Прислать новость

Ирина Муравьёва в Воронеже рассказала, почему у неё никогда не было роли мечты

В Воронежском концертном зале проходят гастроли Государственного академического малого театра 

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

3

Читать все комментарии

4918

С 21 по 24 октября воронежские театралы могут наконец устроить себе праздник души — в нашем городе гостит столичный ГАМТ (Государственный академический малый театр) со своими спектаклями «Женитьба» и «Красавец мужчина». Причём, как подчёркивают в театре, спектакли они привезли в Воронеж в точно таком же виде, как их показывают москвичам – вплоть до последней шляпки и чайного блюдечка. Накануне первого спектакля ГАМТа, гоголевской «Женитьбы» в постановке художественного руководителя театра Юрия Соломина, корреспонденты «Ё!» пообщались с исполнительницами главных ролей: народными артистками Ириной Муравьёвой, Людмилой Поляковой и актрисой Кариной Саханенко.

Людмила Полякова (известная нам по фильмам «Палач», «Каникулы строгого режима», «Бумер») и Ирина Муравьёва (звезда фильмов «Карнавал», «Москва слезам не верит», «Самая обаятельная и привлекательная») – актрисы старшего поколения. Поэтому мы не могли не спросить их, как они вообще осмелились приехать в Воронеж, где сложилась довольно напряжённая обстановка по коронавирусу.

«Как же они надоели!» — дружно выдохнули обе актрисы, зайдя в зал для пресс-конференций и увидев на столе заготовленные для них одноразовые маски. Обе наши собеседницы признались, что хоть и вся история с пандемией их тревожит, не поехать на гастроли они просто не могли.

— Мы в театре как одна семья, — рассказала Ирина Муравьёва. — Если нам поставили задачу выехать на гастроли, значит, мы выехали. Отказаться нам как-то в голову не приходило.

Людмила Полякова и Ирина Муравьёва в Воронеже
фото Анна Ясырева

Спектакль «Женитьба» в ГАМТе поставлен довольно традиционно – с костюмами той эпохи и прочими атрибутами. Актрисы, занятые в постановке, уверены:  осовременивать классику нужно, правильно расставляя смысловые акценты, а не пытаясь вручить актёрам мобильные телефоны или переодеть их в джинсы.

— Неудобно самим себя рекламировать, — говорит Людмила Полякова. — Но люди реагируют бесконечно. Они реагируют на смысл. Мы в нормальных, традиционных костюмах. традиционная декорация. Все традиционно. Но это абсолютно современный спектакль!

— Время такое, что все на продажу, — считает Ирина Муравьева. — Бедные молодые режиссеры! Если бы они жили в другое время, они, может быть, и копали бы Гоголя, но у них времени нет. Скорее себя показать, скорее заявить о себе. Лишь бы прославиться скорей-скорей. Все бы ухватить скорее, стать благополучным. Векторы сейчас совершенно другие стали. Эта спешка, суета – что-то омерзительное. Все должно быть размеренно. Отсюда все неприятности в театре. А вообще, я считаю, в театре всё должно быть, любое искусство. А зрители разберутся. Хотя зрители тоже очень понизили свой уровень восприятия искусства. Быстрота и спешка зрителям тоже не дает подумать ни о душе, ни об авторе. Им хочется получить шоу. Мне моя молодая родственница сказала: хочется сходить на какой-нибудь спектакль, чтобы отдохнуть. А вообще-то в театре не отдыхают, театр не для этого создан. Для этого есть театр мюзикла, вот там расслабься и смотри. А в театре - это работа души.

— Есть ли у вас роли мечты, которые вы так и не сыграли?

Людмила Полякова: У меня всегда было несоответствие внешнего и внутреннего. Я внутри была маленькая, пушистая, нежная, ранимая. А бог наделил меня высотой, голосом, фактурой, ростом. И мне приходилось наступать на горло собственной песне.

Ирина Муравьёва: У меня никогда не было никакой мечты. Да, так бывает. Глупо мечтать о какой-то роли. Это ничего не даст. Нас выбирают, нам предлагают. Мы на что-то соглашаемся. Мне кажется, правильнее для актёра быть готовым ко всему. Я никогда б не согласилась мышь играть, я их боюсь (улыбается). А вообще я старалась быть готовой к любой роли.

— Как вам кажется, зрители, которые ходят в театр, в последние годы изменились?

Карина Саханенко: Сейчас в эпоху коронавируса в театр приходят самые страстные его любители. Их может быть мало, но по окончании спектакля они встают и аплодируют тебе так, что кажется – их полный зал! Мобильные телефоны в зале звонят редко. Но если звонят, то чаще всего – в самый напряжённый момент в спектакле. Как назло.

Ирина Муравьёва: Мне кажется, чаще это происходит не от бескультурья зрителей, а случайно. Тебе казалось, ты выключил телефон. А на самом деле не выключил.

— За время карантина вы, наверное, соскучились по сцене?

Людмила Полякова: Я успела сняться в фильме про Ивана Грозного, играла его бабку Анну Глинскую. А так дома разобрала шкафы, пересмотрела киноплёнки 50-летней давности, что-то выбросила, что-то оставила. В общем, приводила свою норку в порядок. Знаете, я столько лет на сцене, что мне несложно пару месяцев пожить без неё, для себя самой.

Ирина Муравьёва: Этот вопрос – для молодых актёров. Мы уже очень взрослые, и весь период простоя театра мы не скучали, мы просто отдыхали…

Новости других СМИ