Прислать новость

Шесть наивных вопросов про воронежский крематорий

Корреспонденты «МОЁ!» побывали в воронежском крематории и узнали, что происходит за его дверями

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

03.11.2020 20:55
39

Читать все комментарии

10161

Любимые читатели, хотим сразу объяснить, почему затрагиваем такую щекотливую тему в нынешней непростой ситуации с пандемией. Эта статья должна была выйти ещё 10 месяцев назад, когда крематорий в Воронеже только-только открылся, а о коронавирусе слышали разве что те, кто интересовался новостями из Китая. Однако по ряду причин всё это время для журналистов вход туда был закрыт. Как только появилась возможность посетить это уникальное для Черноземья заведение, мы не могли не воспользоваться такой возможностью. Думаем, вам тоже будет интересно заглянуть в это место, вызывающее смешанные чувства ужаса и любопытства.

Бледное здание

Крематорий в Воронеже начал работу 13 января этого года. Открытие состоялось без шума и пафоса, в полусекретной, можно сказать, обстановке. Только в феврале из собственных источников корреспонденты «МОЁ!» узнали, что заведение уже приняло первых трёх иногородних «клиентов».

Фото Игоря Филонова

Возможно, открытие крематория не афишировалось из-за скандалов, которые разгорелись в Воронеже в 2017 году, когда горожанам только объявили о строительстве погребальной печи. Жители близлежащих домов, в основном из жилых кварталов «Скандинавия» и «Новый Бомбей», которые находятся в 700 и 900 метрах от места, отведённого под строительство, выходили на митинги, подписывали петиции против строительства. Но остановить реализацию проекта им так и не удалось, так как по санитарным нормам крематорий должен находиться от жилых домов на расстоянии не менее 500 метров.

Бледно-серое здание крематория площадью 1 070 квадратных метров с высокими окнами разместилось по адресу: ул. 9 Января, 217в — по соседству с Юго-Западным кладбищем. Перед зданием находится небольшой водоём и заасфальтированная парковка. Сейчас ведётся строительство второй очереди комплекса — колумбарной стены и парка. Но обо всём по порядку.

Как всё происходит

Если семья усопшего решает его кремировать (или человек при жизни заключил с крематорием соответствующий договор — такая услуга тоже есть), они обращаются в Воронежское похоронное бюро, договариваются о времени проведения процедуры и оформляют заказ. Минимальный пакет услуг, который включает полное сопровождение церемонии погребения — от доставки тела из дома или морга в крематорий до выдачи урны с прахом родственникам, — стоит 32 400 рублей.

Катафалк доставляет покойного в крематорий. Для подъёма гроба на задней части здания установлена специальная платформа. Если запланирована церемония прощания, гроб доставляют в большой или малый зал. Это просторное помещение с лавочками, в котором звучит печальная музыка. При нас включали «Реквием» Моцарта и «Адажио» Альбиони, но при желании можно заказать и что-то своё, хоть песни «Битлз» — с такими пожеланиями сотрудники крематория тоже сталкивались.

В зале можно проститься с усопшим, произнести речи. Бывает, что все родственники не успевают приехать в одно время и просят оставить тело на весь день или даже на два дня. Это возможно: крематорий располагает холодильной камерой для сохранения тел в надлежащем состоянии. Церемония прощания не догма, её могут организовать так, как пожелают родственники и близкие усопшего.

— Например, было в крематории прощание с военнослужащим, — рассказывает сотрудница крематория, которая просила не называть её имени. — На площадке у здания выстроились в ряд солдаты. Цветы, парадные мундиры, речи. Когда гроб с покойным отправляли в печь, работники крематория подали знак, и ровно в этот момент прогремел оружейный салют.

Если человек умер от COVID-19, сотрудники крематория просят родственников максимально ограничить круг лиц, которые будут провожать усопшего в последний путь.

При желании люди, которые пришли проститься с покойным, могут перейти в смотровую комнату и наблюдать через большое стеклянное окно загрузку гроба с телом в кремационную печь. Но конечно, самого процесса сгорания тела они не увидят.

Имплант может разрушить печь

В зал, где стоит кремационная печь, есть доступ только у персонала, посторонних туда не пускают. Кремационное оборудование приобрели в Чехии. Оно экологично: не допускает выбросов в атмосферу вредных веществ. Аналогичное оборудование, к слову, используется в крематориях Франции, Великобритании, Болгарии и других стран. Печь металлическая, к ней подведено газовое оборудование, управляется она посредством компьютера. Печь может выдавать температуру от 900 до 1 200 градусов.
А теперь подробности. Печь состоит из двух камер: в первой гроб сжигается раскаленным воздухом, а во второй происходит догорание при высоких температурах. Вся процедура занимает полтора-два часа. Ограничений по росту и весу покойного в принципе нет. Но если человек по габаритам был велик, то процедура кремации занимает чуть больше времени.

Фото Игоря Филонова

Пепел и несгоревшие кости попадают в кремулятор. Это приспособление, принцип действия которого аналогичен блендеру. Всё, что осталось от тела, он измельчает, превращая в мелкую субстанцию, перемешанную с пеплом. Всё это ссыпается в капсулу, которая запаивается. Именно её и передают родственникам.

— Когда люди обращаются насчет кремации, обязательно подписывается договор, — объясняет наш экскурсовод. — Там прописано, что в теле умершего не должно быть кардиостимуляторов, имплантов и других искусственных предметов. Потому что при высоких температурах они могут взорваться и вывести из строя дорогостоящее оборудование, а также создать угрозу жизни персонала.

А вот металлические коронки на зубах оставить можно. Они плавятся и смешиваются с пеплом.

Человек — это 2,7 литра пепла

Капсула представляет собой чёрную пластиковую банку. Её размер стандартный — 2,7 литра. Она может быть заполнена прахом доверху или на две трети — всё зависит от того, какого размера был человек при жизни.

Капсулу можно поместить в декоративную урну. В крематории предлагают урны на любой вкус и цвет: в виде чаши, вазы, шкатулки, с гербом РФ, православным крестом или вообще без украшений. Самые дорогие урны выполнены в форме миниатюрных гробиков. Их стоимость — от 1,5 тысячи до 10 тысяч рублей.

Что делать с прахом после кремации? Российский закон «О погребении и похоронном деле» допускает погребение урны с прахом на отдельном участке кладбища (под захоронение урны выделяется участок 0,8 х 0,8 м). Также можно подзахоронить урну в родственную могилу или поместить её в специальный колумбарий.

Фото Игоря Филонова

Колумбарий представляет собой стену высотой примерно 2 метра с нишами. В нишу устанавливается урна (или просто капсула) с прахом. Она закрывается именной табличкой, где указываются по стандарту: фамилия, имя, отчество и годы жизни погребённого человека. Украсить ячейку можно маленькой вазочкой для цветов. В ячейке прах хранится постоянно, как на кладбище: его не вынимают и не выбрасывают, чтобы освободить место для других урн. Колумбарная стена вскоре появится возле крематория — сейчас она находится в стадии проектирования. Вокруг неё создадут парковую зону с лавочками.

Кстати, колумбарная стена в Воронеже уже есть. Она находится на территории Левобережного кладбища, в народе прозванного «Баками». Её строили в те времена, когда в Воронеже крематория не было и наши земляки возили покойных в другие регионы. Стоимость ячейки, которая предоставляется в бессрочное пользование, там составляет 4 000 рублей. И свободных мест довольно много.
Чтобы получить разрешение на захоронение урны в колумбарии, выделение отдельного участка земли на городских кладбищах или подзахоронение урны в родственную могилу, необходимо обращаться в муниципальное казённое учреждение «Администрация городских кладбищ».

Кроме того, закон позволяет развеять прах над водной гладью или над землёй. В этом случае запаянную пластиковую капсулу придётся вскрывать своими силами. Некоторые ритуальные компании предлагают экзотические варианты захоронения праха: развеивание в космосе, использование праха для создания картин (в краски добавляют прах) и создания ювелирных изделия (изготавливают бриллианты с прахом).

Шесть наивных вопросов о работе крематория

1. Можно ли сжигать трупы животных?

Нет, воронежский крематорий предназначен только для тел умерших людей.

2. Обязательно ли забирать прах?

Как рассказали в крематории, случаев, чтобы родственники не забрали прах кремированного человека, не было. Но если такое случится, крематорий готов хранить капсулу год. По истечении этого срока она будет захоронена в общей могиле.

3. Можно ли вывозить прах за рубеж?

Можно, но для этого в крематории нужно оформить специальные документы, которые заверят, что в капсуле находится именно прах конкретного человека, а не что-то ещё.

4. Есть ли очередь на кремацию?

Сейчас в среднем крематорий принимает 1 — 2 покойных в день, а способен до 8 тел.

5. Влияет ли крематорий на экологию Воронежа?

Воронежский крематорий находится в 700 метрах до ближайшего жилого дома, что соответствует санитарным нормам. Дыма из крематория нет — из трубы выходит лишь тёплый воздух. Специальные фильтры улавливают все частички, которые могли бы попасть в атмосферу.

6. Могут ли выдать урну с чужим прахом?

Каждый гроб, который отправляют в печь, промаркирован несгораемой металлической пластиной с индивидуальным номером, чтобы не возникло путаницы. После кремации печь тщательно убирается.

Кстати:

Воронежский крематорий признали архитектурной удачей


Воронежский крематорий построен по индивидуальному проекту архитекторов Павла Стефанова и Ольги Яковлевой. Здание сразу же получило положительные отзывы в российском архитектурном сообществе. Так, архитектурный журналист Ася Зольникова писала в «Медузе», что крематорий получился лёгким вопреки своим внушительным размерам. Архитектура здания не перетягивает внимание на себя, позволяя в спокойной обстановке проститься с близким и пережить личное горе. Искусственное озеро вдоль главного фасада создаёт визуальную паузу перед проходами внутрь, отделяя место траура от остального мира. «Терапевтический» эффект — главное положительное качество проекта, считает эксперт.

Сами архитекторы в интервью журналу ELL Decoratoin летом этого года рассказывали, что решили передать христианское представление о смерти как о переходе в лучший мир, наполненный спокойствием, гармонией, светом, в противовес обывательскому восприятию её как страшной финальной точки. Изначально была идея сделать фасады здания зеркальными, но от неё пришлось отказаться, ведь в России принято перед похоронами завешивать зеркала.

— В своих работах мы стараемся использовать местные материалы, чтобы создать энергетическую связку архитектуры и земли, на которой она стоит. Поэтому для облицовки крематория мы использовали юрский мрамор из ближайшего к Воронежу карьера, — рассказал один из авторов проекта Павел Стефанов.

Новости других СМИ