Алла Духова в Воронеже рассказала, почему в «Тодесе» нет таких интриг, как в Большом театре

Руководитель самого известного в России танцевального коллектива знает, как заставить своих подопечных не думать о подсиживании друг друга

30.03.2013 10:45
МОЁ! Online

Читать все комментарии

Войдите, чтобы добавить в закладки

В пятницу в зале «Event-Hall» Сити-парка «Град» начался Всероссийский фестиваль школ-студий балета «Тодес», которые открыты по всей России, в том числе и в Воронеже. Фестиваль будет идти три дня, в нём принимает участие около 1 200 танцоров со всей страны. Кстати, фестиваль в Воронеже проходит уже не впервые, и, как обычно, на него приехала основательница балета «Тодес» Алла Духова, которая перед началом соревнований пообщалась с корреспондентами «Ё!».

О балете сейчас говорит вся страна. Правда, не о красоте и поэтичности какой-нибудь новой постановки или таланте юной звезды, а о дрязгах в балетной труппе Большого театра, которая всегда была визитной карточкой России. Как известно, всё началось с нападения на худрука балетной труппы Сергея Филина, в котором обвинили солиста театра Павла Дмитриченко. Пошли слухи, что Павел мстил за свою гражданскую жену, балерину Анжелину Воронцову, которой Филин не давал главных партий в балетах. Затем в скандал оказался замешан Николай Цискаридзе, давно критикующий руководство родного театра, в частности безвкусный и неоправданно дорогой ремонт ГАБТ. Филин заявил, что Цискаридзе с ним конфликтовал и угрожал обнародовать компромат на него. В свою очередь, Николай в многочисленных интервью жалуется на травлю, которую открыли против него…

— Могли ли подобные склоки произойти в «Тодесе»? — поинтересовались корреспонденты «Ё!» у Аллы Владимировны.

— Начнём с того, что мы не можем до конца знать, что происходит в Большом театре, — возможно, участники всех событий подают их слишком гипертрофированно. Я знаю одно, по-моему, говорить об этих дрязгах вообще не стоило, выносить сор из избы — это некрасиво. Там существуют какие-то трения между людьми, которые никак не могут найти общий язык. Но Большой театр — это бренд, и, если что-то происходит, надо разбираться на месте и что-то предпринимать внутри. Но не бороться путём интервью на всю страну чем-то обиженных людей. Вот это мне непонятно. Возможно, происходящее в театре передаётся слишком гипертрофированно.

— В «Тодесе» работают живые люди, наверняка возникают трения, зависть, конфликты. Как вы с этим справляетесь?

— Я не хочу говорить, что у нас вообще нет негатива. Конечно, бывают какие-то трения. Есть люди, которые уходят, правда, их очень мало, за 25 лет можно по пальцам пересчитать. Это в основном те, кто не хочет трудиться, но при этом хочет быть солистом. Они, естественно, тоже ходят обиженные, как это так, нас не поняли… Но в основном у нас конкуренция здоровая и очень дружный коллектив. У нас, когда приходят ребята новые, остальные помогают им, потому что они очень болеют за наше имя. У нас так люди воспитаны, они несут имя «Тодес» с гордо поднятой головой.

Потом у нас в отличие от Большого театра другой режим работы. Мы живём на нашей базе, мы находимся там с утра до поздней ночи. И это обязательно, такие условия работы, мы не вылезаем из репетиционных залов, мы проводим вместе выходные, мы всё время вместе. И всё время работаем, поэтому у нас нет времени на интриги. Наверное, это наш главный секрет.


Почему Алла Духова считает, что проекты «Большие танцы» и «Танцы со звёздами» унижают танцевальное искусство и какой неожиданный подарок она получила на 25-летие коллектива — читайте в свежем номере «МОЁ!».