Прислать новость

«С пациентами с коронавирусом мы работаем почти без защиты. И без доплат»

Медики инфекционной больницы жалуются на условия работы

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

54

Читать все комментарии

14373

Медики инфекционной больницы жалуются на условия работы. По их словам, они регулярно выявляют пациентов с COVID-19, при этом стационар не считается «коронавирусным», а значит, ни особых средств защиты, ни президентских выплат за работу с больными с опасной инфекцией они не получают. У одной из медсестёр, по её словам, обнаружен коронавирус.

В редакцию «МОЁ!» обратились медицинские сестры диагностического отделения №1 воронежской областной инфекционной больницы. До этого они пытались решить свою проблему с руководством, без огласки. Говорят, что не получилось. И простят обратить на эту проблему внимание руководства области. Ситуация, действительно, удивительная. В плохом смысле слова.

Предыстория

В начале мая Владимир Путин отчитал глав регионов, а затем и правительство России (выяснилось, что виновато именно оно) за то, что до медиков, работающих с пациентами с коронавирусом, не дошли в полном объёме обещанные президентом выплаты. Главный посыл президента: если медик оказывал помощь пациенту с коронавирусом (вне зависимости от количества пациентов) он получает ежемесячную стимулирующую выплату: врачам стационаров - 80 тыс. руб. в месяц; среднему медперсоналу стационаров и врачам скорой помощи - 50 тыс. руб. в месяц; младшему медперсоналу стационаров, водителям и среднему и младшему медперсоналу скорой - 25 тыс. руб. в месяц.

«Я назвал конкретные цифры этих выплат для врачей, для среднего медперсонала, для всего медперсонала, для экипажей скорой помощи и так далее. Конкретные цифры за работу с коронавирусными больными. Не за время – пять, десять минут или два часа, а за факт работы» - заявил Владимир Путин. Казалось, после внушения от президента у медиков всё будет… Нет, не хорошо, конечно. Но во всяком случае они будут получать достойные компенсации за свой труд и за риск заразиться опасной инфекцией. Однако, похоже, кто-то вновь остался обделён.

Где и как выявляют коронавирус

Пациентов с выявленным COVID-19 и с пневмонией, напомним, лечат в специально перепрофилированных для этого стационарах. В Воронеже перепрофилированы больница №8, часть БСМП №1, корпус областной больницы, больница №20 и некоторые другие стационары. Лечат там не только от коронавируса, но и от других заболеваний (если COVID-19 обнаружен, к примеру, у инсультника).

Как рассказали нам врачи скорой, в коронавирусные стационары без сомнений везут пациентов с уже подтверждённым COVID-19 или с признаками пневмонии. А как быть, если диагноз неясен и есть признаки другой инфекции? Тут, как оказалось, на выручку приходит воронежская областная клиническая инфекционная больница на улице Бахметьева. Именно там, в диагностическом отделении, диагноз должны уточнить.

Суть жалобы медсестёр инфекционной больницы в том, что, по их данным, у 17 пациентов в результате уточнения диагноза был выявлен именно коронавирус. Однако больница работает не как коронавирусный стационар, а, по мнению пожаловавшихся сотрудниц, так, словно никакой опасной инфекции не существует.

«Из средств защиты было 25 метров марли»

- Я работаю медсестрой процедурного кабинета, - рассказывает о себе Алина Цыбакова, которая год назад пришла работать в инфекционку после медицинского колледжа. – Из средств защиты поначалу у нас в отделении было 25 метров марли. Их выдали в начале апреля и сказали: «Шейте сами маски». А на мне ведь и забор крови, и забор мазков на коронавирус. У большей части пациентов, у которых выявили коронавирус, мазки брала я. Вот так – почти без всяких усиленных средств защиты. Только после того, как мы обратились в профсоюз медсестёр, мне на кабинет выдали хотя бы халаты и респиратор. Ни о каких президентских доплатах за работу с пациентами с коронавирусом и речи не идёт. Руководство отвечает «Не положено». Знаете, конечно, обидно. Мы же понимаем, что так как у нас пациенты с коронавирусом, нам, чтобы никого не заразить, нужно сократить контакты со всем близкими. Я вот уже второй месяц родителей не вижу.

- А я сопровождала на перевозке из нашей больницы пациентов сначала в диагностический центр на КТ, потом в коронавирусный стационар, - вспоминает санитарка Ольга Каверзина. – Всё, что у меня было из защиты, это одноразовый халат и одноразовая маска. В БСМП же нас встречали врачи, которые по сравнению со мной были защищены как космонавты. Они ещё и отругали меня за то, что я так «плохо одета».

- Мы все в той или иной мере контактировали с пациентами с коронавирусом, - продолжает рассказ медсестра Надежда Аникина. – Я свою шестилетнюю дочку не вижу уже больше двух месяцев, так как отвезла её к родителям, потому боюсь заразить. Одноразовых масок по-прежнему не хватает, потому на сутки нам их выдают по четыре штуки. А их положено менять каждые два часа. Пожаловалась на условия работы и на отсутствие доплат через «Госуслуги», так мне пригрозили тем, что лишат и обычной премии.

- На все наши вопросы на собраниях руководство больницы отвечает одно и то же: «У нас не коронавирусный стационар», - добавляет её коллега Лариса Башкатова.

«У меня подтверждённый коронавирус»

Медсестра Юлия Сидельникова, которая работает в инфекционной больнице уже больше 15 лет, сейчас на больничном.

- У меня подтверждённый коронавирус, - «обрадовала» она нас по телефону. – Причём он так странно подтверждался, что я успела отработать две смены. Мы все сдаём мазки на коронавирус. Мне его сделали 23 мая. 25-го звонит наша старшая медсестра и говорит: «Юля, у тебя плюс. Бери больничный». На следующий день мне позвонила наш эпидемиолог и сказала, что результат сомнительный. Меня вызвали на работу. 27 мая я как всегда поехала в больницу через весь город на маршрутке – конечно, в маске. Старшая медсестра сделала мне ещё один тест. Мне сказали, что коронавируса нет, но материал на всякий случай отправили в центр гигиены и эпидемиологии. 28-го я отработала смену. Ещё шутила: «Девчонки, берите с меня пример – за два дня от коронавируса выздоровела». Следующая смена у меня была 30 мая. Тоже вышла на работу, тоже ехала на маршрутке. А 1 июня из санэпидемслужбы и пришёл результат теста – оказывается, у меня всё же коронавирус. Сейчас сидим с мужем дома, никуда не выходим, у меня сейчас температура, кашель, одышка. Как вы думаете, где я могла заразиться? Что-то мне подсказывает, что на работе.

На больничном сейчас и Надежда Аникина, потому что она работала в одной смене с Юлией Сидельниковой, и у неё поднялась температура.

При этом наши собеседницы уверяют, что они не получили не только президентские доплаты, но и региональные – за риски (это доплаты в заметно меньшем размере – определённый процент от среднего заработка). Сейчас мы написали запрос в департамент здравоохранения области о том, по каким критериям медработникам выплачиваются президентские доплаты и выдаются средства защиты от коронавируса. Надеемся на скорый ответ руководителя департамента Александра Щукина или его подчинённых.

Новости других СМИ