Прислать новость Магазин

Под Воронежем пенсионерка ютится в хибаре с земляными полами и соломенной крышей

Женщина вынуждена жить в таких условиях, потому что её дом сгорел

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

100

Читать все комментарии

13967

В последнее время многие отмечают, что Воронеж стал красивее, чище, современнее. Это не может не радовать. Но вот стоит отъехать от областного центра километров на сто, и местами создаётся впечатление, что деревни и сёла ещё не миновали рубеж 80-х годов прошлого века, а некоторые и вовсе застряли в XIX веке. Во всяком случае, такое впечатление создалось у корреспондентов «МОЁ!» от поездки в село Россошки Репьёвского района.

Дорог там просто нет, даже летом после дождя, кроме как на лошади, проехать по селу невозможно, а чтобы пройти пешком, надо закатать брюки по колено. Съездить в Россошки мы решили после того, как к нам обратились жители села и попросили помочь их 66-летней односельчанке Марии Когтевой, которая одна живёт в старом обветшавшем доме с земляным полом и соломенной крышей.

Сарафанное радио вместо мобильной связи

Первое, что нас удивило в Россошках, - это тишина и отсутствие людей на улицах. Мы уж было подумали, что все жители ушли на какое-нибудь сельское собрание, как вдруг на пороге одного из домов появилась женщина.

- Продаёте что? – спросила нас она.

Видимо, с другими целями чужаки по их селу не бродят.

Лошадь - лучшее средство передвижения по селу даже летом, на машине корреспонденты «Ё!» в этих местах проехать не смогли
Фото Александра ЗИНЧЕНКО

Мы объяснили, что журналисты и ищем дом Марии Стефановны. Женщина рассказала нам, куда идти, но предупредила, что Когтевой дома нет (откуда бы ей знать, как мы убедились, мобильные телефоны в селе практически нигде не ловят сеть). Но тут же пообещала позвонить кому-то с домашнего телефона и предупредить Марию Стефановну, что к ней приехали гости.

И после этого мы убедились, что стационарный телефон и сарафанное радио – лучшее средство связи в селе. Когда мы подошли к дому пенсионерки, там потихоньку начали собираться любопытные соседи. А через полчаса подошла и она сама.

«Из-за плохих условий у меня хотели забрать внучку»

Мария Стефановна удивилась (она не знала, что её соседи обратились в газету), но в дом нас пустила. Надо сказать, что внутри нас встретил образцовый порядок, как будто кто-то прямо перед нашим приходом сделал в доме генеральную уборку. Но вот само строение оставляет желать лучшего – земляной пол посыпан древесной стружкой и укрыт линолеумом и коврами (для тепла), крыша покрыта соломой и листами рубероида. По жёлтым пятнам на низком потолке видно, что крыша текла, и не раз.

Шансов улучшить жилищные условия на пенсию в 8 тысяч рублей у Марии Стефановны немного
Фото Александра ЗИНЧЕНКО

- Из-за этого дома у меня младшую внучку забрать хотели, - рассказывает Мария Стефановна. – Последние 10 лет я двоих внучек растила одна. Их мама, моя дочь, умерла, отец, хоть и является опекуном, но с девочками даже не общался. Мы раньше жили в другом доме, вместе с моим сыном, там и внучки были прописаны. А эта хибара стояла пустая. А потом сын безобразничать начал, выпивал. Вот я и решила перебраться с внучками сюда. Этот дом строили ещё мои родители. Жила с девчонками как могла. Они помогали по хозяйству, вместе с моей пенсией и их детскими пособиями 25 тысяч в месяц выходило. А в марте дом, где жил мой сын с сожительницей сгорел, они погибли. Старшая-то внучка уже взрослая, ей 20 лет, к тому времени она уехала в Воронеж, работает продавщицей в магазине. А младшая в школе училась, в девятом классе, так вот она осталась без прописки. Из опеки как увидели, в каких условиях мы живём, сказали, что внучку у меня заберут в интернат. Как я переживала, у меня роднее внучек ведь и нет никого.

Сгоревший дом, где погибли сын пенсионерки и его сожительница
Фото Александра ЗИНЧЕНКО

Но обошлось. Внучку Марии Стефановны прописали к себе соседи, а потом она закончила девятый класс и поступила в техникум в Воронеже. Сейчас учится там и живёт в общежитии.

- А я вот одна осталась, - вздыхает Мария Стефановна.

«Похоже, придётся здесь свой век доживать»

Содержать полуразвалившийся дом в порядке 66-летней женщине тяжеловато. На пенсию 8 тысяч рублей не то что строительство, ремонт не затеешь. Вот и латает Мария Стефановна старые дыры как может.

- Эта зима была снежная, - говорит пенсионерка. – Лазила на крышу, чтобы снег счистить. Потому что иначе – потоп. Но всё равно соломенная крыша течёт, по весне бегала с тазиками и кастрюлями по дому, подставляла, чтобы на пол не натекло. Думала, что поселилась сюда временно, а теперь, похоже, здесь придётся век доживать.

Внутри дома у Марии Стефановны образцовый порядок, даже не верится, что под ногами земля, а над головой - солома
Фото Александра ЗИНЧЕНКО

Женщина говорит, что пытается выбить у местных властей какую-нибудь компенсацию за сгоревший дом. А там, глядишь, подкопит и со временем насобирает на новое жильё в своём селе.

- Дом нужен, чтобы внучкам в случае чего было куда вернуться. – говорит Мария Стефановна. - Жизнь ведь она такая… мало ли, как сложится.

Но пока перспектив улучшить жилищные условия у женщины мало. Крыша-то над головой у неё есть, но, правда, пока только соломенная.

Если у вас есть возможность и желание помочь Марии Стефановне, обращайтесь в редакцию по номеру телефона 267-94-00 (спросите Евгению Гвозденко).