Семья с 8 детьми: «В тесноте и сырости, но мы счастливы»

Семья с восемью детьми больше 10 лет ждёт, когда их дом признают аварийным, в надежде переехать в новое жильё

06.03.2022 17:32
МОЁ! Online
111

Читать все комментарии

Войдите, чтобы добавить в закладки

В Воронеже семья с 8 детьми больше 10 лет ждёт признания их дома аварийным

У многодетного отца Алексея Ефремова есть мечта: огромный круглый дубовый стол, за которым он сможет собраться вместе со своей большой семьёй. Но пока мужчина с женой и восемью детьми живёт в тесной двухкомнатной квартире, которая находится в старом, рассыпающемся доме на Ленинском проспекте, 23. 

Сейчас самому старшему ребёнку — Михаилу — 12 лет. Следом родились Тимофей, Наталья, Антон, Дарья, Алексей, Павел, а младшему Ярославу два года. Жена Алексея Екатерина — из многодетной семьи. Она приехала из Сергиева Посада со своим незрячим отцом. Вышло так, что Алексей их подвозил. Молодые люди познакомились и вскоре поженились. Уже 12 лет женщина находится в декретном отпуске, а мужчина работает машинистом подъёмника. Сейчас многодетные супруги ждут девятого ребёнка.

Фото: Зинченко Александр

Дырявая крыша и плесень по стенам

Общая площадь квартиры, в которой сейчас живут десять человек, — 41 квадратный метр, жилая — 27 «квадратов». Но теснота — не самая большая проблема. Дело в том, что дом находится в плачевном состоянии: в стенах щели, из которых постоянно дует, а в крыше дыры. 

— Хорошо, что хотя бы не течёт в квартиру. Даже не знаю, по какой причине. Дом двухэтажный, а мы на втором этаже, — говорит глава семейства. — Парковочных мест нет. Я элементарно не могу подъехать к дому и высадить детей, потому что проезд перегораживают грузовики, подъезжающие к магазинам на первых этажах. Стоять они могут так  полчаса, час. Также у нас нет ни одной детской площадки, рядом только оживлённая дорога, играть здесь негде. 

Мужчина показал нам угол дома снаружи: стены осыпаются, в щелях торчат кирпичи: 

— Здесь даже ходить страшно, — сокрушается Алексей. — А если кусок штукатурки отвалится в тот момент, когда кто-то будет мимо идти? 

Фото: Зинченко Александр

Внутри квартиры тоже свои «прелести»: из-за сырости и холода обои на стенах приходится менять каждый год. 

— Пробовали покупать дорогие, а они тут же начали отклеиваться, — вспоминает мужчина. — Теперь обходимся самыми дешёвыми. Главное, чтобы они выглядели чисто. К нам как-то заходили сотрудницы из соцопеки и восхитились, как у нас чисто и уютно. А то, что на одного человека приходится чуть больше трёх квадратных метров, их не удивило. 

Екатерина добавляет: 

— Да, было так, что с потолка сыпалась штукатурка, а стены затягивались плесенью. Когда идут дожди, погода сырая, мы не успеваем с плесенью бороться. От неё идет неприятный запах на всю квартиру, порой даже слёзы текут. Поэтому и делаем ремонт постоянно. 

Фото: Зинченко Александр

В детской спальне всего 11 квадратных метров. У стены стоит большая двухъярусная кровать. На ней спят четыре человека: старший Михаил сверху и ещё трое внизу. Ещё одна кровать напоминает собой комод и раскладывается до трёх спальных мест. И последняя кроватка — для маленького Ярослава. Вот и получается — восемь детей в одной маленькой комнате. Гостиную занимают родители. Алексей рассказывает, что, когда в комнате раскладывают на ночь большой диван, ходить становится совершенно негде. 

Дом аварийным не признали

Раньше рядом с домом находились сараи. Придомовые постройки снесли, когда поблизости строили многоэтажку — это было в 2003 году. Тогда семья ещё не жила в этом доме, а Алексей работал в строительной компании, которая занималась строительством той самой многоэтажки. 

— Территория относится к зоне Ж 8 — это зона малоэтажной многоквартирной застройки, подлежащей сносу. Несколько двухэтажек, в том числе и нашу, якобы собирались снести и построить сквер, а жителям этих домов дать новые квартиры. Но начался кризис, и об этом забыли, — рассказывает Алексей. 

Сейчас супруги стоят в очереди на получение квартиры, однако по одной программе социального найма перед ними в очереди более 700 семей. Алексей говорит, что очередь там практически не движется. По другой программе улучшения жилищных условий семья в очереди 108-я. По словам Алексея, в Воронеже по этой программе в год дают примерно две квартиры, так что семье придётся ждать более 50 лет. 

Фото: Зинченко Александр

— Если бы наш дом признали аварийным, то новое жильё мы бы получили без очереди. Но здесь не всё так просто. Я слышал, что этот дом вроде бы считался аварийным ещё в 2003 году. Но месяц назад прошла экспертиза по инициативе городской администрации, которая признала здание пригодным. Как я подозреваю, связано это с тем, что весь первый этаж занимают магазины. Здесь проходит красная линия, поэтому помещения на первом этаже очень дорогие. Слышал, что квартиры здесь под нежилое помещение покупали за 5,5 миллиона — место удобное. Я бы свою им с радостью продал, но второй этаж никому не нужен. Хозяева магазинов держатся за помещения, пообещали экспертам перекрыть крышу за свой счёт, сделать ремонт. В итоге дом аварийным не признали, а ремонтом вряд ли займутся, — предполагает Алексей. — Я хорошо понимаю владельцев, которые вложили в эти помещения столько средств, но нужно понимать, что здесь тоже живут люди. 

«Мы не думаем о хлопотах, а радуемся»

Мужчина стучится во все двери: обращается к депутатам Госдумы и Облдумы, состоит в совете отцов Воронежской области. 

— Председатель совета отцов Андрей Згонников проникся нашей ситуацией. Он очень помогает, подсказывает, куда обращаться, куда писать, — рассказывает Алексей. — Теперь нужно снова заказывать независимую экспертизу, но не знаю, что из этого получится. Я показывал результаты экспертизы депутату Госдумы Игорю Костюкевичу, он их раскритиковал. По его словам, в заключении практически ничего не зафиксировано. 

И всё же, несмотря на трудности, Алексей считает себя счастливым человеком: 

— Не скажу, что мы жалуемся, есть семьи, которые живут гораздо хуже. Просто, когда у нас рождается ребёнок, мы думаем не о хлопотах, а радуемся. Мечта обрести большую семью у меня была лет с 14, и сейчас я считаю себя счастливым человеком именно потому, что у меня много детей. Да, это трудно, у нас нет ни бабушек, ни дедушек. Всё приходится делать самим. Но в то же время нам легко, потому что каждого ребёнка мы воспринимаем как награду от Господа. Но конечно, если есть возможность как-то улучшить условия, нельзя её упускать, — считает Алексей. 

Фото: Зинченко Александр

Екатерина очень переживает, что около дома нет детской площадки. Сходить погулять с детьми практически некуда — рядом ни скверов, ни парков. 

— Мы верующая семья, — говорит женщина, — поэтому постоянно ходим в храм поблизости. Кроме того, через дорогу находится творческая студия. Дети должны развиваться и заниматься тем, что им интересно. Одни ходят на лепку, другие на шитьё — у нас все стены в поделках. Конечно, не забываем про спорт: занимаемся волейболом, шахматами. А вот построили бы в этом месте сквер — было бы совсем замечательно.

На сайте Фонда капитального ремонта многоквартирных домов написано, что здание на Ленинском проспекте, 23 построено в 1952 году. Аварийным дом не признан, и в 2022 году его ждёт капитальный ремонт крыши, системы теплоснабжения, системы ХВС, системы электроснабжения, фундамента. А в 2023 — 2025 гг. планируется отремонтировать фасад, провести техническую диагностику газового оборудования, системы газоснабжения.

Вместе с семьёй Ефремовых будем надеяться, что после капремонта в их квартире станет хотя бы сухо. А ещё надеемся, что власти обратят внимание на ситуацию. Скоро в семье появится новорождённый малыш. Одиннадцать человек на 27 метрах — согласитесь, ну слишком тесно.

О том, как признать жильё аварийным и на что могут рассчитывать многодетные родители в Воронежской области, читайте прямо сейчас в «МОЁ! Плюс».

Подписывайтесь на «МОЁ! Online» в «Яндекс.Новости» и на наш канал в «Яндекс.Дзен». Cледите за главными новостями Воронежа и области в Telegram-канале, «ВКонтакте», «Одноклассниках», TikTok, и YouTube.