«Себе я ответила, почему я заболела»

Жительница Воронежа рассказывает, как боролась с раком

09.04.2022 18:19
МОЁ! Online
5

Читать все комментарии

Войдите, чтобы добавить в закладки

13277
  
Женщина из Воронеже рассказала о своей борье с раком

По данным Воронежского областного онкодиспансера, каждый 32-й житель региона находится у них на учёте — в абсолютных цифрах это 71 536 пациентов. И каждый год прибавляется около 10 тысяч новичков. Диагноз «рак» для многих звучит как смертный приговор. Но есть воронежцы, которые на личном примере могут доказать — это не так! Мы завершаем серию публикаций о жительницах Воронежа, которые пережили онкологические заболевания. 

Героиня сегодняшнего материала — 44-летняя Марина Брысенкова, предприниматель, специалист по антиквариату.

КАК ЗАБОЛЕЛА

О себе Марина говорит: «Я очень везучая!» Да, ей пришлось столкнуться с серьёзным диагнозом — опухолью головного мозга третьей стадии. Но если бы не несколько крайне удачных стечений обстоятельств, всё могло бы быть гораздо хуже.

Всё началось с сильных головных болей. В то время молодая женщина жила в Москве, успешно занималась бизнесом в сфере аренды недвижимости, воспитывала 15-летнего сына.

Марина Брысенкова. Фото:из личного архива

— Я работала 24 на 7 и, когда начались сильные головные боли, думала: это, наверное, от переутомления, — вспоминает Марина. — Пила обезболивающие, поначалу они помогали, потом перестали. Заметила, что меня раздражает солнечный свет, часто клонит в сон. Я всё думала: надо сходить на МРТ, но никак не находила на это времени.

В апреле 2014 года мы с сыном полетели в Рим. В один из дней мне стало так плохо, что думала: сейчас потеряю сознание. Но и после возвращения домой до клиники я так и не дошла: работа, работа, опять не нашла времени.

В мае Марина приехала в Воронеж к родителям. И тут её папа настоял отложить все дела и повёз её в больницу на МРТ. Как выяснилось позже, он спас Марине жизнь. Опухоль в головном мозге достигла 7,5 сантиметра, и начался отёк головного мозга — счёт шёл буквально на дни.

— Когда положили меня в аппарат, предупредили, что исследование будет продолжаться около получаса, — продолжает наша собеседница. — Но уже через пять минут выкатывают, и я вижу, как медсёстры с круглыми глазами пятятся от меня. Я сразу поняла по их лицам: у меня опухоль. Был ли шок и отчаяние? Нет! Я думала только об одном: у меня слишком много планов на будущее и нужно как можно быстрее с этим разобраться! Честно скажу: на онкофорумах я не сидела, «подруг по несчастью» не искала, читала только практическую информацию о моей болезни. Я не привыкла раскисать и все проблемы воспринимаю как задачи.

КАК ЛЕЧИЛАСЬ

— Я проконсультировалась с известным воронежским нейрохирургом в областной больнице. Она сказала, что у меня, скорее всего, глиома и удалить её можно только операбельным путём через трепанацию черепа. Меня это не очень порадовало, но что было делать. Кстати, точно такое же заболевание, как у меня, было у певицы Жанны Фриске, только у неё была уже четвёртая стадия…

Марина рассказывает: даже с расположением опухоли ей повезло — она находилась в правой лобной доле и не был затронут ни один жизненно важный центр. Доктор, у которой консультировалась наша собеседница, ушла в отпуск, поэтому Марина стала искать нейрохирурга в Москве. И тут судьба преподнесла ей ещё один подарок: вдруг позвонил старый знакомый, с которым она не общалась несколько лет, и порекомендовал доктора в частном медицинском центре. Когда Марина увидела его, поняла: это «её» врач. А нейрохирург, осмотрев пациентку, сказал: «Я не отпускаю вас домой, операцию надо делать срочно. Пусть мама несёт вам тапочки и халат».

Операция продолжалась восемь часов, но это был не конец. Выписавшись из клиники, Марина снова приехала в Воронеж, встала на учёт в онкодиспансере и в течение семи месяцев прошла семь курсов химиотерапии и 30-дневный курс лучевой терапии.

— После облучения чувствовала себя плохо — приходила домой и спала, — делится наша собеседница, — мои длинные, густые волосы начали выпадать. Парик я купила, но воспользовалась им несколько раз, когда ездила в Москву на встречи с людьми. А по воронежским улицам ходила абсолютно лысая. Это меня вообще не смущало. Гораздо больше я переживала, что из-за действия препаратов часто чувствовала себя раздражённой, срывалась даже на родителей… Кроме мамы и папы меня очень поддерживал муж. Когда я уезжала на несколько лет в Москву, мы с ним расстались, хотя официально не развелись. Но во время моей болезни он был рядом и очень меня поддерживал. Я очень благодарна своей семье, одноклассникам и друзьям, которые меня тогда не восприняли как инвалида со смертельной болезнью, а наоборот, уверены были, что с этим «недоразумением» я справлюсь! И ещё наш сын Кирилл тогда очень повзрослел… Пока я лежала в больнице в Москве, он жил один в Воронеже, учился, готовился к экзаменам, овладел кулинарными навыками. Сейчас он уже совсем взрослый парень, работает в Москве.

Марина с сыном. Фото из архива героини публикации

После лечения у Марины наступила ремиссия. Через два-три года она практически забыла о пережитом. Но тут диагноз «рак лёгкого» поставили её папе. К сожалению, в его случае победить болезнь не удалось. Но пока Марина боролась за жизнь отца, она поняла: самое тяжёлое — когда человек остаётся один на один с болезнью. Именно она несколько лет назад создала воронежское отделение фонда «Я люблю жизнь» и руководила им до лета прошлого года.

ЧТО ТЕПЕРЬ ДУМАЕТ О СВОЕЙ БОЛЕЗНИ

— Я уверена, что все наши болезни нам даны ДЛЯ ЧЕГО-ТО, надо только прислушаться к себе. И у любой опухоли есть причина... И это не только плохая экология, стресс или наследственность. Корень проблемы — психосоматика, когда человек в каких-то ситуациях идёт против себя, своей натуры. Я чётко отследила этот момент в своей жизни. Более того, за время лечения я многое переосмыслила. Я уехала из Москвы в Воронеж и поняла, что мне хорошо здесь. Я ограничила круг общения, убрав из него людей, которые вносили в мою жизнь негативные эмоции. Я постаралась исключить переживания и стрессы, хотя в наше время это крайне сложно и, кроме того, вся моя работа и раньше, и сейчас — это постоянное общение с большим количеством абсолютно разных людей. Стараюсь всегда себя самонастраивать. Я провела работу над своими недостатками, которые мешали мне в жизни, и стало гораздо легче и проще. Я считаю, что собственный позитивный настрой, вера в свои силы, открытость этому миру — это 90% успеха в лечении онкологии. Хотя, конечно же, важно соблюдать все рекомендации докторов!

Марина говорит: тема её болезни никогда не была для неё запретной, она всегда готова поделиться своей историей с теми, кому важно о ней узнать. Наша собеседница вспоминает: однажды, когда сообщество «Я люблю жизнь» уже работало в Воронеже, она вместе с другими участницами приехала в отделение ВОКОД, где проходили лечение мужчины и женщины с онкодиагнозами.

— Один из пациентов, мужчина, начал меня расспрашивать о моей болезни. И когда я рассказала о своей опухоли, он очень разволновался: «Дайте я к вам прикоснусь! Вы живая! И здоровая! Значит, и у меня получится!» Оказалось, у него тот же диагноз. И я ещё раз убедилась, как это важно, когда люди, столкнувшиеся с онкологией, общаются друг с другом и делятся опытом, когда есть пример успешного излечения.

Подписывайтесь на «МОЁ! Online» в «Яндекс.Новости» и на наш канал в «Дзене». Cледите за главными новостями Воронежа и области в Telegram-канале, «ВКонтакте», «Одноклассниках», TikTok, и YouTube.