Прислать новость

Житель Краснодара подарил монастырю в Дивногорье две фуры с овощами

Корреспонденты «МОЁ!» поговорили с настоятелем мужского Успенского монастыря, игуменом Алексием Сукачевым о том, как обитель переживает пандемию, почему люди уходят в монастырь и что такое любовь

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

6

Читать все комментарии

5412

От Воронежа до Дивногорья всего 80 километров. Мелочь по сравнению с теми расстояниями, которые преодолевают люди, чтобы побывать здесь. Как говорит наместник мужского Дивногорского Успенского монастыря, игумен Алексий (Сукачев) даже гости из Читы и Хабаровска здесь совсем не редкость. Кто-то приезжает семьей, дружескими компаниями, а мне посчастливилось получить персональную экскурсию по монастырю, гидом в которой для меня стал сам наместник.

О пандемии

Первым делом в монастыре меня покормили. «Вы с дороги, долго добирались. Вам нужно покушать», — заботливо сказал игумен. Трапезничали в деревянной беседке, куда отец Алексий и Володя, послушник-повар, принесли еду и поднос с чаем. Настоятель извинился за одноразовую посуду. Время пандемии. Санитарные требования здесь исполняют.

– Когда началась эпидемия, мы стали соблюдать все требования Роспотребнадзора. Надо сберечь здоровье людей. Когда-то бушевала чума, холера, и делали все то же, только протирали хлорной водой. Мы серьезно относимся к этому, поэтому мы закрыли монастырь на 3,5 месяца. Я знаю, что это такое, и это совсем не обычная простуда. Я знаю тех, кто болел и потом долго и тяжело восстанавливался. Поэтому чтобы обезопасить и паломников, и монахов весной монастырь закрыл свои двери, – рассказал отец Алексий.

Как и для всех остальных, карантин осложнил жизнь монастыря и с точки зрения финансов – монахи живут за счет пожертвований и того немногого, что даёт небольшой скотный двор и огород. Однако, как говорит игумен, люди сами звонили и интересовались, чем могут помочь послушникам.

– Как-то к нам в монастырь приехал мужчина из Краснодара. Он посетил наш монастырь, после чего сюда приехали две ГАЗели с луком, морковью и картошкой. Мы очень благодарны людям за поддержку монастыря. Кстати, и деньгами, и продуктами, которые прихожане жертвуют монастырю, монахи помогают людям, которые обращаются к ним за помощью. Это могут быть одинокие старики, которым больше некуда обратиться, или многодетные семьи.

Об истории

– Первым храмом на этой земле стал храм, выдолбленный в меловой скале. Тут и жили первые монахи Дивногорья, – рассказывает настоятель. – Точная дата появления пещерного храма неизвестна, но предполагается, что это, как минимум, 12 — 14-й век. Официальный монастырь здесь возник в 17 веке. Первым игуменом стал игумен Гурий. До этого времени в пещерах жили не многочисленные отшельник.

В 1918 году монастырь закрыли, но монахи остались жить в корпусах, организовал сельско-хозяйственную артель.

В 1924 году монахов из Дивногорья изгнали, часть, согласно рассказам местных жителей, расстреляли, а часть разошлась по окрестных храма. На месте монастыря появился дом отдыха, который проработал до 1963 года. С 1963 года по 1997 год в монастырский зданиях размещался туберкулезный санаторий. В 1997 года монастырский здания вернули Русской Православной Церкви.

– Кстати, на территории монастыря находится целых шесть объектов культурного наследия регионального значения, а именно: сам Успенский собор, соседнее здание с храмом внутри, колокольня, братский корпус и бывший игуменский корпус, а также пещерный храм. Кроме того, у нас тут есть свой небольшой музей.

О традициях и любви

Прежде чем мы вошли на территорию самого монастыря, отец Алексий принес мне 5 юбок «на выбор», так как женщинам в монастыре не положено находиться в брюках.

– Знаете, церковь – это место, где ценят традиции. Как правило, эти традиции строятся на Священном Писании. Говоря о традициях, есть правило, что к причастию мужчины проходят первыми, даже в женском монастыре после монахинь идут мужчины и только после женщины. Просто потому, что мужчина – это глава. Глава семьи. А по традиции есть мужская одежда, а есть женская. Также в силу традиций священником женщина быть не может. И это не в обиду слабому полу, просто есть вещи, через которые переступать нельзя.

По мнению игумена, современную семью тоже стоит строить на основе традиций.

– Как и монастырь, принятие монашества - один раз на всю жизнь, жена это раз и на всю жизнь. И мужа стоит искать ответственного, который скажет: «Все, теперь я несу за тебя ответственность» — и сдержит слово. В наше время люди избалованны, безответственны и эгоистичны. Мужчины считают, что жена должна и работать, и заниматься домом, и сидеть с детьми. Она должна тебя обслуживать, а ты носки снял, лег на диван и за телевизор. «Я устал, все». А она не устала? Она же не железобетонная, – возмущается наместник. – Бог изначально создал мужчину, а женщину сделал ему в помощники, а сейчас всё перевернулось, слишком много лежит на женских плечах. Женщина же должна рожать и воспитывать детишек, заботиться о домашнем уюте. Семья - это большой труд, в первую очередь над собой.

– А любовь? – спросила я игумена.

– Любовь — это то, что начинается с трудностей. Все что до – лишь влюбленность. Когда мы вступаем в брак, в таинстве венчания мы просим любви у Бога. Люди, что венчаются в храме, дают клятву верности: если они дошли до венчания, значит, они были уготованы Богом друг другу. Брак – это святое и это большая ответственность: перед человеком, с которым связываешь себя, перед родителями и детьми.

О пути в монастырь

Отец Алексий родился в 1977 году. Родители назвали сына Александром, имя изменилось при постриге. Мать была набожной. После школы поступил в монтажный техникум. Кстати на месте техникума до революции располагалась семинария, что в неком смысле символично. После техникума, в 2000 году Александр вместе с братом-близнецом Алексеем поступил в Воронежскую Государственную Технологическую академию.

– Доучившись до третьего курса, брат бросил академию и ушел в монастырь. Я продолжил учиться, получил специальность, работал инженером-конструктором в КБХА. Все время после окончания Академии я помогал в некоторых храмах Воронежа и области пономарить(прислуживать при Богослужении) и читать на клиросе. В какой-то момент, родители сказали мне: «Если ты принял решение, поступай в семинарию». И началось мое заочное обучение в воронежской семинарии. Отучился, потом меня рукоположили в диакона, а позже -, в священники. Через некоторое время меня постригли в монахи.

Жизнь в монастыре похожа на службу в армии. Мы живем по особому распорядку, в котором есть место молитве, физическому труду, чтению Священного Писания и святоотеческой литературы.

Новости других СМИ