«Я шесть лет пытаюсь доказать, что меня избил бывший наркополицейский»

С обычным, казалось бы, делом об избиении одного соседа другим за несколько лет пока так и не смогли справиться ни районная прокуратура, ни Главное областное Управление МВД

25.06.2019 09:51
23 11108

79-летний Алексей Чернышов после жестоких побоев стал инвалидом. Но следователи замяли уголовное дело, несмотря на показания ключевого свидетеля и данные полиграфа, что бывший сотрудник ФСКН и сын богатых родителей – 36-летний Андрей Еремеев* — врёт. А как теперь выяснила «МОЁ!», Еремеев может быть связан с многомиллионным криминалом.

— Он сидел на нём верхом и бил руками по голове. Без разбора. Алексей Егорович не шевелился. Я закричала его отцу: заберите, он же его убьёт! Отец попытался оттащить Андрея сзади – за плечи. Но тот сбрасывал его руки. Он вне себя был. Потом я сказала: иду вызывать полицию…

С Любовью Вербенко мы разговариваем по телефону, а передо мной – копия её показаний из уголовного дела от 8 декабря 2013-го. Я задаю вопросы, хотя в распечатке есть все ответы, но мне надо перепроверить. Убедиться, что Вербенко не врёт. И вот она снова вспоминает, как 19 августа 2013-го около 10 вечера вышла во двор за мятой для чая. Как услышала крики возле соседей напротив – состоятельных Еремеевых: глава семейства — бывший ФСБшник, его жена – теперь уже тоже бывшая завотделением крупного медцентра в Воронеже. Вербенко вспоминает: первым увидела сына Еремеевых – Андрея, он кричал на соседку – пожилую Чернышову Любовь Максимовну: «Близко к нашему дому не подходи».

— Андрей оттолкнул Любовь Максимовну» — та упала спиной на машину Еремеевых, потом на землю. Алексей Егорович сказал Андрею: «Не трогай мою жену». Тот сбил старика ударом, и стал бить.

Вербенко не спотыкается ни на одной мелочи. И до сих пор помнит лицо Чернышова, когда в тот вечер ехала с ним в РОВД писать заявление (с мобильного в полицию она не дозвонилась) – «синее, лиловое, распухшее… как боксёрская груша».

Так выглядел пенсионер после нападения соседа
Фото из архива семьи Чернышовых

Лирическое вступление

Вообще-то я готовилась к повести о несчастном старике, который в одиночку борется с правоохранительной системой и мечтает добиться справедливости до того, как доберётся сами понимаете, куда. Чернышову 79 лет. После той истории он получил третью группу инвалидности и боится не успеть. Написал главе Следственного комитета Бастрыкину и нам в «МОЁ!» — чтобы «предупредить общественность»…

Но я-то знаю: в каждой простой истории есть второе дно.

«В производстве ГСУ (Главного следственного управления. — «Ё!») ГУ МВД находится уголовное дело... по признакам преступления… п. "б» ч. 2 ст. 172 УК РФ (незаконная банковская деятельность. — «Ё!»)… По данному делу задержан...»

Я читаю апелляционные постановления Облсуда от 28 апреля и 25 августа 2017-го года. Судьи Николай Косенков и Александр Щербаков оставляют с носом полицейских-следователей, которые просят перевести из-под домашнего ареста в СИЗО афериста, намудрившего – по их версии – минимум с 18 миллионами рублей. Аферист, объясняют полицейские, запугивает свидетельницу, заставляет её оформить на себя липовую фирму и, по всем данным, планирует химичить с деньгами дальше…

И бог бы с ним, с аферистом. Но уж больно мне знакомы его ФИО: Еремеев, Андрей, ...

Соседская лодка разбилась о быт

Когда едешь по крохотному селу под Рамонью, порой кажется, что попал куда-то на лазурный берег: дома свежи и блестящи. Домики местных аборигенов – они как на старых пасторалях в музее – считаются легко по пальцам. Дорога, конечно, дрянь, зато до Воронежа всего 30 км, воздух, кузнечики и цветы. Цены на жильё доходят до 16 миллионов…

Конфликт между соседями произошёл из-за забора
Фото: Александр ЗИНЧЕНКО

Алексей Егорович Чернышов всю жизнь проработал инженером по труду на заводе в Воронеже, а в 90-х («предвидя худший исход») купил старенький дом здесь, под Рамонью. Пробурил скважину, и после пенсии вместе с супругой Любовью Максимовной прибыл «доживать». Как и положено — с несушками и с клубникой.

В 2006-м дом слева купил совсем ещё молодой городской парень Андрей Еремеев. Через год переписал его на родителей (сам он с семьёй в Воронеже), и у Чернышовых появились новые соседи. Несмотря на элитное авто под забором и личную круизную яхту, Еремеевы со стариками Чернышовыми первое время ладили и даже дружили. Доказательства от местных:

— Ели с одной ложки! То блины Чернышовым передадут, то в гости пригласят.

А что в итоге не поделили – версии расходятся.

Версия Чернышовых: Еремеевы пытались подгрести себе клочок земли, который идёт по меже вдоль забора. Сначала возвели вместо прежнего плетня глухой – под три метра – бетонный заслон. Потом якобы стали требовать от стариков снести курятники и часть гаража, чтобы передвинуть стену и расширить себе участок. Соседи за эту полоску земли позже – уже после драки — действительно, судились, но суд встал на сторону Чернышовых. А вечером 19 августа 2013-го, уверяют старики, к ним во двор «зашли люди в чёрных масках»…

— Лично столкнулась с ними вот здесь, — Любовь Максимовна показывает на лужайку недалеко от входа в дом. – Они быстро развернулись – и к Еремеевым. Я взяла палку и побежала следом. А там их сын – Андрей.

Версия Андрея Еремеева: «Дед – г… и ч… и сутяжник. Делает мелкие пакости. Родителям во двор побрасывал дохлых мышей. И выпускал тайком их алабая, специально, чтобы приехала полиция и застрелила пса. В тот вечер снова выпустил. Мать с ним пыталась поговорить – бесполезно. А я просто приехал в гости к родителям. Смотрю – жена Чернышова с палкой. Она мне лоб разбила».

79-летний Алексей Чернышов уверяет: он знает, кто его бил, а полиция говорит: подозреваемый не установлен
Фото: Александр ЗИНЧЕНКО

Извините, но это почти дословно.

Версия соседей: ФСБшник вроде хотел посадить у дома берёзы, но дед-сосед упрямился – его «Волга» тогда не проедет к гаражу…

Сами родители Еремеевы — я звонила им в калитку под прицелом уличной видеокамеры — мне не открыли. Алабай до сих пор на месте и, судя по голосу, чувствует себя прекрасно.

…По большому счёту, где в этих версиях правда, всё равно. Человека бить  нельзя. Даже если он кидается дохлыми мышами и — представьте — кушает на завтрак детей. Потому что у нас в стране пока ещё есть Уголовный кодекс.

А совершивший преступление должен бы за него отвечать, для чего у нас есть целая правоохранительная система. Но когда читаешь уголовное дело о побоях старика Чернышова… Кажется, правоохранители порой забывались и писали наброски в журнал «Крокодил».

«Умышленно заволокитили»

Напомню, после всего, что случилось, старик Чернышов с женой и соседкой Вербенко поехал в Рамонь – в полицию. В райотделе его принял оперуполномоченный Юсифов Асим Лятиф Оглы. Позже на допросе Юсифов как свидетель подтвердит: Чернышов приехал в ОМВД поздно вечером 19 августа, с «опухшим лицом» и «ссадинами и кровоподтёками синюшно-фиолетового цвета». А Вербенко дополнит: ДО того как на старика напал Андрей Еремеев, на лице у него не было ни царапины.

Это важно: Еремеевы будут выдвигать версии, что деда могли побить и раньше, и позже того, как с ним повстречался их Андрей.

Чернышова кладут в больницу. Диагнозы: закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение мозга, ушибы, контузия глазного яблока, кровоизлияние… И спустя три месяца – 11 ноября 2013-го – наконец появляется уголовное дело по 112 статье УК «Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью», до трёх лет колонии.

И вроде сюжет скучнее, чем в плохом сериале.

Замкнутый круг героев – Чернышовы, Еремеевы, прямой свидетель (Вербенко), свидетель косвенный (опер Юсифов).

Еремеев путается в показаниях. Сначала говорит, что «дед мог упасть на тротуарную плитку – отсюда и синяки». Потом, что, возможно, в борьбе, пытаясь подняться с земли, он мог нечаянно «надавить рукой ему на лицо».

Сейчас владения соседей разделены высоченным забором
Фото: Александр ЗИНЧЕНКО

В июле 2015-го Чернышова и Андрея Еремеева проверяют на полиграфе. Если по «деду» машина выдаёт однозначное – не врёт, то по Еремееву практически на каждый вопрос эксперта – «психофизиологическая реакция о возможной лжи». Кроме вот этого: «Помимо вас, кто-либо ещё совершал силовые действия в отношении Чернышова»? Еремеев ответил «нет» и, похоже, сказал правду. И хотя в российском суде данные детектора не считаются прямым доказательством – в уголовных делах они как знаковая «нота бене»…

Однако того, кто избил старика – Еремеев ли, другой ли — полиция не нашла до сих пор. 2 декабря 2015-го Рамонский ОМВД прекратил дело Чернышова, потому что срок давности по 112-й статье два года, и он таки истёк.

ДО этого дело сворачивали больше 10 раз. ПОСЛЕ – в ответ на упорные жалобы Чернышова – ещё 14 (!) раз начинали заново. И снова сворачивали.

А ведь Чернышов сражался не в одиночку. За него вступалась районная прокуратура, отменяя беспомощные постановления полиции. Но с Рамонью забуксовал даже областной главк МВД. Вот начальник Главного следственного управления Вячеслав Воронцов, его личная подпись, 16 февраля 2015-го:

«Требую… выполнить… указания…, направить в прокуратуру уголовное дело для утверждения обвинительного заключения в отношении Еремеева А. О результатах письменно доложить…»

Рамонскому следователю Екатерине Епифановой – она долго вела дело Чернышова — и её начальнику Александру Соколову объявляют замечания. Им на пальцах объясняют, КАК надо работать – хотя бы проверить, не висела ли у Еремеевых во дворе видеокамера?

Но в июне 2016-го Соколов пишет в Воронеж объяснительную. Указания не выполняем, да. Почему, например, не провели комплексную судмедэкспертизу (она показала бы, от чего у Чернышова отбита голова – от кулаков или потому что неудачно упал)? Потому, объясняет начальник следственного отдела, что в РОВД на это не хватило денег…

Видимо, у некоторых отделов полиции несчастливая карма. Адвокат Вячеслав Чуприн, который в своё время тоже долго заведовал следствием (милицейским, в Коминтерновском районе Воронежа) удивлён: экспертизы для МВД у нас пока ещё, слава богу, бесплатны.

…Игра в бадминтон «жалоба Чернышова – отказ полиции – жалоба» продолжается до февраля 2018-го, после чего сдаётся и прокуратура, и с делом упёртого старика покончено.

Алексей Чернышов опасается, что не доживёт до вынесения приговора своему обидчику
Фото: Александр ЗИНЧЕНКО

А фактически  дело заволокитили, спустили на тормозах, запороли. Я заявляю прямо и без кавычек, потому что в апреле прошлого года это установил областной суд: Чернышов пожаловался и туда – на само следствие — получив в итоге компенсацию в 60 тысяч рублей (платил ему, правда, Минфин, а не МВД).

Цитаты из решения судьи Алексея Привалова:

«следственные действия на установление обстоятельств преступления не производились» (или «производились формально»),

«дознание и предварительное следствие производились бессистемно»,

«решения о приостановлении дела принимались безосновательно».

Суд подсчитал: минимум трижды по делу назначали экспертизы, только дело экспертам даже не направляли. И признал: сложностей для следствия не было, но до предела – до пресловутых «сроков давности» — затянули всё сами же рамонские полицейские.

Интересный вопрос: почему.

Криминальная биография послушного гражданина

Следователь Епифанова – девочка 33 лет — в МВД больше не служит. Я написала ей во "ВКонтакте". Она прочитала, но не ответила.

Начальник следствия Рамонского райотдела Александр Соколов при должности и сейчас. Там неделю готовили ответ на редакционный запрос «МОЁ!» — какие, собственно, трудности мешали расследовать побои у старика Чернышова.

Ответ получен, на три абзаца, и он очарователен. Первый абзац – когда дело возбудили. Второй – когда прокуратура передала его из одного отдела рамонской полиции в другой. Третий – когда прекратили из-за срока давности…

Пользуясь случаям, сообщаю рамонским следователям, что трава — зелёная.

В деревне, где живут Чернышовы и Еремеевы, уверены: дело может быть в ФСБшных связях Еремеева-старшего. Говорили, якобы и сам Андрей когда-то служил в полиции (он действительно закончил воронежский Институт МВД), только в областном главке это не подтвердили.

Адвокат Алексея Егоровича  Павел Махобей, сам бывший следователь СКР, замечает дипломатично:

— Полицейские допустили очевидные нарушения.

Я предполагать ничего не буду. Лучше расскажу вот что. В трудовой книжке Андрея Еремеева есть запись о службе в наркоконтроле (УФСКН) – с начала 2006-го до середины 2008-го. Чем он занимался потом?

На очередных допросах – летом 2015-го – «свидетель Андрей Еремеев» уверял: «Я законопослушный гражданин, связей с криминальным миром не поддерживаю, работаю финансовым директором в ООО…»

А теперь вспомните дело незаконной банковской деятельности на 18 миллионов рублей, о котором я говорила в начале.

Андрей Еремеев виноватым себя не считает

Обвиняемый Еремеев Андрей, о котором там речь, и наш «свидетель Еремеев» – один и тот же персонаж. Это в областном главке МВД подтвердили. Кроме 172-й статьи на Еремееве и другая – «Незаконно создание юридического лица через подставных лиц». Делом, к слову, занимается ГСУ генерал-майора Воронцова.

И если бы ещё в 2015 году следователи не поленились съездить по адресу прописки того «ООО», чтобы взять на свидетеля «характеристику с места работы», они могли бы узнать увлекательную историю.

Предварительная версия такая: Еремеев с подельниками распределили по городу сеть фирм-однодневок (в основном «как бы строительных»), через которые другие фирмы обналичивали деньги, отсчитывая Еремееву процент за услуги.

— Чтобы получить на руки крупную наличность, компании нужно предоставить в банк кучу бумажек, и не факт, что тебе эту наличность выдадут. Поэтому пользуются такими фирмами-прокладками, это обычное дело, — объясняет мне схему один из бывших сотрудников Еремеева (который теперь тоже под следствием). – В офисе он появлялся очень редко. Парень как парень. Весёлый. Довольный жизнью.

Следователи собрали основательное досье на «деда». Поговорили с товарищем, которого соседи Еремеевы нанимали батрачить и платили зарплату. Тот честно поделился — «Чернышов показался мне похожим на шизофреника», его рассказ подшит к делу. Зато вот этого в деле почему-то нет: в друзьях у Андрея Еремеева был воронежский бизнесмен Андрей Л. (тоже выпускник Института МВД), осуждённый и отсидевший 3,5 года — с июня 2014-го по декабрь 2017-го – в СИЗО за мошенничество и отмывание денег.

Незадолго до начала уголовной карьеры Еремеев успел помимо прочего сделать сюрприз областному Департаменту имущественных отношений (ДиЗО). Одна из фирм, в которых он числился совладельцем, взяла в аренду сахарный кусок земли у водохранилища, заломив на аукционе космическую арендную плату – 31,4 миллиона в год. Компания в итоге оказалась должна за семь лет не только перечислить в бюджет почти 220 миллионов рублей, но и отстроить жилую многоэтажку. Вскоре после сделки Еремеев свою долю в организации продал. ДиЗО с ней нудно судится и поныне, требуя денег и дома.

— А мы ищем инвестора, который согласится платить такую аренду и заниматься строительством. Но никто не решается, а нам не под силу, — другой совладелец фирмы сокрушается: всем надо сверхприбылей. – Почему Еремеев так поступил, не посоветовавшись, мы не понимаем.

Я тоже не знаю, о чём думал Еремеев. Но на его месте рассуждала бы так. Раз у меня есть контроль над строительными как бы "фирмами", не нанять ли какую-нибудь для подряда на будущую многоэтажку? И не пойти ли в банк за кредитом на стройку под залог арендованной земли? И в общем, что мешает мне, получив деньги, снять со "своей фирмы" вывеску и пожелать удачи ДиЗО и прочим? Но госконтракт заключили 14 октября 2016-го, а уже через месяц и 7 дней появилось дело о незаконной банковской деятельности, и времени на мою замечательную задумку мне бы тоже не хватило...

… Несмотря на все свои статьи, Андрей Еремеев сейчас не в СИЗО. В августе прошлого года оформил ИП.

Спокоен:

— Специально я деду ничего не делал, если у него остались синяки – это случайность.

Виноватым перед ним себя не считает:

— По 172-й вину признаю. А с Чернышовым… Не жалею ни о чём.

Постскриптум.

21 июня областной суд отменил последнее постановление о прекращении уголовного дела Чернышова по сроку давности, признав его незаконным.

— Суд согласился с доводами нашей апелляционной жалобы, поддержала нас и областная прокуратура, — говорит адвокат Павел Махобей. – Прекратив дело, полицейские фактически нарушили право Алексея Егоровича  как потерпевшего  на компенсацию в гражданском порядке. Ведь раз не установили подозреваемого или обвиняемого – то и спрашивать не с кого. А 52-ю статью Конституции РФ ещё никто не отменял: «Права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом. Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба».

… И значит, Рамонский ОМВД должен начинать расследование заново. Пожелаем полицейским удачи.

*Фамилия героя публикации и его родителей изменена.


Автор:

Татьяна ТЕЛЬПИС