В Воронеже мать с четырьмя детьми за долг по ипотеке выселили из квартиры

Чтобы не остаться на улице, многодетная мать-одиночка вынуждена снимать жильё, ради оплаты которого она работает сутками напролёт

06.12.2018 15:15
355 21116

— Мама, а нас больше не будут беспокоить эти люди в форме? — такой вопрос дети Марии Прохоровой, после того как они переехали на съёмную квартиру, задают всё чаще.

В последние годы они привыкли к нежданным визитам судебных приставов и теперь им уже сложно поверить, что можно жить спокойно. Приставы больше не придут. Забирать у Марии уже нечего. Ведь за долги по ипотеке она уже лишилась единственного жилья и фактически оказалась на улице с четырьмя детьми.

Жизнь до и после ипотеки

Сейчас, когда жизнь Марии напоминает кошмар, сложно поверить, что когда-то она была счастливой матерью и супругой. Со своим мужем до развода она прожила 15 лет и родила ему четверых желанных детей. Сейчас младшему сыну 7 лет, а трём дочерям — 9, 14 и 17 лет.

Когда в 2011 году у них родился четвёртый ребёнок — долгожданный сын после троих дочерей — Прохоровы задумались о расширении жилплощади. В двухкомнатной квартире семье стало тесновато. И они решили продать её, взять ипотеку и приобрести четырёхкомнатную.

В декабре 2011-го им одобрили кредит в банке на 1 млн 225 тысяч рублей под 12,55% годовых на 10 лет с ежемесячным платежом чуть больше 17 тысяч рублей в месяц. Супруг Марии уверял, что они справятся. Сама женщина, всю жизнь проработавшая медсестрой в БСМП, к тому времени была в декретном отпуске. А у мужа был свой бизнес — ИП.

Мария не смогла убедить суд не выселять её с детьми из ипотечной квартиры
Фото: Александр ЗИНЧЕНКО

— Занимался он всем понемногу — продавал диски, автотовары, открывал магазинчики, пробовал себя в качестве автоюриста, одним словом, крутился как мог, — рассказывает женщина.

Однако оказалось, что к тому времени бизнес её супруга уже дал трещину. У него, помимо ипотеки, накопилось множество долгов и кредитов. После пары месяцев оплаты по ипотеке муж огорошил Марию известием о том, что, видимо, больше платить по кредиту они не смогут. ИП пришлось закрыть.

Муж стал таксовать, чтобы заработать хоть какую-то копейку. А Марии пришлось идти подрабатывать мерчендайзером в магазин (заниматься выкладкой товаров). Но этих денег едва хватало на еду и текущие расходы.

Получив материнский капитал за сына (на то время около 360 тыс. рублей), Мария всю сумму отдала банку в счёт ипотеки. Но регулярно платить по кредиту семья не могла, поэтому начались просрочки и долг стал расти.

Суды, долги и развод

В декабре 2012-го банк первый раз подаёт на Прохоровых в суд по взысканию задолженности. С 2013 года их начинают посещать судебные приставы. Банк оформляет их квартиру на себя, жильё арестовывают и выставляют на торги.

В мае 2014-го банк подаёт в суд на выселение семьи из квартиры и снятие их с регистрационного учёта.

Мария начинает подавать иски на отсрочку решения суда по выселению в связи тяжёлым материальным положением семьи. Несколько лет подряд ей удавалось получать эту отсрочку на год и продолжать жить в квартире. Но в 2017-м суд отказал в отсрочке.

Марии удалось ещё протянуть время, пытаясь обжаловать это решение в вышестоящих судах. Но в итоге в мае 2018-го её и детей всё-таки выписали из квартиры. К тому времени квартира уже принадлежала банку. Долг по ипотеке семье закрыли.

Те деньги, которые они уже выплатили (первоначальный взнос, маткапитал и несколько платежей) банк вернул судебным приставам. Но они списали все эти деньги в счёт остальных долгов по кредитам мужа Марии. К тому времени Мария с мужем уже не жила.

— После начала финансовых проблем супруг стал выпивать, начал поднимать на меня руку, — рассказывает женщина. — В сентябре 2015 года мы развелись.

Выселение

После выписки из квартиры в мае 2018-го Мария прописалась с детьми в однушке своей сестры. Какое-то время они продолжали жить в своей квартире, но в августе женщине в очередной раз позвонили приставы и предупредили: готовьтесь к выселению. Крайний срок выселения назначили на 26 ноября. Если к этому времени женщина с детьми не покинет квартиру, приставы пообещали вскрыть дверь и выселить их буквально насильно.

Чтобы не оказаться на улице, 20 ноября семье пришлось снять квартиру. Им ещё повезло (если это слово вообще уместно применительно к случаю Марии) — трёшка неподалёку от их бывшей квартиры (чтобы детям не пришлось менять школу) обошлась всего в 10 тысяч рублей в месяц. Плюс коммунальные платежи — около 6 тыс. Фактически на съём квартиры у семьи будет уходить вся минимальная пенсия мамы Марии (которая живёт вместе с ними) и алименты, которые выплачивает муж.

Семье приходиться снимать квартиру
Фото: Александр ЗИНЧЕНКО

Сама Мария трудится на две ставки медсестрой в БСМП, а между сменами продолжает подрабатывать в магазине. Её месячный доход — 30 — 35 тыс. рублей — это все деньги, на которые сможет рассчитывать семья из шести человек. По линии соцзащиты Мария ещё получает ежемесячные пособия по 265 рублей 64 копейки на каждого ребёнка, по 549 рублей 75 копеек на ребёнка в месяц на оплату школьного питания и ежегодную выплату в 6 тыс. рублей.

Ответы властей

По поводу своей ситуации Мария обращалась во все инстанции — от облправительства до администрации президента.

— Но отовсюду я получала ответы, что вмешиваться в имущественные отношения между заёмщиком и банком не в компетенции исполнительных органов власти, — рассказывает женщина. — А после ответа из департамента соцзащиты у меня попросту опустились руки.

«Единственное жильё не является причиной для того, чтобы не оставлять человека на улице, — говорится в ответе ведомства. — Ребёнок не может служить поводом, чтобы банк простил долги заёмщика и оставил ему квартиру. Приставы в рамках исполнительного производства снимут детей с регистрационного учёта МВД. Предоставлять иные условия для проживания несовершеннолетнему банк не будет. Единственным выходом для должника является признание его малоимущим и предоставление помощи по правительственной программе «Жилище».

В декабре 2016-го Мария встала на очередь на получение квартиры как многодетная мать. Но, как выяснили корреспонденты «Ё!», сейчас её номер в очереди — 2 083-й. Судя по темпам получения жилья, ближайшие 10 лет рассчитывать на квартиру женщина не сможет.

Как помочь?

Понятное дело, квартиру, которая перешла банку, по закону Прохоровы вернуть уже не смогут. Их единственная надежда — внеочередное получение жилья. Но среди тех, кто по закону имеет право на внеочередное получение квартиры, многодетные семьи не числятся. Корреспонденты «МОЁ!» обратились в департамент соцзащиты с просьбой предоставить Марии тот перечень услуг как многодетной матери, который она ещё не получает, и рассмотреть возможность как-то ускорить очередь семьи на получение жилья, учитывая их сложное положение. Однако шансов на это, прямо скажем, немного.

Мария в той ситуации, когда она не откажется от любой помощи. Если у вас есть желание и возможность как-то помочь этой семье (финансово, вещами и т. д.), телефон Марии есть в редакции.

Автор:

Роман ПОПРЫГИН