Прислать новость Магазин

Кто разрешил обносить многоквартирные дома заборами? И почему это плохо

Центр города стал похож на тюрьму из-за многочисленных заборов и ворот

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

03.10.2018 13:12
183

Читать все комментарии

14389

В то время как в Москве началась кампания по избавлению города от нелепых заборов, уродующих пространства (об этом читайте ниже), некоторые воронежцы только почувствовали к заборам вкус. Можно ещё понять, когда люди пытаются ограничить парковку в своих дворах или сквозной проезд автомобилей (хотя шлагбаумы для таких целей подходят гораздо лучше). Но в последнее время появилась другая, необъяснимая, тенденция — закрывать дворы не для проезда, а для прохода других людей. Это похоже на деревенскую психологию — мол, раз у нас тут есть дом и двор, значит, и забор с воротами должен быть. И чтоб чужие мимо не ходили!

Вот только забывают такие «рачительные хозяева», что город  не деревня, что организацией городских пространств занимаются во всём мире целые институты. И что заборы разрушают единство городских пространств и пешеходные маршруты, которые градостроители предусмотрели ещё десятки лет назад. И когда в Жилищном кодексе появилось такое понятие — придомовая территория, — городские власти и в страшном сне не могли себе представить, что жильцы начнут огораживать эти территории заборами и огораживать даже пешеходные тротуары.

Комиссаржевской, 15б

Чужие здесь не ходят!

Этот шестиэтажный дом был построен в 1999 году. По тротуару мимо фасада этого дома родители много лет водили детей в лицей № 7 с остановки «Комиссаржевской» на Кольцовской. А вдоль торца дома можно было выйти по тротуару от здания управления Пенсионного фонда области на улицу Комиссаржевской. Тротуаром этим пользовались и пенсионеры из дома № 34 на ул. Студенческой, и жители других близлежащих домов, и постояльцы хостела. Несколько лет назад жильцы дома № 15б огородили свой двор забором, который, однако не перекрывал проход по этим тротуарам.

Тротуар от ул. Комиссаржевской к Пенсионному фонду. Раньше он был полностью открыт, а забор огораживал двор дома 15б и стоял примерно на метр-полтора правее... 

— Но этого нашим соседям показалось мало, и нынешним летом они решили огородить всю свою придомовую территорию, да ещё и, похоже, прихватили чужую, перекрыв некогда общедоступные тротуары и поставив на них аж четыре калитки с кодовыми замками! Тюрьма получилась в центре города! — возмущается житель дома № 34 по Студенческой Владимир. — Теперь их закрытый двор все должны обходить — дети каждый день шлёпают по грязи в школу и обратно через двор нашего дома по тропинке, которая расположена всего в 20 метрах от дома 15б. Но не по тротуару вдоль дома 15б.

...но в августе забор передвинули так, что он полностью перекрыл пешеходный тротуар, да ещё прихватили при этом часть чужой территории

А проход на улицу Комиссаржевской теперь перекрыт. Пенсионеры из дома № 34 по Студенческой с ужасом ждут зимы — ведь, чтобы дойти до аптеки и магазина, им нужно будет делать серьёзный крюк по скользким тротуарам.

— Зачем это сделали жильцы дома на Комиссаржевской? — продолжает Владимир. — Все, натыкаясь на забор, говорят, что это идиотизм и «колхоз» — городить такое в центре! И это ещё самые мягкие определения. И ведь забором жители дома 15б не от бандитов закрылись, а хотят всем показать, кто здесь хозяин. Мол, мимо нашего дома не ходи!

Не рады забору и работники расположенного в доме 15б хостела. По их словам, гости города бывают неприятно удивлены тем, что для входа в гостиницу им нужно преодолевать калитки с кодовыми замками.

Кстати, жильцы дома 15б так увлеклись заборостроительством, что действительно прихватили своими изгородями чужую территорию. После обращения «МОЁ!» управа Центрального района направила обслуживающему дом ТСЖ «Отрада» предписание демонтировать металлическое ограждение до 25 сентября, в противном случае в управе пообещали демонтировать забор принудительно. Указанный срок прошёл, но забор по-прежнему на месте. А председатель правления ТСЖ «Отрада» Сергей ПИСКУНОВ, похоже, готов отстаивать каждый сантиметр незаконного ограждения.

— Да, мы запретили проход по своей территории на основании решения общего собрания собственников жилья, — сообщил «МОЁ!» Сергей Пискунов. — Придомовая территория является собственностью жильцов. Проход мимо нашего дома к улице Комиссаржевской всегда был нашим. Мы его закрыли, потому что его часто использовали в качестве туалета. А в том, что мы вышли за пределы своей территории, не вижу ничего страшного. Речь идёт о полоске земли шириной 47 сантиметров. Если мы подвинем забор обратно на 47 сантиметров, вряд ли там кто-то сможет пройти. Мы обратились в департамент имущественных и земельных отношений области с просьбой разрешить нам использовать этот участок.

Однако, по словам жильцов соседних домов, пьяные компании в этом месте не собирались, тротуаром активно пользовались и местные жители, и школьники, и сотрудники Пенсионного фонда, и постояльцы гостиницы. Посмотрим, насколько решительно готовы отстаивать здравый смысл в этом вопросе мэрия и правительство области — «МОЁ!» обязательно будет следить за этой историей.

проспект Революции, 9а

Калитка закрыта навеки

Здесь не менее интересная ситуация. 14-этажный дом построили на месте пустыря на склоне совсем недавно — в 2009 году. С расположенной в низине улицы Сакко и Ванцетти во двор этого дома ведёт нагорная лестница.

— Ещё недавно, поднявшись по этой лестнице, можно было пройти через двор к остановке транспорта на проспекте Революции, — рассказывает житель улицы Арсенальной Дмитрий. — Однако около двух месяцев назад вход во двор с лестницы вдруг оказался закрыт глухим забором с калиткой.

...но в августе забор передвинули так, что он полностью перекрыл пешеходный тротуар, да ещё прихватили при этом часть чужой территории
Фото: Игорь ФИЛОНОВ

А со стороны двора на калитке, как мы увидели на месте, стоит электронный замок.

— Закрыть этот проход решили жильцы на общем собрании, — главный инженер ТСЖ «Проспект Революции, 9а» Александр ЕРМАКОВ буквально слово в слово повторил аргумент председателя ТСЖ с Комиссаржевской, 15б. — Нам тут все подъезды изрисовали.

Но кто? Неужели именно те, кто пользовался калиткой? Стоит сказать, что со стороны проспекта Революции вход во двор открыт. Так что вандалы туда в любом случае попадут. Вот только были ли эти вандалы на самом деле? Каждый подъезд в доме закрывается на кодовый замок, и узнать код чужакам не так просто.

Владимира Невского, 79

Для каждой машины свой выезд с парковки

Десятки тысяч воронежцев паркуют свои автомобили в своих дворах и не догадываются, что машину тоже можно… огородить забором. И первый шаг в этом направлении уже сделан на улице Владимира Невского, 75. Там несколько лет назад ТСЖ «Наш дом» решило устроить собственную огороженную стоянку машин. И не обычную, а такую, чтобы у каждого автомобилиста были собственные ворота во внутриквартальный проезд.

Судя по документам, поначалу забор прихватил даже часть тротуара. В дело вмешалось даже Управление ГИБДД, которое вынесло товариществу собственников жилья предписание подвинуть забор и восстановить тротуар. Но и сейчас забор с множеством ворот выглядит странно.

Во дворе на улице Владимира Невского для каждой машины сделали отдельные ворота
Фото: Игорь ФИЛОНОВ

Почему в Воронеже появилось так много заборов?

С одной стороны, товарищества собственников жилья, ЖСК и управляющие компании, которые устанавливают заборы, закон не нарушают — придомовые территории находятся у них в собственности. Но кто, как и на каких основаниях передал участки в собственность жильцов? И имеют ли они право распоряжаться ими как им вздумается и строить там что захочется? Вот что нам рассказали специалисты.

До 2006 года придомовые территории в Воронеже практически не были разграничены. Но затем ТСЖ и советы многоквартирных домов начали оформлять нужные документы. Границы придомовых территорий определяла администрация города. А если точнее, управление земельных отношений и управление главного архитектора.

Землеустроители в беседе с «МОЁ!» рассказали, что само понятие «придомовая территория» в Жилищном кодексе объясняется весьма расплывчато — это всё, что нужно для обслуживания дома. Поэтому, вероятнее всего, чиновники мэрии «рисовали» придомовые территории на имеющихся у них картах… как придётся. Затем всё это узаконивалось постановлением администрации города об определении границ той или иной придомовой территории. С этим постановлением ТСЖ или совет многоквартирного дома отправлялись в Росреестр, где и оформляли право собственности на земельный участок. Получается, что появлению проблемы заборов в своё время поспособствовали именно городские власти.

«МОЁ!» обратилась в мэрию с запросом на имя главы города Вадима Кстенина. В нём мы, в частности, интересовались, почему придомовые территории в большинстве случаев примыкают друг к другу вплотную — без сохранения места для прохода пешеходов. На этот вопрос мэрия пока не ответила. В неофициальном разговоре представители администрации города пояснили, что нынешнему управлению имущественных и земельных отношений ответить нам просто нечего. Мол, так уж вышло, а почему — никто не помнит, так как сотрудники управления сменились.

«Заборы между дворами — это нецивилизованно»

Связаться с бывшими мэрами Воронежа Сергеем Колиухом и Борисом Скрынниковым нам пока не удалось (Сергею Колиуху мы в итоге отправили запрос как депутату Гордумы). А вот найти руководителей, которые курировали в те годы в мэрии градостроительство и земельные отношения, было проще.

Далеко не всегда заборы и ограждения комфортны даже для самих жильцов огороженных домов
Фото: Игорь ФИЛОНОВ

— Мы не оставляли свободного места между придомовыми территориями для того, чтобы не оставалось бесхозных участков, — утверждает работавший заместителем главы города с 2013 по 2017 год Владимир АСТАНИН. — Придомовую территорию мы выделяли жильцам для того, чтобы они несли за неё ответственность, а не для того, чтобы они тут же начинали её огораживать. Заборы между дворами — это абсолютно нецивилизованно. И я надеюсь, что мы будем жить в городе без заборов на каждом шагу.

Бывший вице-мэр Юрий ГАЙДАЙ (работал в этой должности с 2000 по 2004 и с 2008 по 2012 год) в целом повторил мысль Владимира Астанина, но был более эмоционален:

— Естественно, мы определяли границы земельных участков не для того, чтобы по этим границам пролегли заборы. Нам нужно было урегулировать земельные отношения. А заборы ставят дураки! Так и напишите!

ОТ РЕДАКЦИИ

«Заборы — признак нездоровой среды»

Власти по всей стране всерьёз начали заниматься проблемами организации городских пространств. На прошлой неделе, выступая в Совете Федерации, вице-премьер правительства России Виталий Мутко заявил, что во всех российских регионах будут созданы центры компетенций по благоустройству городов, а уже до конца года в России будет утверждён индекс качества городской среды. И воронежская заборная самодеятельность идёт вразрез с этой политикой.

Столичные новшества провинциальные города обычно воспринимают спустя годы. А в Москве сейчас всерьёз задумались и о заборах, которые в обилии появились здесь в 1990-е и начале 2000-х. «Правильные дворы не должны быть огорожены заборами — признаками нездоровой среды, однако сегодня в Москве их количество зашкаливает», — рассказал в интервью РИА «Новости» около месяца назад главный архитектор города Сергей Кузнецов.

Он отметил, что ощущение безопасности, которое даёт забор, ложное. По его мнению, человек злонамеренный без проблем его преодолеет, а если нужно будет помочь, то забор может помешать, поэтому «когда забора нет и всё видно насквозь — так куда безопаснее».

Действительно, функциональность заборов, огородивших дворы от пешеходов, сомнительна. Что они дают жильцам этих домов, кроме демонстрации пренебрежительного отношения ко всем остальным жителям города? А что, если вдруг все воронежцы решат огородить свои дворы заборами? Представляете, в каком городе мы будем жить? Перефразируя слова профессора Преображенского из булгаковского «Собачьего сердца», заборы в головах. С этим согласна и архитектор и куратор спецпроектов московского института медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка» Дарья ПАРАМОНОВА, с которой связались корреспонденты «МОЁ!».

— Забор — это символ, с помощью которого вы сообщаете кому-то: «Это моё!», — рассказывает Дарья. — А поскольку мы не привыкли доверять законам, символ должен быть максимально выразительным. То есть забор не просто условный, невысокий, а надёжный. Это психологический приём. Большое количество заборов в городе говорит о несвободе — как внутренней, так и внешней. Изменится ситуация — исчезнут заборы.