Прислать новость

Врачи прокомментировали скоропостижную смерть писателя в ковидной больнице

О внезапной смерти Виктора Никитина написал его сосед по палате, который утверждает, что в палату к умирающему дежурный врач так и не пришла. Медики это категорически опровергают

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

79

Читать все комментарии

11297

Каждая смерть от коронавируса – безусловно, трагедия. Рассказать обо всех мы не можем. Хотя бы потому, что в большинстве случаев и сами родственники умерших не знают, как всё произошло. Ведь в «красной» зоне ковидных стационаров могут находиться только пациенты и врачи. 

Кончина редактора отдела прозы журнала «Подъём» 59-летнего Виктора Никитина, наоборот, была на виду. За несколько часов до неё он оставил пост в «Фейсбуке», в котором довольно подробно рассказал о своей борьбе с коронавирусом. А на следующий день другой воронежец – юрист Станислав Власов – сообщил в «Фейсбуке» о том, что Виктор Николаевич скончался в палате у него на глазах. Причём, как утверждает Станислав, врач-реаниматолог в палату так и не пришла.

Пресс-служба департамента здравоохранения в ответ на наш запрос сообщила, что, по мнению облздрава, в рассказе Станислава Власова о смерти Виктора Никитина содержится «субъективно интерпретированная автором информация, не соответствующая действительности». «В больнице состоялась врачебная комиссия, - сообщил облздрав. - Были детально изучены все обстоятельства, действия сотрудников, хронометраж. Действия медиков в ситуации резкого ухудшения состояния больного были верными, медсёстры отреагировали на тревожный сигнал в течение одной – двух минут, дежурный врач-реаниматолог прибыла к пациенту в течение 10 минут. Соседи Виктора Никитина по палате подтверждают, что все было именно так. Эту смерть невозможно было предотвратить, несмотря на то, что состояние лёгких больного постепенно улучшалось и были хорошие прогнозы на выздоровление. Виктор Николаевич Никитин умер не от COVID-19, а от его внезапного непреодолимого осложнения. Выводы относительно хода лечения и причины смерти – прерогатива специалистов, как медицинских, так и правоохранительных, имеющих для этого знания и полномочия». 

Виктор Никитин
Фото из соцсетей

Более того – сотрудники департамента здравоохранения записали даже ряд видеоинтервью с врачами. Врачи дают понять, что крайне обижены на своего пациента Станислава Власова. Правда, интервью с реаниматологом, о которой он собственно и вёл речь, нет. 

«После прочтения этого поста врач, находясь на работе, написал мне: «Елена Валерьевна, это как отрубили руки. Мне стыдно и больно, и я не понимаю – за что», - рассказала на камеру главный врач больницы №2 Елена Воронина. 

«Находились на месте два дежурных врача, - рассказала главный врач, вероятно, имея в виду ночь с 29 на 30 сентября. - Один дежуривший по стационару общему и доктор анестезиолог-реаниматолог, который дежурил в отделении анестезиологии и реанимации. На вызов в палату доктор появилась на десятой минуте, поскольку доктор находилась на втором этаже в палате интенсивной терапии и реанимации, а пациент, о котором мы беседуем, находился в общей палате. Пациент ни секунды в это время не находился без медицинского внимания – сёстры подошли в течение минуты».

«Человеческая смерть она всегда неожиданна и страшна, - резюмировала Елена Воронина. - Поэтому восприятие искажено. Девчонки, которые оказывали помощь – доктора и медсёстры – действовали чётко по алгоритму. Этот алгоритм известен медицинскому работнику. А не медицинский работник дать оценку этому алгоритму не может». 

Далее облздрав приводит запись интервью с заместителем главного врача Игорем Рягузовым. «Сегодня были опрошены соседи по палате больного, которые подтвердили, что перевод в палату интенсивной терапии отделения анестезиологии и реанимации был произведён не более, чем в течение 10 минут», - говорит он. 

Так где же скончался Виктор Никитин – в той палате, где ему стало плохо, или в палате интенсивной терапии? Связавшись со Станиславом Власовым по телефону, мы спросили об этом у него. 

- Сначала помощь нашему соседу в палате оказывали медсёстры, - рассказывает Станислав. – Совсем ещё молоденькие девочки. Заметно, что они были в шоке – повторяли что-то вроде: «Дедушка, не умирайте». А потом, минут через двадцать они вместе с санитаркой погрузили его на каталку и повезли – вероятно, как раз в палату интенсивной терапии. Правда, как мне кажется, к этому времени Виктор Николаевич уже не дышал. Хочу уточнить очень важную вещь – врачи и медсёстры больницы, безусловно, делают важное и нужное дело. У меня нет к ним никаких претензий. Но я ни в коем случае не отказываюсь от претензий к конкретному врачу – реаниматологу. И ещё раз повторю – в нашу палату к умирающему она так и не пришла. Ни через 20 минут, ни тем более, как все сообщают, через 10.

Новости других СМИ