На проспекте Революции в Воронеже откроется музей самоваров

О своей удивительной коллекции рассказал воронежский реставратор Анатолий Бородецкий

18.05.2021 20:01
МОЁ! Online
7

Читать все комментарии

Войдите, чтобы добавить в закладки

Суббота, 15 мая, 19:00. В квартире-музее Марии Мордасовой смолкают частушки, и из одной комнаты зрители плавно перемещаются во вторую. В её центре стол с белой скатертью, а на нём крохотная часть коллекции самоваров Анатолия Петровича Бородецкого.

Всего их у мастера-реставратора 500 штук. Все дореволюционные, ни одного советского. Самому старому – 300 лет.

– Не взял я его сюда сегодня, а надо было, – вздыхает коллекционер.

Причудливые, необычные и очень красивые, самовары сияют, как новенькие. Но достаются они Анатолию Петровичу совсем не в таком виде. Вот фото на телефоне – гнутый, чёрный, дырявый самовар. Невозможно поверить, что из такого можно сделать настоящее произведение искусства, подобное тем, что сейчас перед глазами. Но Анатолий Петрович делает: латает оловом дыры, выравнивает смятые бока, чистит от коррозии, шлифует и – пожалуйста, любуйтесь!

Даже сейчас полюбоваться есть чем. Вот самовары-крошки.

Эти малыши со своей задачей справляются на «отлично»

Первый называется «Эгоист». Им, рассказывает Анатолий Петрович, пользовались в окопах во время Первой мировой офицеры. В крохотном самоварчике всего стакан воды. Вскипятил, чаю попил, в котомку сложил – удобно и быстро.

Второй самовар – «Тет-а-тет». В нём уже пол-литра воды или больше – хватит на двоих.

Ещё один маленький самоварчик на столе. Он называется «Походный». У него не кран, а носик, эдакий самовар-чайничек.

Туристы не отказались бы от такого

Анатолий Петрович перечисляет самовары по их форме. Повторяю несколько раз, как в детстве перед экзаменом. «Пятёрка тебе!» – говорит Бородецкий. Уверена, что и сейчас не ошибусь. Вот это «кувшин» и «ваза».

Самовары «кувшин» и «ваза»

Это «арбуз», «яйцо» и «ампир».

Это – «рюмка». «Большой какой!» – говорит кто-то.

– Большой? Да что вы! – смеётся Анатолий Петрович. – Большой дома, его еле поднимешь, 50 килограммов весит.

Самовар «рюмка»

А вот и вовсе не самовар. Это фонтан, английское изобретение. Данный экземпляр приехал из Лондона.

– Здесь другая система, – объясняет Анатолий Петрович. – В нём внутри труба, как у самовара, в неё клали горячую гирю, и она грела жидкость. Наливали вино и получали глинтвейн. Можно было греть хоть воду, хоть молоко. А если нужен был холодный напиток – в трубу сыпали лёд.

Этот фонтан может не только охладить, но и согреть напиток

Вот эта красотка тоже не самовар, это бульотка.

Спрашиваю, откуда такое название, не имеет ли оно чего-либо общего с бульоном. Не имеет: «бульотка» в переводе с французского – «грелка». У бульотки нет внутреннего очага, вода в ней нагревается при помощи спиртовки, расположенной внизу.

У бульотки из-за наличия внизу спиртовки более длинные ножки, чем у самовара

А вот это неопознанный самовар. Анатолий Петрович пока не может с уверенностью сказать, какие мастера его сделали. Но экземпляр знатный.

Ручки в виде головы поражают больше всего

Анатолий Бородецкий ещё и автор. Музею Марии Мордасовой он дарит свою книгу про самовары.

Спрашиваю, все ли самовары в ней представлены. «Треть! – отвечает коллекционер. – У меня вся мансарда ими заставлена и гараж. Мне голландцы, когда смотреть приезжали, сказали, что музей самоваров в Туле – это мой филиал! А венгерских студентов в Воронеже две вещи потрясли – венгерское кладбище и мои самовары».

И я вполне понимаю венгерских студентов. Мы видели 15 самоваров, а они – 500. Ну или чуть меньше на тот момент.

– Где же остальные посмотреть можно? – задают один и тот же вопрос все стоящие вокруг стола.

– Через месяц приходите на проспект Революции, дом 22, – говорит Анатолий Петрович. – Это филиал краеведческого музея. Сейчас там идёт ремонт, как закончится – будет музей самоваров, я их дарю городу. Правда, все 500 там не поместятся, но штук 150 точно размещу.

Скоро здесь можно будет увидеть часть огромной коллекции самоваров Анатолия Бородецкого

Кстати, сам мастер пьёт чай из электрического чайника. Говорит, времени мало, некогда с самоваром церемониться.

В 20 часов народ расходится, и Анатолий Петрович начинает упаковывать свои диковинки. Заворачивает в полотенца, старые платья, футболки и бережно раскладывает по пакетам. Самое главное – не потерять детали, крышки, например.

И привезти, и увезти даже малую часть такой коллекции – большой труд

Очень хочется подержать раритет в руках, и я предлагаю помощь – донести до машины хотя бы один сверкающий экземпляр.

– Только на лестнице не споткнитесь! – предупреждает Анатолий Петрович.

Я иду очень осторожно, как будто несу хрустальную вазу. На самом деле я несу «кувшин». Или «бульотку». Но точно не «рюмку»: её бы я не подняла.