Журналисты "МОЁ!" помогли жительнице Австралии найти родственников

Липецкая пенсионерка Александра Васильевна Бодрых приходится родственницей домохозяйке из Сиднея Шариз Дэвидсон

05.08.2016 19:30
МОЁ! Online

Читать все комментарии

Войдите, чтобы добавить в закладки

7242
  

Несколько дней назад воронежские СМИ сообщили о неожиданном письме, которое получили воронежские волонтёры, специализирующиеся на поисках пропавших детей. К ним обратилась жительница Австралии с просьбой отыскать в Воронеже родственников, вести от которых её семья последний раз получала в 1961 году. Речь шла о родне деда Шариз — уроженца Воронежа Николая Алексеевича Барбашова. В 1941 году Николай, будучи 20-летним парнем, попал в плен и до конца войны работал «на хозяина» в Австрии. По окончании войны женился на австрийке, а ещё через 5 лет эмигрировал в Австралию. На родине молодого человека считали без вести пропавшим, его семье пришла похоронка.

В 1960 году Николай получил возможность впервые написать семье и сообщить о том, что он жив. В это время его семья почти в полном составе перебралась из Воронежской в Липецкую область и поселилась на станции Дрязги и в селе Пластинки. В письмах родственники сообщают Николаю, что одна из сестёр и мать умерли от болезни, а отец женился. Две сестры — Анна и Марфа — вслед за отцом и его новой женой переехали на станцию Дрязги. А брат Василий обосновался в селе Пластинки. Ещё один брат — Иван — остался жить в Воронеже.

Корреспонденты «МОЁ!» разыскали одну из дочерей Василия Барбашова, до сих пор проживающую в Пластинках Липецкой области. 91-летняя пенсионерка Александра Васильевна Бодрых не удивилась, услышав от журналистов, что её разыскивают в Австралии. Правда, она решила, что это дядя Николай снова дал о себе знать.

— Это моя мама Наталья, это папа Василий, — улыбается женщина, перебирая распечатанные на принтере фотографии, которые прислала поисковикам австралийка. — Помню, как они радовались, когда дядя Коля объявился. А у дедушки Алексея аж руки дрожали, когда он открывал конверт… Мы все ходили к нему в Дрязги, когда он первое письмо получил.

Александра Васильевна у своего дома. Фото: Игорь ФИЛОНОВ.

Женщина рассказала, что Николай был единственным членом семьи, не вернувшимся с войны. После того как на него пришла похоронка, отец получал какие-то денежные выплаты. Но после появления писем из Австралии выплаты прекратились. Впрочем, отец, да и вся семья ни разу не пожалели о тех деньгах. По воспоминаниям женщины, письма от Николая приходили недолго — неожиданно появились и неожиданно закончились. По мнению Александры Васильевны, ему просто запретили писать в СССР.

Сама пенсионерка всю жизнь проработала в колхозе, практически никуда не выезжала. У неё двое детей (тоже давно пенсионеры) и один внук, все живут в Москве. По её словам, все братья и сестры Николая давно умерли, а о том, где живут их дети, она сказать затруднилась. Как отметила женщина, в Воронеже тоже уже не с кем общаться.

Узнав от корреспондентов, что род Барбашовых процветает в Австралии, Александра Васильевна заулыбалась. Особенно порадовали её имена заокеанских родственников — Манфред, Уолтер, Эрнестин, Роберт, Шариз… Через журналистов она передала им привет и пригласила в гости. По понятным причинам 91-летняя пенсионерка в Австралию не собирается. Хотя не исключает, что её внук Денис, проживающий в Москве, вполне может подружиться с новообретённой роднёй. Правда, дать его контакты женщина затруднилась. Телефоном она не пользуется по причине плохого слуха, да и адрес не знает. Родственники из Москвы сами навещают её в селе.

Корреспонденты «МОЁ!» оставили Александре Васильевне свои контакты, чтобы та передала их внуку из Москвы. Будем надеяться, что таким образом род Барбашовых из Черноземья и Австралии снова восстановит связи.

Подписывайтесь на «МОЁ! Online» в «Яндекс.Новости» и на наш канал в «Яндекс.Дзен». Cледите за главными новостями Воронежа и области в Telegram-канале, «ВКонтакте», «Одноклассниках», TikTok, и YouTube.