Прислать новость

Ёлка
предсказаний

Бывшие бездомные разводят скотину и возделывают землю в селе под Воронежем

Как живут постояльцы приюта «Новая Жизнь» в селе Верхняя Тишанка

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

0

Читать все комментарии

8735

Приют для бездомных людей «Новая Жизнь» в селе Верхняя Тишанка Таловского района открылся летом прошлого года. Это один из трёх приютов благотворительной организации «Рассвет», помогающей бездомным и попавшим в трудную жизненную ситуацию. Два других находятся в Воронеже. В приютах люди не просто получают кров и пищу, им помогают восстановить документы, оформить пенсии (кому полагается), найти работу, побороть пагубные привычки. Тишанский приют с символичным названием «Новая Жизнь» отличается от всех себе подобных тем, что его постояльцы здесь работают на земле: выращивают картошку, огурцы, помидоры, разводят скотину.

С животными постояльцы приюта общий язык находят легко. Фото Игоря ФИЛОНОВА.

Сам приют представляет собой два участка с домами в разных концах села. Один — скотный двор. Там содержатся около 30 овец, коровы, гуси. За ними ухаживают пятеро мужчин. Во втором доме живут ещё 13 человек, которые преимущественно занимаются земледелием. Здесь участок в 40 соток, две больших теплицы. Весь урожай и мясо используются для личного потребления.

Теплица приюта «Новая Жизнь». Фото Игоря ФИЛОНОВА.

Дома достались приюту бесплатно — их хозяева предоставили участки со строениями в бессрочное пользование. Скотина — тоже подарок от благотворителей. За порядком следят кураторы приюта Алексей Кочнев и Владимир Покорный. Алексей — местный житель. У него в Тишанке семья. Живёт в доме рядом со скотным двором. Зарабатывает на жизнь ремонтом автомобилей. Свободное время посвящает приюту.

Алексей Кочнев и Владимир Покорный. Фото Игоря ФИЛОНОВА.

Владимир до 30 лет прожил в Воронеже. Занимался компьютерным бизнесом. Но летом прошлого года, узнав о Тишанском приюте, решил переехать в деревню: помогать поднимать «Новую Жизнь». Владимир холост, семьи, которая держала бы его в Воронеже, у него нет. Заботы о бизнесе оставил на своих партнёров. В Воронеж приезжает на несколько дней по делам. Большую часть времени живёт в Тишанке. Ест с постояльцами за одним столом, так же занимается сельхозработами. Единственная его привилегия — отдельная комната (остальные живут в комнатах по нескольку человек).

Комната, в которой живут пятеро постояльцев, работающих на скотном дворе. Фото Игоря ФИЛОНОВА.

— Приют для меня — новый жизненный опыт, — говорит Владимир. — Зарабатывать деньги — это, конечно, хорошо. Но у каждого рано или поздно наступает момент, когда хочется обрести внутреннюю гармонию, пожить не для себя, а для других, помогать людям. Не скажу, что буду заниматься этим до конца своих дней. Я по натуре не могу долго заниматься одним и тем же делом. Но пока мне всё это очень интересно.

В закромах приюта «Новая Жизнь» только то, что заготовили своими руками. Фото Игоря ФИЛОНОВА.

Сейчас в приюте «Новая Жизнь» 18 постояльцев (14 мужчин и 4 женщины). Могли бы принять и больше, но не хватает двухъярусных кроватей. Самому младшему — 28 лет, самой старшей — 74. О судьбе каждого из них можно написать приключенческий роман (в духе Джека Лондона) или снять остросюжетный фильм.

Самая возрастная обитательница приюта Лариса Вазыховна в своё время была преподавателем литературы. И сейчас чтение и кроссворды — её любимые занятия. Фото Игоря ФИЛОНОВА.

Вот, к примеру, Витёк. Ему 33. Когда-то у Витька была нормальная жизнь: жена, дочь, работа, пока не вмешался сомнительный «талант» Виктора…

— А «талант» вот в чём, — объясняет он, — вот если бы мы все вместе пили, вы бы уже попадали, а я бы ещё за бутылкой пошёл. Я полмостозавода перепил, где я обитал. Правда, гордиться тут нечем…

Тот самый Витёк. Фото Игоря ФИЛОНОВА.

До того как попасть в приют, Виктор бомжевал 6 лет.

— Выживал, как мог, — говорит он. — Реабилитационные центры, цыгане… Объездил пол-России. Ночевал где придётся. Вы знаете, каково это — ночевать по подъездам и подвалам, когда вздрагиваешь от каждого шороха, вдруг кто увидит тебя и разгонит... Отморозил себе всё, что можно. Попал в приют совершенно случайно, когда уже был на волоске от гибели.

В «Новой Жизни» Виктор уже четвёртый месяц. И четвёртый месяц не пьёт. Дело в том, что в «Новой Жизни» сухой закон. Это главное правило приюта. Выпил — возвращайся в свою прежнюю жизнь, на улицы, вокзалы и в подъезды.

— Мне бы дочку увидеть, — говорит Виктор. — Говорят, она уже метр пятьдесят пять ростом! Ей 11. Раньше мне было стыдно, что она меня таким увидит… А сейчас чувствую, что начал меняться. Недавно звонил бывшей жене, она говорит: если докажешь нам, что ты опять не сорвёшься, разрешу с дочерью видеться.

Выжигание — один из видов досуга для некоторых постояльцев «Новой Жизни». Фото Игоря ФИЛОНОВА.

— Конечно, выдерживают не все, — говорит Владимир Покорный. — Хотя тут, в деревне, соблазнов меньше, чем в городе, но свинья грязи найдёт. Кто-то срывается и начинает пить, кто-то просто не выдерживает деревенской жизни. Они уходят. На их место приходят другие. Наши двери открыты в обоих направлениях. У нас здесь не режимное учреждение, но и не санаторий. Хочешь жить в приюте, принимай правила игры. У нас все заняты полезным делом. Кто-то еду готовит, кто-то ремонт делает, кто-то за скотиной ухаживает, кто-то в огороде работает. Даже безногий инвалид Михаил Иванович — и тот при деле: он шлифует дощечки, на которых мы потом выжигаем сувенирные таблички, подарки нашим друзьям и спонсорам. Хотя наши постояльцы — люди взрослые, но и за ними пригляд нужен. Стоит на пару дней оставить без внимания, так все лежат под фуфайками, мёрзнут, но дрова для печи никто колоть не пойдёт.

Михаил Иванович родом из Тулы. Потерял ноги, попав под машину. Уверяет, что родных и близких у него нет. Фото Игоря ФИЛОНОВА.

В день нашего приезда в приюте был праздник. У одной из здешних старожил, Ирины, был день рождения — 58 лет. С самого утра Ирина хлопотала на кухне. Готовила праздничный обед: наваристые щи и кашу.

Обед в приюте «Новая Жизнь». Фото Игоря ФИЛОНОВА.

Меню в приюте скромное, но сытное. На зиму заготовили в погребе картошки, закруток с помидорами и огурцами. Молоко свойское. Крупы, консервы и хлеб привозят из города (из тех продуктов, которые поступают в «Рассвет» в рамках благотворительной помощи). Мясо используют бережно. В первую очередь — на бульон. А потом уж для приготовления гуляша, рагу и других блюд.

Именинница Ирина. Фото Игоря ФИЛОНОВА.

— Вообще-то у меня дом есть в Воронеже, — рассказывает именинница Ирина. — От родителей остался. Но когда я потеряла гражданского мужа, с которым прожила 15 лет, с горя сильно запила. Жить не хотелось. Страшно было на себя посмотреть в зеркало. Пришла на вокзал, где благотворительная организация «Рассвет» по пятницам раздаёт вещи и горячую пищу для бездомных. Я хотела отыскать там знакомого. Знала, что он может быть там. Там-то меня в таком состоянии и увидел Виктор Анатольевич (Кочнев, руководитель организации, — «Ё!»). Он мне и предложил пожить какое-то время в приюте. Сначала я оказалась в приюте на ул. 45-й Стрелковой дивизии, потом переехала сюда, в Тишанку. Мне помогают с оформлением пенсии. Надеюсь, скоро вернусь домой и начну жизнь с чистого листа.

Жители Верхней Тишанки к соседству с приютом относятся нормально. Да селяне его постояльцев почти и не видят. Те постоянно заняты работами по хозяйству. Лишь по воскресеньям некоторые постояльцы ходят в местную церковь. Кто-то пробовал было по старой памяти побираться у церкви, но его тут же пристыдили соратники: мол, не позорь нас перед селянами, мы же теперь не бомжи какие-нибудь.

Оксана из Луганской области. Фото Игоря ФИЛОНОВА.

Из развлечений в приюте — книги и телевизор. Оксана, например, всегда с нетерпением ждёт новостей про военный конфликт на Юго-Востоке Украины. История, которую рассказывает Оксана о себе, похожа на триллер. Как она уверяет, сама она родом из Луганской области. Когда началась война. Оксана подорвалась на растяжке (да-да, именно на растяжке — как настаивает женщина) во дворе собственного дома. Ополченцы вывезли её с ранеными в Россию. Здесь её буквально собрали по частям в одном из госпиталей. Правда, Оксана теперь вынуждена ходить с палочкой, а левая рука после сложного перелома неправильно срослась и плохо двигается.

Оксана уверяет, что у неё есть 19-летний сын, с которым она не виделась с тех пор, как её увезли из Украины. И она даже обратилась в программу «Жди меня», чтобы найти его. А вот дальше история теряет налёт военной романтики: сомнительная компания, улица, алкоголь... В приют Оксана попала после того как во время очередного загула подралась на улице и её забрали в полицию. Документов у Оксаны нет. Как она уверяет, её, раненую, увозили в чём была, даже без паспорта.

— Очень хочу получить российское гражданство, — говорит Оксана. — Но для этого мне нужно съездить на Украину и восстановить там украинский паспорт. Но сейчас ехать туда я боюсь — там ведь война. Какие у меня мечты? Самые простые: получить паспорт, найти работу, создать семью и жить нормальной человеческой жизнью.

В приюте затеяли ремонт. Недавно добрые люди помогли с приобретением современной душевой кабины. Фото Игоря ФИЛОНОВА.

Кстати, о создании семьи. Романы в приюте хоть редко, но случаются. Правда, в основном с не очень счастливым концом. Владимир Покорный вспоминает последний такой роман, когда два постояльца с тюремным прошлым не поделили избранницу и дело едва не закончилось кровопролитием. Пришлось расселять пылкие сердца по разным приютам.

Данила на скотном дворе. Фото Игоря ФИЛОНОВА.

Не все в приюте бывшие бездомные и алкоголики. На скотном дворе мы встретили Данилу. Улыбчивый 28-летний парень ловко управлялся со скотиной. На вопрос, где он так научился, ответил, что в Задонском монастыре, где он какое-то время жил и работал.

— Монастырь, приют для бездомных… Что же тебя сюда привело? У тебя, наверное, нет родных и дома?

— Есть у меня дом. И родители есть.

— Тогда, наверное, проблемы с алкоголем или наркотой?

— Да нет, я веду здоровый образ жизни.

Позже, руководители приюта объяснили нам, в чём соль. У Данилы были серьёзные проблемы с игровой зависимостью. Мог сутками сидеть за компьютерными играми и вкладывал туда все деньги. Здесь, в деревенской глуши, на скотном дворе, в избе с печкой и стареньким телевизором, едва показывающим два канала, Данила наконец обрёл душевный покой.

— Мы помогаем этим людям найти себя и просто даём им шанс, — говорит Владимир Покорный. — А воспользуются они им или нет — это уже им решать.

Фото Игоря ФИЛОНОВА.

Как попасть в приют?

Если вы хотите помочь бездомному человеку устроиться в приюты организации «Рассвет», сообщите ему, что он должен подойти в пятницу в 17.00 к надземному железнодорожному переходу, расположенному справа от ж/д вокзала «Воронеж-1» за сквером — это время и место, где волонтёры раздают горячую пищу нуждающимся. Помимо раздачи пищи людям дают тёплую одежду и медикаменты, а также консультируют по вопросам прохождения флюорографии, устройства в дома-интернаты и реабилитационные центры.

Как помочь приюту и бездомным?

Если вы готовы оказать финансовую помощь для поддержки проектов организации «Рассвет» («Приюты для бездомных», «Раздача пищи нуждающимся» и др.), действующие способы перевода пожертвований и отчёты об их расходовании можно найти здесь.

Приём благотворительной помощи в виде одежды и продуктов происходит через проект «Гуманитарный склад» каждый четверг с 19.00 до 21.00 по адресу: ост. «Манежная», ул. Цюрупы, 34 (3-й этаж).

По любым вопросам можно обращаться по тел. +7-952-106-67-64 (Виктор).

 

Автор:

Роман ПОПРЫГИН