А вы хотели бы побыть присяжным: казнить или миловать?

После вердикта «судей с улицы» убийцам парня-морпеха дали 34 года тюрьмы на двоих. Один из них обжаловал приговор, утверждая, что был простым свидетелем

49 5896

В номере «МОЁ!» от 23 апреля вышла моя заметка «Морпеха Пашу убили… просто так». История, после которой в душе глухое опустошение, а мозг отказывается понимать бессмысленность жизни, описанной в 30 томах уголовного дела.

22-летнего Павла Кузовкина убили в ночь на понедельник, 17 апреля 2017-го года — после Пасхального воскресенья. В пригороде райцентра Эртиль, в поле.

Погибший Павел Кузовкин

Расстреляли в упор, выпустив в область сердца две пули из обреза охотничьего ружья 12 калибра ИЖ-26. В груди у него осталась во-о-о-т такая дыра, — следователи сводят кончики больших и указательных пальцев в круг, пытаясь показать мне, КАКАЯ была дыра.

Вопросы: кто и за что? Официальная версия следствия и выводы в приговоре суда: Павла убили эртильцы Андрей Лосев (на тот момент — 24 года, сейчас 26 лет) и Сергей Жуков (20 лет тогда, сейчас — 22 года). Характеристика в двух словах: «бригада» местной выкройки. Кузовкин попросил подвезти его до дома, сел в «копейку» Лосева. Застрелив Пашу, они забрали у него телефон. Всё.

Лосев (слева) и Жуков (справа), как говорят следователи, возомнили себя местной «бригадой»

… Жуков и Лосев запросили суд присяжных, в процессе играли на чувствах. Первый утверждал, что стрелять его заставил второй, второй — что убивал вообще третий их приятель, а он только помогал прятать улики.

Но эти двое просчитались.

— Виновны. Снисхождения не заслуживают.

Вердикт присяжных единогласный. Реальные сроки назначал уже судья Областного суда Пётр Попов: Лосеву 18 лет, Жукову — 16. Строго режима.

«Протестное правосудие»…?

Подробнее о том, как расследовали смерть морпеха Паши, можно прочитать в электронной версии газеты «МОЁ! Плюс»

Андрей Лосев сейчас пытается обжаловать свои 18 лет в Верховном суде. Причём, обжалует именно приговор Петра Попова — вердикт присяжных безоговорочен и для подсудимых, и для прокуроров. Верховный Суд может снизить срок или отменить решение профессионального судьи и вернуть дело на новое рассмотрение. Так было, напомню, в эпохальном деле «приморских партизан». Банду из шести человек в 2014-м году во Владивостоке осудили за убийства полицейских, поджоги и угоны машин. Присяжные назвали виновными всех, на основе их вердикта трое преступников получили пожизненные сроки. Только они, как и Лосев, подали апелляции. И победили: Верховный Суд отменил им вышку, отмерил двоим конкретные отрезки наказания — в 24 года и 25 лет, а пожизненный приговор третьему отменил полностью.

Новая коллегия присяжных этого третьего — внимание — оправдала.

Снова апелляция: на этот раз, от прокуратуры.

Новый суд. И в апреле 2018-го очередное слово присяжных: виновен. В итоге он получил 23,5 года строгого режима вместо первоначальной, напомню, вышки.

Вот такая чехарда, в выигрыше в итоге оказался преступник. У «партизан», если кто забыл, были абсолютно дикие, ачеловечные выходки с налётом фашизма. Только даже их «судьи с улицы» — ОПРАВДЫВАЛИ. А буквально на днях в Москве присяжные оправдали бывшего оперативника чеченского Управления ФСБ и ещё двоих человек, которых обвиняли в подготовке заказного убийства воронежского бизнесмена.

Один следователь как-то мне сказал:

— Знаешь, почему суд присяжных — не для России? У нас народ озлоблен против власти, против «системы»: чиновников, «ментов», прокуроров… А тут ему дают возможность этой системе противостоять. Она же столько раз «сажала за мешок картошки», «гноила неугодных» и вообще — «все воруют». И присяжные нередко выносят оправдательный вердикт именно в пику системе. Чтобы почувствовать свою личную победу над ней.

… или — «луч справедливости»?

С Жуковым, Лосевым и морпехом Пашей более или менее понятно. Там доказательства — как картинка из учебника для первого курса юрфака. И образы жертвы и преступников хрестоматийные. Но по статистике, присяжный суд у нас действительно оправдывает практически каждого пятого, а суд обычный — реже, чем одного из ста. Общемировой процент оправдательных приговоров — в той же Америке, Англии и прочей Европе — под 20 — 25. У нас разные судебные системы, но сухой-то остаток — вот он: ТАМ карательная хватка «системы», получается, слабее в сотни раз.

Наши следователи «роют» лучше? Или присяжные для России — луч справедливости в судебном мраке, где «сажают за мешок картошки»?

Этот вопрос я задала постоянным экспертам «МОЁ!» — известным воронежским адвокатам Николаю Алимкину и Вячеславу Чуприну. Мнения — как северный и южный полюсы.

Николай АЛИМКИН, член Международной ассоциации юристов:

— Принято считать, что суд присяжных защитит невиновных от судебного беспредела. Но думается, эти благие намерения очень напоминают вызывание дождя с помощью молитв. За без малого сорок лет моей работы адвокатом мне не случилось участвовать по делам в суде присяжных. Зато с завидной регулярностью ко мне обращаются добропорядочные граждане с вопросом, как отвертеться от участия в суде в качестве присяжных. Помимо соображений о занятости, высказывается конкретный довод: «я же не юрист, чтобы решать судьбу человека». На моё возражение, что все вопросы в процессе формулирует профессиональный судья, следует резонный ответ: «мы же ничего не понимаем в законодательной норме». То есть люди, наделенные разумом и совестью, понимают: помимо гражданского долга, для отправления правосудия требуется глубокое знание закона. Мне можно возразить: глас народа — глас Божий. Но тогда почему к гласу Божьему мы не обращаемся при управлении самолетом, подводной лодкой, проведении хирургической операции?

Вячеслав ЧУПРИН, адвокат, бывший следователь МВД:

— При Сталине в СССР оправдательных приговоров было 11 процентов. Сейчас обвинительных — 99,6 процента, смотрите официальную статистику Судебного департамента при Верховном Суде РФ. И когда суды с участием присяжных у нас выносят оправдательные приговоры, в судейском сообществе говорят о плохой работе следователей. Ха-ха-ха. Получается, в делах, где профессиональные судьи и выносят 99,6 процента обвинительных приговоров, следователи сработали очень хорошо. А в тех, что рассмотрели присяжные с оправданием — вдруг сразу плохо? Абсурд полный, лукавство, мягко говоря. Суд присяжных разрывает тросы и цепи между судом, прокуратурой и следствием, о чем не раз говорил и президент Владимир Путин, называя эту троицу мягко — связкой. Профессиональному судье надо обязательно осудить, чтобы не портить статистику: есть приказ всё того же Судебного департамента, где этот пункт прописан, как один из показателей эффективности работы. И потому у тех, кто попадает в сферу уголовной репрессии, практически нет шансов на оправдание. Этот шанс появляется хотя бы в суде присяжных. Без него мы рискуем скатиться в средневековье.

А теперь мы хотим спросить у вас, дорогие читатели: лично вы готовы примерить судейскую мантию? Или, может, у вас уже есть опыт работы присяжным? Делитесь своим мнением и личными историями в комментариях.

Автор:

Татьяна ТЕЛЬПИС