки — когда встретила настоящую любовь, для мужчины — когда в семье любовь, а дома порядок. У всех своё счастье.

Историю нашего любимого города творят не только выдающиеся политики или учёные, но и самые обычные люди. Именно они и становятся героями нашей рубрики «100-процентный воронежец». Мы будем знакомить вас с вашими соседями, коллегами, друзьями – обычными на первый взгляд людьми. Но, как известно, обычных людей не бывает! Хотите предложить героя для проекта «100-процентный воронежец»? А может быть, сами хотите стать таким героем? Пишите нам по адресу: moe@kpv.ru – или звоните по тел. 2-727-798 каждый вторник с 10.30 до 12.00. Адрес для писем: 394049, Воронеж, ул. Лидии Рябцевой, 54, редакция «МОЁ!».