Прислать новость Магазин

«Когда попал в полицию, стало страшно»

Истории учеников единственной в области школы для малолетних правонарушителей

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

34

Читать все комментарии

6671

Справка:

Свою историю Аннинская специальная общеобразовательная школа ведёт с 1919 года, когда в бывшем имении князя Александра Барятинского были созданы детский городок и детский дом для беспризорников. С 1943 года школа функционировала как колония для малолетних правонарушителей и находилась в ведении НКВД. В 1965 году колонию преобразовали в спецшколу-интернат для детей и подростков, нуждающихся в особых условиях воспитания, и передали в ведение Министерства образования России.

Их называют трудными подростками. За совершённые правонарушения детей от 11 до 14 лет в нашей стране по решению суда отправляют на перевоспитание в спецшколы. В Воронежской области подобная только одна — в Анне. Здесь учатся мальчишки из разных городов России. И хотя аннинская спецшкола не входит в систему Федеральной службы исполнения наказаний, а находится в ведении Министерства образования, она не похожа на обычное образовательное учреждение.

Корреспонденты «МОЁ! Online» провели один день в Аннинской специальной общеобразовательной школе и узнали, как живут её подопечные.

Маленькие взрослые

Пройти на территорию школы можно только через контрольно-пропускной пункт, с разрешения администрации, а сама она по всему периметру огорожена забором. Несмотря на это, первое впечатление, после того как ты переступаешь порог спецучреждения, — будто попал в обычный детский лагерь: мальчишки играют в футбол, режутся в лапту, на входе в корпус школы висит стенгазета, а рядом — аккуратные клумбы с цветами…

И всё же от лагеря спецшколу отличает строгий режим. Ребята здесь живут по расписанию, в столовую ходят строем, не могут по своему желанию покинуть территорию или уехать домой на каникулы. Сотовыми телефонами пользоваться им запрещено. Позвонить родственникам они могут раз в неделю или по праздникам, чтобы поздравить родных.

Мальчишки очень любят рыбачить. Сюда их приводят за хорошее поведение и успехи в учёбе
Фото: Александр ЗИНЧЕНКО

Впрочем, скучать воспитатели и педагоги подросткам не дают — устраивают выездные экскурсии, походы, рыбалки, купания в реке. А спортплощадка в свободные часы в неограниченном доступе. В школе есть всё, что душа пожелает: от тенниса до велосипедов — летом, собственный каток — зимой.

Сейчас в спецшколе живут 27 детей. В год через неё проходят около 40 подростков. Сюда направляют детей, не достигших возраста уголовной ответственности, по решению суда за самые разные правонарушения — кражи, угон машин, бродяжничество и другие. Срок для исправления дают разный, но не более трёх лет. Пребывание в школе судимостью не является.

— Как ни странно, наша спецшкола — выход из сложной жизненной ситуации для мальчишек, которые за свои проступки попали не в тюрьму, а к нам, в общеобразовательную школу, — говорит директор учреждения Олег Пархоменко. — Эти подростки — маленькие взрослые, они много что в жизни видели и пробовали. Попадают к нам из разных семей, в том числе и благополучных. Как правило, дети недолюблены, у многих педагогическая запущенность, некоторые нуждаются в медицинской помощи. Наша задача — сделать так, чтобы у них были улучшения во всех сферах. В целом все ребята способные, и, когда они чувствуют внимание и заботу, начинаются положительные изменения.

Олег Пархоменко

Олегу Пархоменко 61 год, он работает директором спецшколы уже десять лет. Под его руководством коллективу удалось добиться того, что с 2015 года никто из воспитанников не пытался сбежать. Ранее бывало и по 20 побегов за год. Наоборот, каждый четвёртый ученик просит продлить ему срок пребывания в школе, чтобы закончить здесь девять классов.

— В школе на каждого ученика приходится по два с половиной сотрудника, — говорит Олег Пархоменко. — Не каждый сможет работать здесь. Особенно строго мы отбираем воспитателей, ведь они ближе всех к детям. Они должны быть авторитетами во всём, даже в быту — не курить, не материться. На работу берём как мужчин, так и женщин.

«Наказаний у нас нет»

Ребята устроили корреспондентам «МОЁ!» экскурсию по территории школы. Показали школьный музей, живой уголок с черепахами, рыбками и попугаями, теплицы, где мальчишки выращивают огурцы и помидоры для столовой. График у пацанов даже летом очень насыщенный. Зарядка, спортивные игры, пятиразовое питание, экскурсии, творческие занятия, уборка… Общаешься с мальчишками, и кажется, что ничем они не отличаются от обычных подростков. Любят животных, слушают рэп, обожают футбол, обсуждают рыбалку. Но при этом про каждого хоть книжку пиши, настолько впечатляют их судьбы.

— Один парень к нам попал, потому что воровал видеорегистраторы на машинах, — рассказывает замдиректора по воспитательной работе Надежда Спицина. — Приносил домой и разбирал себе на игрушки. Ещё один мальчик у нас оказался, потому что мать не уделяла ему должного внимания, и он был вынужден воровать, чтобы поесть. У кого-то в семье родители развелись и, как следствие, дети попадали в плохие компании. За убийство попадают крайне редко. Сейчас таких детей в школе нет. А когда-то был у нас мальчик, который из ружья убил своего отца. Тот на протяжении долгого времени издевался над ним и братом, в будку собачью сажал, вот ребёнок и не выдержал… За каждым преступлением стоит личная драма. В школе мы стараемся создать атмосферу дома, семьи, чтобы здесь дети чувствовали себя защищёнными и нужными. У нас нет наказаний, только беседы.

На каникулах школа похожа на обычный летний лагерь
Фото: Александр ЗИНЧЕНКО

«Лучшая награда — порадовать родителей»

В школе выстроена особая система обучения и самоуправления. В каждом классе есть свои ответственные. За каждое действие ученики получают оценки по пятибалльной шкале. Например, за зарядку, за чистоту, за дисциплину, за участие в общественной жизни. Отдельно оцениваются успехи в учёбе. За баллы потом можно по итогам четверти выиграть разные призы — подарки, сладости, обменять баллы на прогулку за территорию школы с воспитателем. А ещё есть возможность на каникулы получить поездку домой. Но больше всего ребята стремятся заполучить благодарственное письмо родителям. Каждую четверть такой возможности удостаиваются двое — пятеро лучших учеников.

— Дети очень стараются порадовать своих близких, для них невероятно важна поддержка родителей, какими бы мама с папой ни были, — говорит Надежда Спицина. — Здесь всё плохое забывается, ребята с нетерпением ждут писем от родных, звонков.

Родители в любое время могут навестить своих детей. Многие приезжают издалека, снимают жильё в Анне, чтобы проводить время вместе с сыновьями. В школе мы застали двух мам — Светлану и Наталью, приехавших из Республики Коми и Чувашии. За какие проступки их сыновья оказались в спецучреждении, женщины говорить не стали. Оно и понятно, о плохом вспоминать никому не хочется. Зато с гордостью отметили, что и Никита, и Максим были награждены благодарственными письмами своим мамам.

За хорошую учёбу Никита и Максим были награждены — руководство учреждения направило благодарственные письма родителям мальчишек
Фото: Александр ЗИНЧЕНКО

— Я думаю, что всё, что ни делается, к лучшему, — говорит Светлана, мама девятиклассника Максима. — Сын здесь живёт полтора года. У нас с ним отношения стали гораздо лучше. Я очень благодарна учителям и воспитателям. Сын изменился, подтянул учёбу.

У мамы Никиты тоже нечасто получается навещать сына, поэтому каждую минуту до своего отъезда они стараются провести вместе. Наталья также отметила, что сын поменялся за время учёбы, заинтересовался православием.

— Ну, я и раньше знал, что можно молиться, но не делал этого, а здесь в храм хожу, — смущённо говорит Никита. — Мне нравится изучать жизнь святых.

В школе есть молельная комната. А ещё с желающими местный священник проводит занятия в воскресной школе.

«После выпуска три года следим за учениками»

В январе этого года Аннинская спецшкола стала одним из победителей во всероссийском конкурсе социальных проектов и выиграла грант в два миллиона рублей. Эти средства пойдут на развитие трёх направлений — пошивочный цех мягких игрушек, столярную мастерскую и обустройство новых теплиц. Эти направления — часть программы по профессиональной подготовке воспитанников. Вообще в спецшколе мальчишки — настоящие мастера, шьют игрушки так, что от магазинных и не отличишь. А их резные изделия из дерева на ура продаются на различных выставках-ярмарках.

Надежда Спицина

— Наших детей в Анне хорошо знают, — говорит Надежда Спицина. — Они участвуют в муниципальных и российских творческих конкурсах, рисуют, поют. А в спортивных соревнованиях постоянно призовые места занимают. Радуешься их успехам, как победам своих детей, и огорчаешься, если что-то не получается. К сожалению, не у всех после выпуска получается измениться, в основном так бывает, если дети возвращаются в прежнюю среду, где у них нет достойных примеров. Но мы прикладываем все усилия, чтобы этого не произошло. В течение трёх лет контролируем дальнейшую жизнь наших выпускников. Переписываемся с ними в соцсетях, созваниваемся, делаем запросы в официальные органы. Приятно, что многие выпускники называют школу домом и пишут, что очень скучают.

Почему подростки всё же идут на нарушения закона? Директор спецшколы говорит, что одна из причин — чувство безнаказанности. Редко кого из детей отправляют в спецучреждения после одного и даже двух эпизодов. Пока какое-то серьёзное наказание не последует, ребята не осознают свои поступки.

— Многие дети сейчас меряются, у кого телефон или планшет круче. Не каждый родитель может купить дорогую вещь, иногда это толкает детей на воровство. Очень важно, чтобы родители объясняли, что в жизни материальные ценности не так важны, как семья, любовь, дружба, — добавляет Надежда Спицина.

Уезжать из школы нам не хотелось. Настолько здесь душевная и семейная атмосфера, которая помогает растопить сердца даже трудных подростков.


«Когда попал в полицию, стало страшно»

Личные истории учеников спецшколы

Мальчишки, которые попали в Аннинскую спецшколу, не любят вспоминать своё прошлое, потому что они мечтают после выпуска начать жизнь с чистого листа. И всё же несколько ребят поделились своими историями. Их имена изменены.

Миша, 7-й класс, Республика Коми:

— Сюда попал за воровство. Меня друзья шопоголиком прозвали. Стоило мне только увидеть вещь, которая мне нравилась, и всё, ничего не могу с собой поделать. Родители не могли мне это купить, поэтому я связался с плохой компанией и стал воровать. Я прогуливал уроки, убегал из дома, не приходил ночевать, прятался у бабушки в бане, а родители не знали. Я очень виноват перед ними. Сейчас очень по ним скучаю. Мой срок закончится после седьмого класса, сразу домой поеду. У меня к тому времени уже сестрёнка родится. Может, если бы родители здесь жили, я бы и до девятого класса тут учился.

Конечно, в школе не хватает свободы, хочется иногда выйти погулять. А вообще, здесь мне очень нравится. Мы недавно ездили на конезавод на экскурсию, играем в футбол, в теннис, катаемся на лыжах. Ещё мне нравится шить мягкие игрушки. Я их родителям отправляю на праздники. Вернусь домой, открою интернет-магазин, буду шить игрушки и продавать. Ещё продолжу заниматься футболом, мечтаю поступить в Академию футбола в Москве и сходить на матч любимого «Спартака». Я знаю, что будет много соблазнов вне школы, но я ни за что не буду снова воровать.

Живой уголок в школе учит мальчишек заботиться не только о себе
Фото: Александр ЗИНЧЕНКО

Артём, 8-й класс, Республика Коми:

— В школе я почти два года. У меня срок во второй четверти девятого класса заканчивается. Но я останусь до конца учебного года, чтобы здесь школу закончить. Не хочу возвращаться, я тут привык ко всем. Хотя скучаю по родителям, по братьям и сестре.

Сюда я из-за друзей попал. Дрался, воровал, из дома сбегал. Мы воровали кошельки, телефоны, заходили в магазины и брали жвачки, шоколадки. Просто весело было. Всё это года полтора продолжалось. Когда первый раз попал в полицию, стало страшно. Родители всё узнали. Я на какое-то время перестал воровать, а потом опять начал. И уже после того, как второй раз в полиции оказался, меня сюда отправили. На самом деле я не люблю воровать и драться не люблю, я спокойный. А с друзьями теми больше не общаюсь.

Когда приеду домой, первым делом поговорю с родителями. Они уже получили от школы благодарственное письмо, были очень рады, сказали мне: «Молодец, исправился». А потом хочу на художника выучиться.

Пётр, 9-й класс, Воронежская область:

— Как и почти все, я в школу за воровство попал. И не за одну кражу, а за несколько. Только здесь осознал, что, например, на телефон, который я украл, человек мог долго копить. Раньше я курил, сейчас бросил. Даже от запаха сигарет теперь тошнит. В школе начал много читать. Особенно нравится фантастика. Недавно прочитал книги «Зерцалия» Евгения Глаголева. Я очень хочу начать всё сначала, чтобы никто не знал, какие поступки я совершал. Хочу уехать в другой город. Мечтаю, что мы с ребятами, с которыми здесь подружились, откроем свой бизнес.

Многие дети не хотят покидать школу и просят оставить их здесь до конца 9-го класса
Фото: Александр ЗИНЧЕНКО

Историю о том, как один из воспитанников аннинской «угнал» авто на глазах бывшего начальника Главного управления внутренних дел по Воронежской области Олега Хотина, читайте в номере «МОЁ!» от 21 августа.


Как помочь ученикам Аннинской спецшколы

Директор школы Олег Пархоменко рассказал, что на самое необходимое средства выделяются — одежда для учеников, питание и прочее. Однако школе нужна помощь в подготовке к учебному году и для дополнительных занятий. Также в школе будут рады спонсорской помощи в организации экскурсий для детей. Необходимы канцтовары, наборы для творчества и рисования, настольные игры, искусственный мех для пошива мягких игрушек. Принести всё это можно в редакцию «МОЁ!» по адресу: ул. Лидии Рябцевой, д. 54 — до 11 сентября с 9.00 до 18.00 в рабочие дни. Узнать дополнительную информацию можно по телефону 267-94-00 (спросить Ольгу Гнездилову). В середине сентября корреспонденты «МОЁ!» вновь навестят учеников спецшколы и передадут им подарки от наших читателей.