Прислать новость Магазин

В Воронеже умерла женщина, полгода не выходившая из дома из-за сломанного замка

Пока женщина была жива, никто так и не отважился вскрыть входную дверь

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

69

Читать все комментарии

118492

Печальное продолжение получила история «заточённой» жительницы Воронежа, которую мы рассказывали в июне этого года. С начала марта жители дома № 8 по улице Кирова били тревогу: их беспокоило поведение соседки — 55-летней Ирины Д., инвалида детства. Наши читатели утверждали, что одинокая женщина, не имеющая родственников, несколько месяцев находится взаперти в своей четырёхкомнатной квартире с каким-то минимумом еды.

Добровольное заточение

Примерно за полгода до того, как Ирина исчезла из поля зрения соседей, она стала демонстрировать странное поведение. Женщина могла среди ночи постучаться к соседям, вынести из квартиры мебель и перегородить доступ ко входным дверям, донимала людей странными вопросами о давно умерших людях. То есть, по мнению соседей, она была очень активна и явно неадекватна.

А 8 марта Ирина через дверь попросила починить ей замок, говоря, что не может выйти из квартиры. Как заметили соседи, беседовавшие с женщиной, ручка на её двери болталась, то есть замок был сломан снаружи: изнутри открыть его женщина никак не могла. Но когда к двери пришёл слесарь, он получил от хозяйки квартиры из-за двери категорическое требование уйти и оставить её в покое.

С тех пор, как говорят соседи, Ирина сидела в своей квартире. В ответ на попытки соседей достучаться до неё и предложить помощь, они получали только крики и ругань с требованием уходить. Так прошло три месяца. Женщина ещё отвечала соседям, но те беспокоились всё больше. И в результате обратились к журналистам.

Замок и ручка были сломаны. Открыть дверь изнутри женщина не могла
Фото: Александр ЗИНЧЕНКО

В конце июня корреспонденты «МОЁ!» предприняли попытку вытащить Ирину из её добровольного заточения. Первым делом мы обзвонили все службы, которые могли бы помочь освободить из плена невменяемую женщину: полицию, МЧС, департамент здравоохранения, скорую психиатрическую помощь… Судя по комментариям, которые мы получали, выходило так, что ни одно ведомство не брало на себя ответственность за вскрытие квартиры человека, который формально находится в своём уме и твёрдой памяти. А психиатры не могли выдать заключение о невменяемости, пока дверь закрыта. Круг замкнулся.

22 июня журналистам всё же удалось кое-что предпринять. Подсказку нам дала сама Ирина. Мы приехали к её квартире, долго стучали и пытались уговорить подойти к двери. Видимо, чтобы поскорее от нас отделаться, женщина сказала, что открыть дверь не может, потому что подвернула ногу и лежит. Тот факт, что женщина находится в беспомощном состоянии, и стал веским аргументом для службы 112, куда мы тут же позвонили. На место приехали скорая помощь, МЧС для взлома двери и участковый как представитель власти. Однако когда спасатели уже начали вскрывать дверь, Ирина бодро подскочила к ней и категорически запретила трогать её имущество.

Работы по взлому двери приостановились. Полицейские стали задавать женщине наводящие вопросы о том, как её зовут, сколько ей лет и какое сегодня число. Удивительно, но Ирина отвечала правильно. Правда, помимо этого она демонстрировала явную агрессию к соседям, с которыми всегда была в нормальных отношениях. Полиция сдалась, дала сотрудникам МЧС отмашку прекратить работы и все разошлись, так и не завершив начатого.

Открыли слишком поздно

Новости о судьбе Ирины пришли в редакцию 6 сентября. Почувствовав трупный запах из квартиры соседки, граждане снова обратились в службу 112. На место опять приехали полиция и МЧС, и квартиру всё же вскрыли. Внутри лежал труп сильно исхудавшей женщины.

— Мы с соседями последнее время следили: крутится ли у неё счётчик, — рассказывает соседка Ирины Анна Ивановна. — Крутится — значит. ещё жива. Я приехала из санатория на днях, а мне ещё одна соседка сказала, что последний раз он недели три назад крутился. Вчера мы почувствовали запах из её квартиры. Позвонили в полицию, ну тут уж все съехались.

Анна Ивановна, выполнявшая роль понятой в то время, когда полиция вскрывала квартиру, говорит, что в помещении оказалось множество полиэтиленовых пакетов с мусором, накопившимся, видимо, за то время, пока Ирина не выходила из дома. Дверь была закрыта не просто на замок, но и на цепочку. Глазок изнутри был заклеен пластырем.

Соседки пытались помочь запертой женщине. Но их усилия оказались напрасны.
Фото: Александр ЗИНЧЕНКО

— Она очень трусливая была, — говорит Анна Ивановна. — Я хорошо знала её родителей, которые, пока были живы, её опекали. Единственный ребёнок, инвалид детства, в четырёхкомнатной квартире… Они боялись, что после их смерти кто-то захочет обмануть Ирину и отнять жильё. Поэтому научили её быть очень недоверчивой и бояться всего и всех. Она никого к себе не пускала, ни почтальонов, ни соцработников. Вот и умерла одна в своей квартире.

Соседка говорит, что полиция так и не нашла паспорт Ирины, которая всю жизнь хранила его в одном месте. Говоря о том, кто будет хоронить женщину, Анна Ивановна считает, что эти обязательства, возможно, возьмёт на себя друг её отца, который одно время навещал Ирину, но потом она и его перестала пускать к себе.

— Жалко, конечно, — вздыхает Анна Ивановна. — Если бы в июне всё же открыли дверь, можно было бы полечить человека и продлить ему жизнь. Полиция и МЧС тогда говорили, что не имеют права открывать дверь, а сегодня вот приехали и спокойно всё открыли, не зная наверняка, труп внутри или нет. Очень жаль, что ничего не сделали вовремя.

Автор:

Евгения ГВОЗДЕНКО