Как воронежец Антон ушёл из журналистики в … печники

В 37 лет Антон Романов решил резко поменять свою судьбу и профессию

30.07.2020 21:35
14 5842

Это Антон, ему 45 лет. По образованию он врач-педиатр, много лет, однако, проработал в журналистике, а теперь кладёт печи. Страшно ли в 35 лет поменять свою судьбу, кто и почему заказывает ему печи — это и многое другое узнали у него корреспонденты «Ё!»

Антон говорит, что нынешняя его работа сродни медитации — выкладка печи требует постоянной концентрации внимания. Прошлую его профессию — журналист и редактор газеты — медитативной никак не назовёшь. К 37 годам Антон понял, что это «не его». Кто-то бы, наверное, продолжил тянуть лямку, уговаривая себя, что все так живут. Страшно же в возрасте «под сорок» что-то менять. Но Антон говорит — он не из таких:

— Я никогда не боялся нового, перемен, всегда любил учиться, заполнять пустые ячейки своего мозга. Сначала я понял, что хочу делать что-то руками. Что-то полезное, чтобы люди долго вспоминали меня добрым словом. Конечно, это было не так, что я, редактор газеты, проснулся в одно утро, и меня осенило: я — печник. Сначала я ушёл из газеты и делал свой рекламный сайт мебели. Потом познакомился с людьми, которые первыми привезли в Воронеж искусственный камень. Стал работать в мастерской по резке этого камня. В это время мы с семьёй собрались переезжать за город, и я стал подумывать, какую полезную профессию освоить, чтобы пригодилась в деревне. И тут в интернете наткнулся на объявление — в Чигле на Битюге проводятся курсы для печников. Позвонил. Мастер, Леонид Онуфриев, меня сначала расстроил — объявление, оказывается, было прошлогоднее. Спрашиваю: а есть какие-то другие курсы. Есть, отвечает, в Петрозаводске, Екатеринбурге. Я совсем поник. И тут он спрашивает: я еду в Подмосковье, печь класть. Поедешь со мной подмастерьем? Это ещё раз доказывает — в жизни нет ничего невозможного, если проявить желание и настойчивость.

Два года Антон учился — работал с разными мастерами. Потом потихоньку стал брать собственные заказы. Создал своё ИП, вид экономической деятельности у такой необычной профессии — строительные работы. Говорит, с годами заказчиков становится всё больше и больше. Причём, без всякой рекламы, по «сарафанному радио». Мы разговариваем с ним в посёлке Латная, где он трудится над целым печным комплексом — с апреля это девятый по счёту его объект.

— Печник только городским жителям кажется профессией из прошлого, типа кучера, — объясняет Антон, — на самом деле это крайне востребованная профессия в деревне. Квалифицированных мастеров у нас в области всего пара десятков, а спрос огромный. Во-первых, ремонт и обслуживание старых печей в деревнях. Причём, как дровяных, так и тех, что в советское время переоборудовали для работы на газе. Во-вторых, это кладка новых печей для жителей частных домов. А во время пандемии коронавируса многие стали покупать загородные дома и дачи. Нередко мне заказывают целые комплексы — банная печь, русская печь, печь под казан, уличная мини-печка. Кто? Да разные люди. Кстати, среди них не раз попадались работники «Газпрома». Потому что они, как никто, знают, что газ могут отключить, электричество тоже. И что делать, особенно зимой? А дровяное отопление — это полностью независимая вещь, плюс не секрет, что еда, приготовленная в печи, получается гораздо вкуснее, чем на плите. Особенно, если протомить мясо всю ночь — ммм...

Почему камин — самое бесполезное обогревательное устройство для наших широт, как «поют» кирпичи, какая печь стоит как двухкомнатная квартира, об этом и много другом читайте в «МОЁ! Плюс».

Автор:

Анна ЯСЫРЕВА