Какое кино Василий Лановой назвал «ужасающим и отвратительным»?

Корреспонденты «Ё!» беседовали с народным артистом СССР в 2007 году во время его гастролей в Воронеж

30.01.2021 11:11
МОЁ! Online
3

Читать все комментарии

Войдите, чтобы добавить в закладки

6377
  

Один из самых легендарных артистов советского кино, Василий Лановой, скончался в четверг 28 января, на 88 году жизни. Артист не смог победить коронавирус, который начался с безобидного 5% поражения лёгких, а закончился подключением к аппарату ИВЛ.

Василий Семёнович не раз бывал в Воронеже с гастролями. Он рассказывал, что ему нравится наш город, у него здесь много друзей. Корреспонденты «Ё!» беседовали с народным артистом в 2007 году — 26 апреля в Воронежской филармонии он читал пушкинскую «Метель» под аккомпанемент нашего академического симфонического оркестра. Зрители с замиранием сердца слушали один из лучших голосов страны (за озвучивание фильма «Великая Отечественная» Василий Семёнович в своё время был удостоен Ленинской премии) и чудесную музыку Георгия Свиридова, написанную к кинофильму «Метель». А потом щедро одарили прославленного чтеца цветами.

Перед концертом с Василием Семёновичем пообщались корреспонденты «Ё!» — интервью получилось очень искренним.

— Василий Семёнович, мы слышали, что вы одобряете поступок Владимира Меньшова на церемонии MTV ( Меньшов отказался вручать главную премию фильму «Сволочи» — «Ё!»)?

— Я считаю, что это замечательный поступок, только так и надо делать порядочным людям. Володя очень правильно поступил, сказав, что этому дерьму он вручать ничего не будет. А я бы ещё побольше высказался. Эти отвратительное, ужасающее и антирусское кино!

— А какому из современных фильмов вы не отказались бы вручить премию?

— Может быть, только «Острову». Я вообще редко смотрю современные фильмы и сериалы. Просто когда их вижу, мне становится горько, что я этой профессией занимаюсь…

— Может быть, не стоило сбегать с факультета журналистики МГУ, куда вы сначала поступили?

— Я в жизни мог бы стать и журналистом, и лётчиком. Что летчиком не стал иногда жалею, а что журналистом — нет. Профессия хорошая, но актёрская лучше!

— Давайте вернёмся к кино. Вы очень любите Пушкина и наверняка смотрели недавний фильм Натальи Бондарчук о нём.

— Смотрел и лишний раз убедился, что сейчас ничего не надо смотреть. И Пушкин, и Есенин в исполнении Безрукова – дерьмо. Нет, это не Серёжу винить надо, он талантлив, а тех людей, которые пишут такие ужасные сценарии. У меня вообще порой складывается впечатление, что у нас идёт целенаправленная подпольная работа, направленная на разрушение культуры…

— Поэтому вы сейчас вообще не снимаетесь?

— Сейчас мне не предлагают тех ролей, которые у меня были раньше – с драматургией, эмоциями… Буду вот сниматься в конце мая в роли Василия Ланового. Картина, как все сегодняшние, глупая. Согласился только потому, что режиссёр Миша Туманишвили мой давний друг и очень просил. Конечно, мне больше нравится работать в театре. Представляете, я уже 50 лет в театре Вахтангова! Мне говорят: «Так долго не живут»…

— Но вы не раз говорили, что ваша любимая роль, это совсем не «с драматургией и эмоциями», а комедийный эпизод из фильма «Полосатый рейс», где вы говорите всего одну фразу о «группе в полосатых купальниках»…

— Это правда! Помню, режиссёр «Полосатого рейса» Фетин поймал меня в Одессе и говорит: «Вася, сыграй у меня, больше ведь тебя никогда в комедию не возьмут!» Так и получилось. Очень приятно было играть — песок, лето, к тому же тигры были далеко…

— Давайте теперь о театре. Как относитесь к модным деятелям сцены – Роману Виктюку, Евгению Гришковцу?

— Гришковец — хороший рассказчик и неплохой актёр. А что касается Виктюка, то как-то я ему сказал: «Роман, ты конечно талантливый, но к театру Вахтангова тебя нельзя подпускать». У нас несостыковка по ценностям. Как один польский режиссер сказал про одного актера: «Он талантливый, но мне не интересен, потому что у него нет вопросов к жизни».

— А есть какая-то роль, после которой вы можете смело…

— Умереть? (Смеётся и показывает фигу) Не дождетесь! Хотите чтоб я сыграл и копыта протянул? Успеется еще.

«С женой не похулиганишь»

— Василий Семёнович, объясните, зачем вам, легендарному артисту понадобилась идти в политику. Баллотироваться в депутаты…

— Что-о-о? Это бред, который придумала пресса. Вот ещё пример: я каждую весну ложусь в больницу на обследование. И лежу так однажды, читаю газету и выясняю, что у Ланового оказывается, два инфаркта, три инсульта, он при смерти, и Купченко его кормит домашней пищей. Да еще и фото поместили из фильма, где я в роли Андропова помираю! Единственное, я являюсь членом общественного комитета при министре обороны. Но это к политике отношения не имеет. Мы просто набираем актёров и ездим по горячим точкам, встречаемся с солдатами. Трижды были в Чечне.

— В фильме «Странная женщина» вы единственный раз играли вместе с женой, Ириной Купченко. Это сложнее, чем с другими актрисами?

— С другими лучше — похулиганить можно (подмигивает). А с женой не похулиганишь.

— А вы чем занимаетесь, кроме игры в театре?

— Преподаю в театральном институте. Я профессор, заведую кафедрой художественного слова. Чего вам еще от меня надо? У меня возраст большой. Тем более, делаю это исключительно для души. Я за один сольный концерт получаю годовую зарплату профессора!

— В одном интервью вы обмолвились: «Сейчас ходим по банкирам, чтоб денег дали». Это вы про что?

— В частности, про телеверсии спектаклей. У нас в театре идут прекрасные постановки, но на телеверсию нужно 6 тысяч евро. Вы дадите? Нет! А банкиры дают. Как-то на одном мероприятии один жулик так нежно на меня смотрел, а потом подошёл. Разговорились, и я ему говорю, мол деньги нужны на спектакль. Он: «Покажешь спектакль?». Я: «Покажу». Ну, он пришел с женой, посмотрел. Спросил сколько нужно. Я сказал: «10 тысяч долларов!». Он пообещал подумать. Прошло дней пять, и вдруг посреди ночи раздается звонок: «Подъезжай к Внуково!». Подъезжаю, там стоят такие два мордоворота и протягивают мне пухлую пачку денег. На них я и снял спектакль «Милый лжец».

— Кстати, а книгу написать не хотите?

— Пока хватит двух. Последняя, «Летят за днями дни», переиздавалась уже раза три. Не читали? А давайте я вам покажу! (Достаёт из портфеля книгу и начинает перелистывать страницы, с удовольствием комментируя многочисленные фотографии: «Ой, это моя мама, видите, какая лапонька! А вот я – гляньте какой был красавец!» ).

— А красивым мужчиной и актёром быть тяжело?

— Ну а как же! Хотя хорошему актёру красота, в общем-то незачем…