Учитель, задержанный за развращение мальчиков, мог сесть ещё три года назад

Алексей К. гастролировал по школам, родители детей жаловались на его «фривольности» директорам, одна из мам подала заявление в Следственный комитет. Но физрука отпустили, объяснив, что «нет доказательств».

23.07.2022 20:41
МОЁ! Online
49

Читать все комментарии

Войдите, чтобы добавить в закладки

12563
  
В Воронеже учитель, задержанный за развращение мальчиков, мог сесть ещё три года назад

Физрука одной из воронежских школ — 44-летнего Алексея Сергеевича* К., напомню, задержали в середине недели с уголовной статьёй о развращении детей. Именно детей — не одного, а минимум двоих: часть 3 статьи 135 УК РФ. Коминтерновский суд отправил его в СИЗО — пока до 18 сентября. По предварительным данным, заявления подали родители мальчиков, когда нашли в их телефонах странную переписку с учителем. Следственный комитет ограничился шаблоном «обстоятельства выясняются», журналисты настрочили заметок с мемуарами бывших учеников, как Алексей Сергеевич на занятиях тискал мальчиков со словами «мой милый друг». 

Тискал, подтверждаю. Мне хватило 10 минут беглого чтения личной странички К. во «ВКонтакте», и под ложечкой заныло: 663 фото, и большая часть из них — в объятиях с с мальчиками 13 — 16 лет. В том, что фирменным педагогическим приёмом К. был именно тесный телесный контакт, я смогу лично убедиться из рассказов бывших учеников и родителей детей.

Рядом со снимками — сердечки от постоянных читателей Алексея Сергеевича и комментарии в духе «и мне бы такого», «классный пацан» — это про мальчика-шестиклассника. Открываю профили комментаторов — диагноз в статусах и в подписках: «парни без трусов, солдат любви, актив/пассив/ищу тебя» и прочая гнусь.

Я не буду сейчас расписывать всё, что узнала об Алексее Сергеевиче. Сейчас отмечу лишь три момента. 

Всегда был окружён детьми

Первый: он часто менял место работы, гастролируя из школы в школу — не только в Воронежской области. В одной из них — в другом регионе, откуда К. родом — директор мне рассказал, что Алексей Сергеевич, проработав несколько месяцев, внезапно уволился под предлогом неотложных дел. Правда, перед этим на него посыпались жалобы от родителей: пишет детям в вотсап «фривольные» (это цитата) сообщения, приглашает на встречи вне школы. Директор признался: он и сам замечал «странности» педагогических методик К., устраивал внушения. Но К. не уволили, он сбежал сам.

Второй момент: в той школе и в некоторых других он вёл математику. Да, потому что успел получить пять образований, с которыми можно работать с детьми: по первому высшему — учитель математики и физики, потом переобучился на химика, физкультурника, библиотекаря и крепко натаскал свой немецкий. Это лишь те, что я насчитала в автобиографиях в открытом доступе. Плюс К. «спортсмен», как сам себя называет. Детские футбольные турниры устраивал ещё в родной деревне в другом регионе. В Воронеже оказался, получив здесь наследство от родственников по линии отца — лет 10 назад минимум. И без детей оставался только ночью (надеюсь), днём же они клубились вокруг него постоянно: после уроков в школе — на спортивных секциях и репетиторствах, за которые, к слову, брал копейки, объясняя это  альтруистической любовью к юным ученикам.

Наконец, момент третий. За развращение детей К. могли посадить ещё три года назад. В мае 2019-го Елена* Фомина*, мама 13-летнего шестиклассника Вити*, написала на Алексея Сергеевича заявление в Следственный комитет: оказывает странные знаки внимания моему сыну. К. почти год вёл у Вити физкультуру и секцию по волейболу. Другие ученики и их родители рассказывали следователям всё о том же «внимании». Но в уголовном деле Фоминой отказали, посчитав, что нет доказательств. А прошлой осенью — внимание — та же школа сама позвала Алексея Сергеевича обратно.

Фото: соцсети подозреваемого

«Провожал до школы и домой»

— Когда я увидела в интернете его фотографию — даже с размытым лицом сразу узнала. Если К. и сейчас уйдёт от наказания, я совсем перестану верить в справедливость.

Елена — мать, и поэтому вопрос справедливости для неё здесь на острие: «Вы представьте, сколько детей прошло через его руки».

В школу, где учился её мальчик, К. устроился в сентябре 2018-го физруком, с октября собрал волейбольную секцию для мальчиков. 

— Витя никогда особо спортом не занимался, поэтому решил попробовать. Сходил на первое занятие — понравилось. Ребят там было много, примерно его возраста. И поначалу всё было хорошо… А потом дети вдруг сами стали уходить из секции. Когда я уже после общалась с родителями, они рассказывали: причина в странном поведении тренера. Он постоянно норовил покрепче обнять ребёнка — посмотрите фото на его странице, там же кошмар.

— Вы ещё тогда заходили на эту страницу?

— Нет, у меня и в мыслях чего-то подобного не было. Хотя странности я замечала. Особенно насторожилась, когда Витя стал задерживаться после уроков. Это началось зимой, ближе к Новому году. Мог в пять вечера домой прийти. Я с расспросами, а он — да меня и ещё одного мальчика Алексей Сергеевич задержал, мы в шахматы играли. В марте 2019-го я запретила сыну ходить на волейбол. А в мае, уже поздно вечером, застала Витю за телефонным разговором с К. Оказалось, тот ему позвонил, спрашивал, мол, как у тебя дела, покушал ли, сделал ли уроки, кто с тобой сейчас дома… У меня был шок. В телефоне сына я нашла фотографию этого К. Спрашиваю, откуда? Витя говорит, учитель сам попросил, чтобы он его сфотографировал — на память. Не на свой личный телефон — заметьте — а на телефон ребёнка! Нет, интима не было — фото где-то на улице возле школы. SMS и сообщений в вотсап не было. Но из разговора с сыном я выяснила, что, оказывается, К. регулярно провожал его после уроков до дома, встречал утром и провожал в школу, и тот вечерний звонок был не первый. Я потом показывала распечатку следователям: звонил часто, с теми же вопросами — покушал ли, нужна ли помощь подтянуть что-то по учёбе. Помню ещё, бабушка однажды увидела в окно, как К. прямо на улице примерял на Витю спортивную форму. Бабушка выбежала и прогнала его. 

— Вы пытались говорить с этим… тренером?

— У него один ответ: я просто люблю детей и беспокоюсь. Он умеет втираться в доверие. Давит, что весь такой одинокий и несчастный (у К. своих детей нет, женат не был. — Авт.), мама у него тяжело болела и умерла на его руках… Я пошла к директору и завучу, предупредила: буду писать заявление в Следственный комитет. А они мне: да вы не первая с такими жалобами. И при этом — представляете — уговаривали никуда не обращаться, обещали его уволить. И действительно быстренько уволили, но в СК я всё равно пошла.

Закон не запрещает?

Заявление Елена подала 7 мая 2019-го. А 5 июня ей вручили отказную бумажку за подписью следователя следственного отдела по Коминтерновскому району регионального управления СКР Кондацкой С.А.: состава преступления в действиях Алексея Сергеевича К. нет. Ни по 135-й статье Уголовного кодекса о развращении детей, ни по самой страшной для педофилов 132-й о насильственных действиях.

И ведь всё так. В тех рамках, которые очертило наше законодательство для борьбы с извращенцами, Алексей Сергеевич К. — просто добрый дяденька.
Следователи говорили с другими мальчиками — учениками К., с их родителями. Да, обнимал, оставлял после уроков, провожал/звонил… Сценарий одинаковый. Но. Такого, чтобы в лоб 18+, не было. А тискать детей и ночевать на порносайтах — можно, даже если ты академик РАН. 

Тем более К. — с его «добровольного согласия» (это я цитирую следователей) — проверили на полиграфе, и «не было выявлено психофизиологических реакций, не согласующихся» с его показаниями. Аргумент? Из своего общения с правоохранителями могу сказать: сама машина не врёт. Проблема в человеке — в том, кто проводит исследование. Мы не знаем, как и о чём спрашивали К. Но детектор лжи — это не просто подключить проводки и «фиксировать». Нужны правильные вопросы, нужно быть психологом, нужно уметь читать по лицу.

Сейчас уголовное дело уже есть, и мальчик уже не один. Почему понадобилось три года, чтобы к этому прийти — вопрос. Я надеюсь, на него в рамках расследования наш Главк СКР тоже ответит. 

И ещё. Принимать на работу с детьми, хоть по пять раз кряду, тех, кого ПОДОЗРЕВАЛИ в педофилии, государство у нас тоже не запрещает, заботясь о правах заподозренных. Поэтому, когда в прошлом октябре в школе, где учился Витя Фомин, уволился физрук, директор позвал обратно Алексея Сергеевича К., как грамотного специалиста, любящего деток. В этом апреле К. уволился с записью в трудовой книжке «по собственному желанию». 

Если в этот раз его вину докажут, ему будет грозить — внимание — 12 лет максимум. То есть выйдет он в середине шестого десятка. А рецидив у этой категории граждан — стопроцентный.

*Личные данные изменены.

Подписывайтесь на «МОЁ! Online» в «Яндекс.Новости» и на наш канал в «Яндекс.Дзен». Cледите за главными новостями Воронежа и области в Telegram-канале, «ВКонтакте», «Одноклассниках», TikTok, и YouTube.