Воронежца, которого присяжные оправдали в зверском убийстве, будут судить заново

Верховный суд отменил приговор Андрею Калинину и вернул дело на пересмотр

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

30

Читать все комментарии

14285

Адвокату Андрея Калинина Сергею Григорьеву я дозвонилась уже поздно вечером 25 декабря.

– Извините, что в такой час. Невтерпёж, как у вас прошло.

Григорьев целый день в Москве, в Первом апелляционном суде, но в 19:30 ответом мне голос бодрый и спокойный:

– Добрый вечер, Татьяна! Приговор отменили, дело вернули на пересмотр. Это было… было… предсказуемо.

– Если честно, для меня тоже. И что теперь?

– Теперь новая коллегия присяжных, и всё заново. Когда? Пока неизвестно. Не раньше конца января, думаю, только первое заседание может быть. Дело ещё должно вернуться из Москвы, какие-то бумажные формальности... Мы пока не знаем, чем Верховный суд мотивировал своё решение. Когда дело вернётся в Воронеж, ознакомимся.

– А Калинин? С ним что?

– Ничего.

– Ну… Он, наверное, под подпиской?

– Нет. Сейчас у него нет никакой меры пресечения.

Здесь недоработки, там — нестыковки

При этом, напомню, 42-летнего Андрея Калинина обвиняют в убийстве с особой жестокостью – с пожизненным сроком в возможной перспективе. По версии следствия, 11 сентября 2017-го он заживо поджёг в гараже на Фестивальном бульваре своего приятеля Александра Орлова и запер на замок, оставив умирать в муках. Больше двух лет Калинин просидел за решёткой в СИЗО. Но: презумпция невиновности, принципы гуманизма – и сейчас он на свободе с чистой совестью.

Он и ещё пятеро местных мужиков собирались в орловском гараже пить. Впрочем, культурно: никаких неблагопристойностей не случалось. В тот вечер, считают в Следственном комитете, Калинин с Орловым якобы остались наедине, поссорились, Калинин толкнул Орлова, плеснул горючей жидкостью, чиркнул спичкой, дождался, пока разгорится пламя, вышел из гаража, навесил амбарный замок… 15 сентября Калинин живописал это собственноручно в явке с повинной в Советском РОВД. А через четыре дня отказался от признаний, заявив, будто в полиции его пытали.

Калинин на роль злодея годился вполне: по материалам дела тунеядец, алкоголик со справкой, с двумя – хоть и погашенными – судимостями в багаже: по хулиганке и за разбой. Единственный из всей компании после пожара исчез – на три дня уехал к подружке в Семилукский район. То, что его порядка 20 часов – с 14 на 15 сентября 2017-го — в Советском РОВД удерживали незаконно, как минимум под психологическим давлением, потом, уже во время процесса, признает судья облсуда Михаил Авдеев. И «повинную явку» Калинина из доказательств исключит. Его адвокат Сергей Григорьев считает: прямых доказательств вины у следствия нет – ни следов горючего и копоти на одежде (при этом одежду других «клиентов» гаража не проверяли совсем), ни ключа, каким он якобы запер ворота, ни отпечатков пальцев, и по факту у обвинения лишь показания алкоголиков, которым что-то показалось и послышалось. Прокурор Наталья Кузнецова возражает: в начале, ещё признавая вину, Калинин детально рассказал, как всё якобы произошло, указал на такие обстоятельства, которые «непосвящённый» знать не мог – например, где и в какой позе лежал погибший. Есть показания свидетеля, будто Калинин звонил ему ночью после пожара и просил сказать «ментам», мол, его – Калинина – в гараже вечером 11 сентября не было, зато был какой-то бородатый мужик на джипе. Знакомая Калинина рассказала: он сообщил ей о «сгоревшем в гараже мужике» и сказал, что «надо отсидеться». Плюс – нестыковки в показаниях самого Калинина и его матери, «отрицательные характеристики» (по словам подружки, Калинин избивал её до синяков), показания бывшего участкового о «давних связях старшего брата Калинина в криминальном мире»… А то, что его якобы пытали, «не подтвердилось». Знакомый с делом правоохранитель мне сказал прямо: в версии следствия у них сомнений нет.

Калинин запросил суд присяжных. 10 октября этого года – вердикт: в убийстве Александра Орлова невиновен, судья облсуда Михаил Авдеев вынес оправдательный приговор. Прокуроры и родственники погибшего его обжаловали, и теперь, после решения Первого апелляционного – продолжение следует…

«Буду жаловаться!»

Почитать моё расследование по теме можно здесь. История неординарная. Я не играю в прокуроров, адвокатов и следователей, ясно вижу провалы обеих сторон, но своё мнение оставлю при себе. Читатели на нашем сайте «МОЁ! Online» высказали своё, и большинство – ПРОТИВ версии Калинина.

Повторюсь, это мнение, правосудие мы здесь не вершим.

Что характерно – кажется, не все этот пункт поняли, поэтому объясню чётче: перед присяжными нельзя раскрывать, КАК добывались доказательства, ЧТО за птица сидит в клетке рядом с ними – белая и пушистая или хищник-душегуб. Чтобы не играть на чувствах. То есть страницы о якобы пытках Калинина, его «минусовые» характеристики для них закрыли. Оправдывая его в сожжении человека заживо, они этого НЕ знали.

Наутро после решения московских судей звоню Калинину. А там – крик души:

– Беспредел! Буду жаловаться кругом – и Бастрыкину (глава Следственного комитета России. – Авт.), и нашему новому прокурору, и в «Человек и закон»! Меня же оправдали!

– Это обычная процедура – обжаловать…

– …но я не убивал! Никого из тех алкашей даже проверять не стали. Никто не обращает внимания: сначала мне дали бесплатного адвоката Олега Болтыхова, которого следователь Данила Панкин привёл. А потом мой новый адвокат – Григорьев – делал запросы в Адвокатскую палату, дежурил ли тогда Болтыхов, что его мне назначили? Так не ответили! И понятыми были общественные помощники следователя. И вообще – обидно. Вот вы написали в своей статье: пьяница и тунеядец. Да мне справку по ошибке, небось, выдали – с родственником перепутали, у нас инициалы одинаковые! А у меня сердце больное, я в больнице лежал – в предынсультном состоянии! И на работу собираюсь выходить. Еле нашёл, все косятся: мол, 105-я на нём (статья об убийстве. – Авт.). Кругом буду жаловаться. До президента дойду!

…Редакция «МОЁ!» направила запросы в воронежское Следственное управление СКР и Главк МВД: проводились ли служебные проверки по «пыточным обвинениям» товарища Калинина, чем закончились, где и кем сейчас трудятся сотрудники. Полиция была краткой (врио начальника городского УМВД Сергей Гнеднев): проверки – да, причастность не установлена, больше сказать ничего не можем – информация ограниченного доступа.

А вот – Следственный комитет (руководитель контрольно-следственного управления Алексей Мязин): «По сообщению Калинина Советским СО проводилась проверка о неправомерных действиях полицейских, в уголовном деле отказано. Кроме того, 1-м отделом по расследованию особо важных дел СУ СКР проводилась проверка о неправомерных действиях и полицейских, и следователя Панкина. В уголовном деле отказано. Сейчас результаты этих проверок отменены, организовано проведение новых».

Кроме того, Алексей Мязин подчеркнул: теперь, когда начнётся новый суд с присяжными, заново оценят и все доказательства – в том числе калининскую явку с повинной…

Между тем, по моим данным, следователь Панкин пошёл на повышение. А адвокат Олег Болтыхов у него в «друзьях» во «ВКонтакте». Впрочем, это не снимает главные вопросы: сжигал ли Калинин Александра Орлова и если не он – кто?


ОТ РЕДАКЦИИ

После первого материала некоторые читатели возмутились: вы что творите – ещё присяжным работать, тут все карты раскрыли.

Да, мы отдавали себе отчёт: оправдательный приговор Калинину не вступил в законную силу, и высока вероятность второй серии процесса. Но всё равно решили писать.

Потому что – и мы уже говорили – к каждой истории мы подходим с линейкой общественной значимости. Оправдание виновного или обвинение безвинного, провалы правоохранительной и/или судебной системы – градус зашкаливает. А те же провалы в деле Калинина очевидны – это раз.

Два: если человек заявляет, что якобы его пытали в полиции, а расследование по его заявлениям спустили на тормозах – он имеет такое же право голоса, как и те, кто потерял близкого от рук преступника. Но даже возможные пытки, если вдруг они действительно были, не дают автоматом индульгенцию.

Три: мы проделали обычную журналистскую работу – поговорили с людьми. И если выяснилось, что кто-то в чём-то, вероятно, врёт – мы не можем сказать иначе. При этом мы перепроверяем и фильтруем информацию, понимая: это и это – не здесь и не сейчас. А то, что человек в школе стрелял пшеном в одноклассников, а теперь колотит подружек – не значит, что он может убить.

И ещё. Для профессионального судьи обязателен только оправдательный вердикт присяжных. Но его могут обжаловать прокуроры и потерпевшие. А обвинительный… Есть в Уголовно-процессуальном кодексе 348-я статья. ОБВИНЁННОГО присяжными суд может ОПРАВДАТЬ. Если посчитает, что в конкретно его действиях нет состава преступления. Или – второй вариант – суд может распустить присяжных и собрать новых, если решит: человек к преступлению НЕпричастен либо же самого преступления НЕ БЫЛО.

Правда всегда одна.