«Яйца дороже апельсинов»: о чём писали на Пасху воронежские газеты 130 лет назад?

Полистаем старую воронежскую газету

24.04.2022 12:34
МОЁ! Online
4

Читать все комментарии

Войдите, чтобы добавить в закладки

7327
  
«Яйца дороже апельсинов»: о чём писали в Пасху воронежские газеты 130 лет назад?

Журналисты «МОЁ!» решили полистать дореволюционные периодические издания, чтобы узнать, как праздновали Пасху воронежцы в прошлом и позапрошлом веках. Цифровые копии газет хранятся на сайте Русской национальной библиотеки в Санкт-Петербурге, и почитать их могут все желающие. Мы открыли номер газеты «Дон» за 1892 год, чтобы посмотреть, как воронежцы отмечали Светлый праздник ровно 130 лет назад.

В 1892-м Пасха выпадала на 5 апреля. Правда, именно в этот день газета «Дон» не выходила (во всяком случае, её цифровой копии мы не нашли), поэтому мы открыли следующий номер — за 12 апреля. И обнаружили в нём статьи, посвящённые Светлому празднику. Среди рекламы и новостей со всего света в номер поставили один журналистский репортаж с Мясной площади (сегодня это Советская площадь), где разворачивались основные гулянья, а также два фельетона, написанных горожанами под впечатлением от праздников.

Начнём с первого любительского отчёта. Некий «тоскующий обыватель» (так он подписал свой текст) вёл дневник в течение почти всей Светлой седмицы с 1 апреля (Дня смеха) по 5 апреля. Дневник называется «Розы и незабудки, букет 176». Автор, судя по всему, отец двух взрослых дочерей, рассуждает о воронежской моде и о ценах, иронизирует над пасхальными традициями. Приведём выдержки из этого дневника:

1 апреля. «Каждый молодец старается подложить свинью тому, на кого давно точит зубы. Говорят, что одному местному негоцианту, любящему убить муху (идиома «убить муху» употреблялась в значении «выпить вина» .— Ред.), была сегодня прислана брошюра «Средство от запоя». Другой купец от неизвестного доброжелателя получил совет расширить печные трубы своего дома, чтобы не застрять в них своим большим чревом, когда придётся ломать рубль (расплачиваться с кредиторами. — Ред.) или выворачивать тулуп (значения этой идиомы мы не нашли. — Ред.). Мадам Попрыгунчикова получила, как говорят злые языки, издание «Руководство к гримированию», а почтенный Х — прекрасно препарированные оленьи рога из оружейного магазина Флейшер. Редакции местных газет получают сегодня кипы стихов и обличений. Но умудрённые опытом редакторы, вспомнив, какое сегодня число, бросают рукописи под стол без прочтения.

2 апреля. Началась ежегодная предпраздничная суетня. В этом году отцам семейств приходится особенно плохо. Предстоит перемена старого фасона дамских шляп на новый. Целую неделю наши дамы и девицы рыскают по Дворянской, шныряя из магазина в магазин, отыскивая последние новости весенне-летнего сезона. Отыскали. Сегодня уже полгорода щеголяет в самых модных шляпках — все они жёлтого и палевого цвета; и цветы, и ленты, и банты — всё жёлтое. Что ж делать! Такова мода. Выйди мода носить каску пожарного солдата, наши дамы и тут не стали бы прекословить. Мужья и отцы, уже три дня выгнанные из жёлтых комнат, сидят за столами с карандашами в руках, высчитывая, как бы пробалансировать до 20-го числа.

3 апреля. В магазинах толкотня. На базаре — вой хозяек и кухонное кудахтание. Вчера яйца стоили по четвертаку за десяток, сегодня цена два раза менялась и дошла до 35 копеек, а завтра (утешают торговцы) цена им будет уже полтинничек. Это очень мило: яйца дороже апельсинов стали. Придётся, похоже, скоро апельсинами христосоваться.

Скриншот страницы газеты «Дон» за 12 апреля 1892 года

4 апреля. Мои девицы меня просто с ума сведут. Целую неделю хныкали, вытягивали рубль за рублём, накупили целые вороха какой-то дряни и только сегодня успокоились. Обсуждают завтрашний костюм: какие чулки к лицу, сколько бантиков приколоть туда, сколько сюда. К вечеру у обеих головы убраны папильотками из газеты «Свет» и «Известия Нахичеванской городской думы». Идёт шушуканье: уговариваются, с кем можно христоситься, а кого обдать ледяным отказом.

5 апреля. В 10 часов проснулся весь город, и мостовые застонали под колёсами визитёров. Во всех домах зазвякали звонки. Традиционные вопросы: «Дома?» — «Пожалуйте». Пять мучительных минут глупейшего разговора, рюмка водки, кусок бабы или кулича, ломтик ветчины, редиска и торопливое прощание. В следующий дом, опять рюмка водки, опять кусок бабы и прощание. К вечеру визитёр становится похож на утопленника. Простая публика весь день проводит под качелями, истребляет воза подсолнухов, гогочет над Петрушкою, пилит на гармонике и к вечеру напивается пьяной. На улицах шатающиеся субъекты попадаются с раннего утра. Павших костьми заботливые городовые осторожно подвигают к заборам, а буйных забирают. Все довольны, все счастливы. Впрочем, виноват. Есть один несчастливый человек — это пожарный на каланче».

Журналист «Дона» описывает городское праздничное гуляние на Пасху на Мясной площади. Там установили балаганы, качели и карусели. Вот выдержки из репортажа с воронежского праздника: «В этом году было выстроено четыре балагана, и все они, благодаря хорошей погоде, имели хорошие сборы. А содержатели качель и карусель работали, как говорится, до седьмого пота. Балаганные клоуны с раннего утра до хрипоты расточали свои грошовые и пошлые остроты. А балаганный Петрушка не уступал своим соперникам и неистово горланил: «туй-туй-рататуй!» и целый день вёл борьбу с толпой мальчишек, стоявших у балагана».

На следующей странице коллектив авторов, подписавшихся Военов и Ко, делится впечатлениями от описанных выше гуляний на Мясной площади. Сравните, любимые читатели, городские праздники 130-летней давности с современными. Вот выдержки из этих записок, которые носят название «Под качелями»:

Скриншот страницы газеты «Дон» за 12 апреля 1892 года

«На сей раз тут ничего нового и ничего особенного. Та же подкачельная публика, состоящая из купцов, потомственных почетных граждан, мастеровых, мещан, приказчиков, кучеров, кухарок, дворников, горничных в белых фартучках и модисток в белых кофточках или душегрейках последнего узкого фасона, созданного безысходной нуждою. Те же торговки с разными лакомствами, начиная от подсолнухов и кончая солёными огурцами. В питейных и портерных, окружающих Мясную площадь, то же самое беспробудное пьянство. Тут пьют и гуляют в милую душу горничные и кухарки со своими кумовьями и свояками из кучеров, лакеев, солдат и приказчиков. Тут составляются протоколы о похищении прекрасными дамами у своих обожателей часов с цепочками, обручальных колец и тому подобных сувениров. А на площади — развесёлые и смазливые дамы в красных платьях и разноцветных кофточках грызут подсолнухи и щелкают кедровые орешки, разбрасывая шелуху и скорлупу направо и налево. Шелуха летит по воздуху и падает на костюмы франтов и франтих».

Что происходило на Пасху в 1902 и 1912 году, какие репортажи делали журналисты и о чём сокрушались воронежцы, читайте в электронной версии газеты «МОЁ! Плюс».

Подписывайтесь на «МОЁ! Online» в «Яндекс.Новости» и на наш канал в «Яндекс.Дзен». Cледите за главными новостями Воронежа и области в Telegram-канале, «ВКонтакте», «Одноклассниках», TikTok, и YouTube.