Прислать новость

Врачи и водители воронежской скорой обижены отсутствием президентских доплат

По их словам, рискуют все – выезжая к температурящим больным, общаясь с коллегами, у которых затем выявляют коронавирус. Но доплаты положены тем бригадам, у пациентов которых подтвердился COVID-19

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

35

Читать все комментарии

11589

Свои производственные проблемы врачи в последние 10 — 15 лет на публику не выносили. Возможно, потому что самих проблем стало меньше. Возможно, потому что руководство стало строже относиться к любой огласке, тем более в средствах массовой информации. В эти дни ситуация поменялась кардинально. Во многих городах России прошли сходы работников скорой медицинской помощи. В части случаев по итогам этих сходов они записали открытые обращения к президенту Владимиру Путину.

Речь шла либо о том, что не пришли президентские доплаты за оказание помощи пациентам с коронавирусной инфекцией. Либо о том, что стимулирующие выплаты были начислены в зависимости от отработанного времени, хотя сам президент указания о такой детализации не давал.

В Воронеже сход сотрудников скорой состоялся утром 21 мая во дворе подстанции Левобережного района. Руководство знало о том, что медики и водители скорой намерены его провести, поэтому на место приехал главный врач станции скорой помощи Сергей Рожков. Более часа он отвечал на вопросы разгорячённых и обиженных подчинённых, которых было не меньше пятидесяти.

Главное – в Воронежской области обещанные президентом доплаты медикам за апрель выплатили в полном объёме. Размеры стимулирующих выплаты: врачам стационаров — 80 тыс. руб. в месяц; среднему медперсоналу стационаров и врачам скорой помощи — 50 тыс. руб. в месяц; младшему медперсоналу стационаров, водителям и среднему и младшему медперсоналу скорой помощи — 25 тыс. руб. в месяц.

Фото Игоря Филонова

Но вот получили их далеко не все сотрудники стационаров и скорой помощи. Дело в том, что по постановлению Правительства России от 12 апреля 2020 г. № 484 доплаты положены «медперсоналу, оказывающему медицинскую помощь непосредственно гражданам, у которых выявлена новая коронавирусная инфекция».

Работники скорой огорчены таким подходом. Казалось бы, что тут обижаться? Но давайте послушаем их истории. Главный аргумент – бригада скорой рискует круглосуточно.

— Наша работа тяжёлая из-за своей непредсказуемости, — рассказывает фельдшер Евгения Воробьёва. – Мы же не можем отказаться от вызовов к температурящим больным. Да и не стали бы этого делать. Ездим мы к ним пусть и в защитном костюме, но в облегчённом – не таком, как в коронавирусных стационарах. А ведь у этого пациента и может в итоге быть ковид. Конечно, и в жизни много поменялось за последние два месяца. В гости меня друзья и знакомые на всякий случай звать перестали.

— Вот мой сменщик – отработал смену и почувствовал себя нехорошо, — продолжает рассказ о рисках водитель Владимир Денисов. – Я сел за тот же руль, за которым он только что сидел. Мы работали с тем же фельдшером. А чуть позже оказалось, что у сменщика как раз коронавирус. Да что там говорить – мы все в зоне риска.

— Про нас вообще забыли, — считает врач-психиатр Михаил (фамилию он из соображений профессиональной безопасности попросил не называть). – Пациенты, к которым вызывают нашу психиатрическую бригаду, болеть могут чем угодно. Сами понимаете – среди наших пациентов много людей… асоциальных. Никакую самоизоляцию они не соблюдали и не соблюдают. Но нам даже защитных костюмов не выдают, не говоря уже про доплаты. Хотя у многих пациентов температура.

Врач Центральной подстанции скорой помощи Елена Юдина рассказала необычную историю:

— 17 апреля меня отправили на вызов к пациентке. Повод к вызову – болит живот, рвота. На месте выяснилось, что у неё ещё и температура. Между тем бригада была без средств индивидуальной защиты. Потом мне позвонили и сказали, что на работу пока выходить нельзя – у пациентки положительный результат теста на коронавирус. Через два дня меня вызвали на работу – заведующий подстанцией сказал, что положительный результат теста у неё не подтвердился.

— Да что тут говорить – мы все как на войне, — резюмировал водитель скорой Эдуард Кузнецов. – А там ведь как: кто-то двух немцев убил, кто-то одного. Но мы победили.

Главный врач станции скорой помощи Сергей Рожков в беседе с сотрудниками ссылался на то, что для тех, кто пока не работал непосредственно с пациентам с коронавирусом, но находится в группе риска, есть специальные федеральные и региональные доплаты, которые сотрудники скорой уже получили. Это, конечно, доплаты в меньшем размере – процент от среднемесячного заработка (в зависимости от должности сотрудника).

Фото Игоря Филонова

В беседе с нами главный врач скорой помощи отметил, что был бы только рад, если бы президентские выплаты были положены всем его подчинённым, так как это проще в учёте и настроение в коллективе после этого явно улучшилось бы.

— Но как бы я ни хотел выплатить деньги всем, я фактически не могу это сделать, потому что есть нормативный акт, — пояснил Сергей Рожков, имея в виду постановление правительства № 484, в котором идёт речь о том, что президентские выплаты положены только сотрудникам, непосредственно оказывающим помощь пациентам с коронавирусом.

Право на президентские доплаты в случае оказания помощи пациентам с коронавирусом в воронежской скорой на сегодня имеют 390 водителей и 629 выездных сотрудников (врачи, фельдшеры, медицинские сёстры, санитары). Президентские доплаты за апрель получили 142 водителя и 127 выездных сотрудников.

Новости других СМИ