Воспитательница из Воронежа спасла умирающего от рака одинокого соседа

Кристина Штиуи кормила мужчину, пока решался вопрос с его помещением в больницу

18.04.2017 16:51
МОЁ! Online

Читать все комментарии

Войдите, чтобы добавить в закладки

Девятиэтажки по улице Иркутской красотой не блещут. А изнутри они представляют собой совсем грустное зрелище: старые лифты, стены с облупившейся штукатуркой… А в доме № 15а квартиранты, терпели не только бытовые неудобства. До них доносились ещё и стоны из-за стены. Не выдержав, арендаторы позвонили хозяйке квартиры и попросили разобраться со странными звуками.

— Это было 25 марта, — рассказывает «МОЁ!» хозяйка квартиры, 38-летняя воспитательница детского сада Кристина Штиуи. — Дверь в квартиру, откуда слышались стоны, была не заперта, и я вошла. Сразу же в нос ударил запах немытого тела и, извините, фекалий...
Женщина прошла на кухню и увидела мужчину с седой бородой, который лежал на сдвинутых табуретках и укрывался старой дублёнкой.

— Я спросила, не нужна ли ему помощь, — продолжает Кристина. — Старик сказал, что он онкобольной, не может передвигаться и находится в квартире один. Услышав кавказский акцент, я спросила мужчину, откуда он. Дедушка сказал, что его зовут Томаз и что он из Северной Осетии.

Кристина и сама родилась на Кавказе, но в юности перебралась в Воронеж. Встретить земляка, да ещё и в таких условиях, для неё было неожиданно...

— На Кавказе одинокий старик — это нонсенс, — объясняет Кристина. — Если человек остаётся без поддержки, его берут к себе соседи, и это норма. Поэтому я и стала ухаживать за Томазом.

Не старый старик

Томаз Тедеев, сначала показавшийся Кристине стариком, оказался не так уж стар. Мужчина рассказал, что ему 55 лет, но непростая жизнь и болезнь состарили его раньше времени. Как рассказал Томаз, в 2002 году он ушёл из дома из-за сложных отношений с женой и сыном. С тех пор скитался по съёмным квартирам, иногда и по чердакам, перебивался случайными заработками.

Год назад у Томаза заболела нога. Поначалу он не обратил на это внимания. Но на коже открылась незаживающая язва. Мужчина обратился к врачам, которые обнаружили у него «онкологию». К тому времени жилья у Томаза не было, но счастливый случай привёл его в квартиру, где его позже нашла Кристина.

— В ноябре я увидел на улице Светку, — рассказывает Томаз. — Я в молодости с её родителями дружил, а Светку на руках нянчил. Она меня узнала и предложила мне жить в её пустующей квартире.
Девушка отдала Томазу ключи, но сама его не навещала. В квартире мужчина перезимовал, но весной болезнь обострилась, и Томаз потерял способность передвигаться. Несколько дней подряд боли в ноге были такими сильными, что он мог только лежать и стонать. Тут-то его и услышала Кристина.

«С больными бывает непросто»

Корреспонденты «МОЁ!», приехавшие на место, увидели маленькую неубранную однушку. Мужчина лежал на кухне, поближе к холодильнику с едой и газовой плите, от которой грелся. Укрывался он простынёй, покрытой пятнами. Кристина вошла в квартиру первой.

— Зачем же вы сухую вермишель едите? — всплеснула руками женщина, забирая из его рук стаканчик сухой китайской лапши. — Я же вам нормальную еду принесла.

Кристина достала из сумки стеклянную банку с борщом и подала мужчине. Он схватил ложку и стал жадно хлебать холодную жидкость, даже не дав женщине её разогреть. Доев, мужчина согласился пообщаться. На расспросы о жизни Томаз отвечал нервно и раздражительно. Из уст мужчины щедро лилась нецензурная лексика.

— У него нога болит, поэтому он нервничает, — пыталась сгладить ситуацию Кристина. — С больными людьми бывает непросто, это надо прощать.

«Не могу его бросить»

Деликатная Кристина мгновенно поменялась в лице, когда начала рассказывать о попытках устроить Томаза в больницу.

— Я и в департамент здравоохранения обращалась, и в поликлинику № 14, которая тут рядом, — рассказала женщина. — Хотела узнать, как устроить погибающего человека в хоспис. Но мне отвечали, что я, мол, никто больному и не надо мне лезть не в своё дело!

Не зная, как действовать в подобной ситуации, Кристина решила брать поликлинику № 14 измором. Она ходила туда и требовала встречи с главврачом. Настойчивость дала результаты.

— Серьёзное заболевание было обнаружено у мужчины в мае 2016 года, — рассказал главный врач поликлиники Олег Богатищёв. — Он находился на амбулаторном лечении. В департаменте здравоохранения приняли решение о его госпитализации в паллиативное отделение онкологического диспансера в Стрелице Семилукского района.

Узнав, что её усилия не пропали даром, Кристина ощутила облегчение.

— Я не могу его бросить, но и тянуть эту лямку дальше нет ни сил, ни возможности, — объясняет Кристина. — Я работаю воспитателем и получаю 12 тысяч рублей. Мне непросто покупать человеку еду, лекарства, сигареты... Да и для мужа с сыном это определённый дискомфорт, что я постоянно отлучаюсь. Но как бы то ни было, я всё сделаю, чтобы человек жил в человеческих условиях, неважно, сколько ему осталось...

Томаза отвезли в Стрелицу в понедельник, 10 апреля. Забирало его из дома социальное такси, из квартиры выносили сотрудники службы спасения, до места сопровождал участковый врач. Как ни странно, у людей, оказывающих помощь, не нашлось средств для переноски больного в машину. Из квартиры Томаза несли в одеяле. Больной человек сидел в нём, как в мешке, почти подпирая коленями подбородок и оглашая двор криками боли...

ИНСТРУКЦИЯ «Ё!»

Как помочь чужому одинокому человеку

Устроить человека в медицинское учреждение может либо родственник, либо неравнодушный гражданин, имеющий нотариально заверенную доверенность на представление интересов этого человека. Обращаться стоит в медицинское учреждение по месту его жительства.

Комментарий департамента здравоохранения

Госпитализация в отделение паллиативной медицинской помощи областного онкологического диспансера производится сроком на 2 недели. В дальнейшем, если пациенту будет необходим постоянный уход, он может быть переведён в отделение сестринского ухода в медицинской организации или дом-интернат общего профиля, находящийся в ведении департамента соцзащиты Воронежской области.

Что касается действий Кристины, нарекания они вызвали потому, что устраивать людей в подобные организации могут либо родственники, либо неравнодушные граждане, имеющие нотариально заверенную доверенность на представление интересов данного человека.