Жительница Австралии нашла в Черноземье более полусотни родственников

В следующем году Шариз Дэвидсон вместе с семьёй собирается приехать в Россию, чтобы познакомиться с близкими людьми

21.08.2016 15:05
МОЁ! Online

Читать все комментарии

Войдите, чтобы добавить в закладки

О том, что 43-летняя жительница Австралии Шариз Дэвидсон ищет в Воронеже родственников, около двух недель назад город оповестили все местные СМИ. Корреспонденты «МОЁ!» подключились к этим поискам и обнаружили, что в Черноземье проживает более полусотни родственников австралийки.
 
«Дед не любил рассказывать об СССР»

О попытках жительницы Сиднея Шариз Дэвидсон найти родственников в России корреспондентам «МОЁ!» стало известно от волонтёров отряда «Поиск пропавших детей Воронежской области», на которых и вышла с помощью интернета австралийская учительница. О своей русской родне Шариз знала немного.

— Дед Николай Алексеевич не любил рассказывать о своей жизни в СССР, — сообщила корреспондентам «МОЁ!» австралийка. — В семье сохранилось лишь несколько писем из Советского Союза и фотографии, на которых запечатлены мои родственники из России.

Василий Барбашов

О жизни в Воронеже Николая Барбашова было известно немного: молодой человек родился в 1921 году, помимо него в семье было ещё пятеро детей: Василий, Иван, Марфа, Анна и Акулина. В июне 1941 года всех сыновей призвали на фронт. С полей сражений домой возвратились двое — Иван и Василий, а на младшего, Николая, уже через четыре месяца после начала войны пришла похоронка. Но, как позже выяснилось, Николай выжил. И судьба у него сложилась самым удивительным образом.
 
Жизнь в плену

О чудесном «воскресении» Николая можно узнать из переписки, которая завязалась в 1961 году между якобы погибшим солдатом и его роднёй. Первое письмо Николай отправил из Австралии в Воронеж, но послание перенаправили в Липецкую область, где к тому времени проживали его отец и брат Василий.

 — Отправляя письмо на родину, дед копировал его для себя от руки, — рассказывает Шариз. — Поэтому в моём архиве есть письма и самого дедушки Николая, и ответы его родных. В письмах дед рассказал отцу и брату Василию, как он попал из Воронежа в Австралию.
 
«Во время войны я был ранен в Крыму семь раз, — пишет Николай. — Попал в плен до немцев, то есть в Австрию».

Николай Барбашов

Лагерь для военнопленных, где оказался 20-летний парень, находился недалеко от австрийского города Штайр. Барбашова определили работать шофёром. Позже он попал на принудительные работы к одному из местных бюргеров. После войны Николай женился на местной девушке Элоизе, а в 1947 году у них родился первенец — Манфред Николаевич Барбашов. Обретя семью в Австрии, молодой человек принял решение не возвращаться в СССР, хотя в то время шла активная репатриация бывших советских граждан на родину.

Переезд в Австралию

В 1950 году Николай с женой и сыном переезжают в Австралию. Дело в том, что после Второй мировой войны эта страна массово принимала иммигрантов, полагая, что ей только чудом удалось избежать японского вторжения и Австралии предстоит «либо наполниться, либо погибнуть». Любой европеец, если он был здоров и не судим, после войны автоматически мог получить австралийское гражданство.

Как рассказывает Шариз, в то время из Европы в Австралию уходили целые корабли, тем более что проезд для иммигрантов был бесплатный. Им предоставляли рабочие места и хорошую оплату, поскольку стране в тот момент нужны были квалифицированные кадры.
 
«Живу хорошо, работаю заведующим складом, где весь материал для постройки домов, — пишет Николай отцу. — А по субботам и воскресениям работаю сам на себя, то есть для других строю дома и гаражи».

От отца Николай узнаёт, что его мать и сестра Акулина умерли от болезни, а сам он женился во второй раз, продал дом в Воронеже и переехал на станцию Дрязги Липецкой области. С ним переехали дочери Анна и Марфа. Старший сын Василий тоже живёт с семьёй в Липецкой области, только в соседнем селе Пластинки. В Воронеже к началу 1960-х годов оставался только сын Иван.
 
Поминали 20 лет

Имея в распоряжении наименования населённых пунктов, куда приходили письма от Николая, корреспонденты «МОЁ!» решили отыскать его родственников. В Дрязгах удалось обнаружить место, где раньше стоял дом отца Николая — Алексея Барбашова. Здесь он жил со второй женой в середине 60-х годов. От дома остались только половина стены да колодец во дворе. В том месте, где был сад, ещё плодоносит старая яблоня, но вся территория уже заросла бурьяном. Никто из соседей-старожилов фамилию Барбашов не вспомнил.

А вот в Пластинках нам повезло больше. С помощью сельской администрации мы разыскали 91-летнюю пенсионерку Александру Васильевну Бодрых. Женщина оказалась дочерью Василия Барбашова — старшего брата Николая. То есть Николаю она приходится племянницей, а австралийке Шариз — двоюродной тётей.

Александра Васильевна Бодрых с фотографиями родителей

Женщина даже не удивилась, услышав от журналистов, что её разыскивают в Австралии. Правда, она решила, что это её дядя Коля — Николай Барбашов — снова дал о себе знать.
 
Недолгая переписка

Как вспоминает Александра Васильевна, дядю Колю в семье 20 лет поминали как убитого. Но внезапно из Австралии стали приходить письма.

— Помню, как все радовались, когда дядя Коля объявился, — вспоминает пенсионерка. — А у дедушки Алексея аж руки дрожали, когда он открывал первый конверт с письмом от сына… Мы все ходили к нему в Дрязги читать эти письма.

Письмо Николая отцу

По воспоминаниям женщины, Николай обещал приехать, но так и не собрался сделать это. Переписка с ним длилась недолго — как неожиданно началась, так и неожиданно прекратилась. Не исключено, что письма Николая просто стали «теряться» при прохождении советской почтовой цензуры.

Сама Александра Бодрых, как и её отец Василий, всю жизнь проработала в колхозе, практически никуда не выезжала. У неё было 7 братьев и сестёр, а также двое детей (тоже давно пенсионеры) и один внук. Отец, братья и сёстры умерли от старости, а дети Александры Васильевны и внук Денис живут в Москве.

Узнав от корреспондентов, что род Барбашовых процветает в Австралии, Александра Васильевна передала им привет и пригласила в гости. По понятным причинам 91-летняя пенсионерка в Австралию не собирается.

Семейный переполох в Липецке и родственники в Воронеже

После визита в Липецкую область корреспондентов «МОЁ!» в семье поднялся форменный переполох. Новость быстро разлетелась по родственникам.

– Я раньше слышал что-то про письма из Австралии, но значения не придавал, — рассказал нам 27-летний внук Александры Яковлевны Денис, живущий в Москве. — Оказывается, это правда!

Молодой человек загорелся идеей создать семейное генеалогическое древо, опросив всех родных.

— После войны все родственники перебрались в Липецк, живут друг рядом с другом, я сам с мамой живу в Москве, а ещё есть родственники в Петербурге и Воронеже, — рассказал Денис. — Так навскидку если посчитать, нас набирается человек 45!

В прошлые выходные родственники собрались на семейный совет в Липецке. Они изучили письма, присланные Шариз, рассмотрели фотографии и общими силами составили генеалогическое древо. Его они намерены передать австралийским родственникам.
Правда, воронежской части семьи на этом съезде не было. В нашем городе живут потомки Ивана Барбашова — невестка, внук, правнуки и праправнуки. Особенно плотно общаться с новообретённой роднёй они пока не планируют.

Липецкие родственники семьи из Австралии

— Да когда мне? — задал риторический вопрос внук Ивана Олег. — Я дальнобойщик, приеду из рейса — и сразу в рейс. Да и по-русски Шариз не говорит, а я по-английски.

Но в дополнении воронежской ветви семейного древа Олег согласился поучаствовать.

В Россию всей семьёй

— Здесь, в Австралии, деда все называли Николя или Ник, — рассказала Шариз корреспондентам «МОЁ!». — У него было четверо детей — Манфред, Эрнестин, Уолтер и Роберт. Эрнестин — моя мама, она жива и приходится двоюродной сестрой Александре Бодрых. Мама знает, что я разыскиваю родственников в России, и очень этому рада.

Эрнестин с внуками

По словам Шариз, дедушка в последние годы жизни управлял компанией, которая заготавливала древесину для строительства. Он усердно работал, любил свою семью и мечтал собрать когда-нибудь вместе всех родственников. Николай Барбашов скончался в 1988 году в возрасте 67 лет от инфаркта.
 

Как рассказала Шариз, в Австралии сейчас живут 34 потомка Николая Барбашова и появление ещё одного ожидается в ближайшие месяцы. В планах семьи — нагрянуть в будущем году в Россию, чтобы познакомиться с новообретёнными родственниками.