Прислать новость

Ветеран ГАИ: «Всех воронежских водителей мы знали в лицо»

97-летний Иван Мистюков рассказал, как следили за безопасностью дорожного движения в послевоенном городе

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

10.11.2019 18:59
18

Читать все комментарии

7549

Иван Сергеевич Мистюков — живая легенда Госавтоинспекции. Причём не только для Воронежа. Во всей России осталось немного тех, кто регулировал дорожное движение в первые послевоенные годы. Иван Мистюков — один из них. Сейчас ему 97 лет. В ГАИ он пришёл 71 год назад, в 1948-м, после того как демобилизовался из армии. Иван Сергеевич — фронтовик. Освобождал Ростов, форсировал Дон, участвовал в боях за Кавказ. Был командиром отделения в стрелковом полку. За участие в боях на фронтах Великой Отечественной войны награждён двумя орденами Отечественной войны (II степени) и медалями.

«В войну регулировщиками работали женщины»

С 1948 по 1969 год наш герой проходил службу в дивизионе дорожной службы милиции Воронежского облисполкома. По сути, Иван Мистюков был одним из первых регулировщиков дорожного движения в послевоенном Воронеже.

— Когда я поступил на службу в органы милиции, меня направили во взвод РУД — регулирования уличного движения, — рассказывает Иван Сергеевич. — В годы войны дорожное движение регулировали исключительно женщины. Мужчины ведь ушли на фронт. Лишь в послевоенные годы женщин-регулировщиц разбавили нами, фронтовиками. В воронежском взводе РУД нас было 30 человек, 15 из которых были девушки. Служба была очень тяжёлая. Мало того что мы обязаны были регулировать движение и следить за порядком на дорогах, так мы ещё должны были, к примеру, доставлять в вытрезвители пьяных прохожих. Хулиганство, уличные беспорядки — тоже к нам. При себе мы носили справочники с адресами гостиниц, аптек, больниц и прочего. Если к нам обращались граждане с просьбой подсказать дорогу, мы обязаны были помочь. В послевоенные годы одежда у нас была такой: фуфайки, ватные брюки и подшитые валенки. У старших госинспекторов были мотоциклы М72 с люлькой. Была в дежурной части машина — «ГАЗик». На ней возили во вторую больницу шофёров, задержанных по подозрению в нетрезвом вождении.

97-летний Иван Мистюков — живая легенда воронежской Госавтоинспекции
Фото: Игорь ФИЛОНОВ

«В Воронеже тогда было несколько десятков машин»

В те годы регулировщики стояли на перекрёстках на специальных тумбах. Сам Иван Мистюков нёс службу на перекрёстках Плехановской и Кольцовской и проспекта Революции — Степана Разина.

Гаишники носили при себе рупоры, по которым объявляли пешеходам, когда можно переходить дорогу. Обозначенных разметкой переходов в Воронеже конца 40-х было мало.

В начале 1950-х в Воронеже стали активно устанавливать светофоры и застеклённые будки стаканообразной формы, где находился пульт управления светофором. Красный и зелёный свет переключались вручную в зависимости от скопления транспорта. Хотя пробками в то время и не пахло.

— Да какие пробки! — смеётся Иван Сергеевич. — Во всём Воронеже тогда было несколько десятков машин, и всех водителей мы, можно сказать, знали в лицо…

При себе регулировщики имели компостер для того, чтобы за нарушения делать проколы в талонах, которые прилагались к водительским правам. Три прокола — и водителя отправляли на переэкзаменовку. Не сдаст — отбирали права.

Иван Мистюков был одним из первых регулировщиков дорожного движения в послевоенном Воронеже
Фото из личного архива Ивана МИСТЮКОВА

«Иду в полночь, вдруг кто-то сзади хвать за кобуру!»

Помимо трудностей служба в послевоенной Госавтоинспекции таила в себе массу опасностей. Нищета и разруха заставляли многих идти на преступления.

— Это сейчас инспекторы ДПС патрулируют улицы по двое на машинах, — рассказывает Иван Сергеевич. — А мы стояли поодиночке. И вот стоишь на перекрёстке в 12 часов ночи, почти нет движения, людей, и тут подходит человек. И откуда вы знаете, какие у него намерения? Может, ему нужно оружие? Однажды сменился я с поста в полночь и иду по Никитинской в своё общежитие. Вдруг кто-то сзади хвать за кобуру! Я обернулся и узнал одного шофёра. «Я бы мог сейчас вас застрелить!» — уверенно сказал я, но, по сути, пистолет был уже у него. Он извинился, сказал, что пошутил. Об этом случае я рассказал коллегам. С тех пор постовые стали носить оружие за пазухой, а не в кобуре. Хотя это и запрещалось.

Благодаря службе Иван Сергеевич познакомился со своей супругой. Во время дождя перенёс девушку через лужу.

— Да так удачно перенёс, что женился на ней, — смеётся Иван Сергеевич. — Всю жизнь с Валей прожили, воспитали сына и дочь. Шесть лет назад Вали не стало…

Вот на такой машине несли службу гаишники 30 лет назад
Фото: Игорь ФИЛОНОВ

«Был только один случай, когда сотрудник ГАИ взял деньги»

Ивану Сергеевичу бывает очень обидно за то, как в последние годы дискредитировали образ сотрудника Госавтоинспекции, который берёт взятки и не ходит в кассу за зарплатой.

— За всю свою службу я знал только один случай, когда сотрудник ГАИ взял деньги с водителя, — вспоминает Иван Мистюков. — Этот постовой остановил на проспекте Революции машину, гружённую вениками. Проверил путевой лист, а там веники не отмечены. Ага, значит, товар левый? Ну, водитель предложил ему 25 рублей. По тем временам деньги большие. Постовой отпустил его. А вскоре этого же водителя останавливают в другом месте, в Коминтерновском районе. Он возьми да скажи: «Да сколько ж можно! Я же одному вашему на проспекте Революции уже 25 рублей заплатил». — «Ах, на проспекте Революции, говоришь?». Приезжают — а у того постового эти 25 рублей в кармане так и лежат… Ну, уволили его. Сажать не стали. У него двое детей было, сжалились.

Мы встретились с Иваном Сергеевичем в День ГИБДД. Вот что ветеран ГАИ пожелал современным сотрудникам инспекции:

— Знать свою службу, быть дисциплинированными, помогать друг другу в тяжёлые моменты. Тем, кто стоит на дороге, помнить, что они всегда на виду, по ним судят о всей службе. Ну и, конечно, зарабатывать копейку горбом и чистыми руками. Как мы полвека назад.