«Не могла носить водолазки, бусы — всё душило!»

Жительница Воронежа рассказывает, как боролась с раком

07.04.2022 22:36
МОЁ! Online

Читать все комментарии

Войдите, чтобы добавить в закладки

6265
  
Жительница Воронежа рассказала, как боролась с раком

По данным Воронежского областного онкодиспансера, каждый 32-й житель региона находится у них на учёте — в абсолютных цифрах это 71 536 пациентов. И каждый год прибавляется около 10 тысяч новичков. Диагноз «рак» для многих звучит как смертный приговор. Но есть воронежцы, которые на личном примере могут доказать — это не так! Мы продолжаем серию публикаций о жительницах Воронежа, которые пережили онкологические заболевания.

Героиня сегодняшнего материала — 37-летняя Лилия Суханова, мастер индивидуального пошива.

Как заболела

Лилия Суханова. Фото: Александр Зинченко

— Проблемы со щитовидной железой у меня начались ещё с подросткового возраста, — вспоминает Лилия. — Ещё в 14 лет у меня обнаружили отклонения по показателям гормонов в анализах, на УЗИ — узлы, сказали следить, регулярно обследоваться. Но какая девушка-подросток будет ходить по врачам? Тем более доктора говорили, мол, ничего страшного, скорее всего, само пройдёт.

Лилия с юности активно занималась волонтёрством, налаживала семейную жизнь — в общем, до собственного здоровья руки как-то всё не доходили. Тем временем её самочувствие становилось всё хуже.

— С одной стороны, было много энергии, но при этом я быстро уставала, — вспоминает она. — Стали лезть волосы, щитовидная железа увеличилась в объёме. Дошло до того, что я не могла носить водолазки, свитера с горлом, бусы — было ощущение, что они меня душат.

Когда Лилия наконец дошла до врача, ей сразу назначили биопсию и сообщили без обиняков: «У вас подозрение на рак, надо делать операцию». То же самое молодой женщине озвучили в Национальном медицинском исследовательском центре эндокринологии в Москве.

— Первая моя реакция? Истерика! Мне тогда было всего 27 лет! Несколько дней прорыдала, не вставая с кровати. Боялась диагноза, ещё больше боялась операции, ведь это шея, множество крупных сосудов… А потом поняла: хватит себя жалеть, надо составить чёткий план действий. На одном женском форуме в интернете я нашла «подругу по несчастью» с таким же заболеванием. Мы даже с ней созванивались, хотя ни разу друг друга не видели. И эта девочка очень мне помогла советами! Могу сказать: я не хотела жалости от окружающих, больше всего я ценила дельные рекомендации! И уже потом я тоже делилась своей историей с теми, кому это было необходимо. Мне до сих пор иногда приходят вопросы с того форума, хотя прошло уже десять лет!

Как лечилась

В мае 2012 года Лилии сделали операцию в Москве. Врачи предупредили: когда разрежут — решат, удалят всю щитовидную железу или только половину. Когда пациентка очнулась после наркоза, ей объявили: пришлось удалять весь орган, так как его состояние удручало.

— Так получилось, что результаты гистологии я узнала только в начале осени — возникла задержка с оформлением документов. Она подтвердила то, о чём предупреждали онкологи: у меня была карцинома щитовидной железы первой стадии — опухоль небольшая, но уже успела дать метастазы. Тем временем анализы сигнализировали, что уровень гормона щитовидной железы растёт. Оказалось, клетки органа сохранились в организме после операции.

В 2013 году Лилия прошла процедуру лечения радиоактивным йодом в Российском научном центре рентгенорадиологии. Некоторым больным необходимо 2 — 3 таких курса, нашей героине хватило одного.

— После него ткань щитовидной железы переродилась в мышечную и перестала выделять гормон, — рассказывает Лилия. — Но заместительную гормонотерапию мне придётся проходить до конца жизни. На её фоне были кое-какие изменения: набрала 5 килограммов, волосы поменяли структуру, начала быстро утомляться. Но я изменила график работы и наконец-то стала больше заботиться о собственном самочувствии — стараюсь высыпаться, правильно питаться и гулять. И конечно, я с удовольствием окажу поддержку тем, кто обратится в наш фонд «Я люблю жизнь»!

Через пару недель после операции Лилия участвовала в «Параде невест» в Воронеже. Фото: из архива героини.

Что теперь думает о своей болезни

— Главная ошибка тех, кто болеет и их близких, — надолго проваливаться в «переживания жертвы». Нет, обязательно нужно прокричать, прореветь свою боль. А потом понять: мне надо принять решение, как быть дальше, и только я несу за него ответственность. Близкие человека с онкологией слишком рано делают из него немощного — ой, ты полежи, туда не ходи, ты же болеешь. И этим подрывают его веру в свои силы. Бывает другая ситуация: когда больной агрессивно реагирует на попытки заставить его лечиться. У меня тоже был такой период! В этом случае не надо его принуждать. Скажите: «Я тебе помогу, когда ты созреешь!» Человек должен самостоятельно принять решение и начать бороться с заболеванием.

Ещё очень важно — отвлекаться! Через пару недель после операции я в Воронеже участвовала в «Параде невест»! Взяла напрокат свадебное платье и повеселилась от души! А потом проколола себе уши — мне тогда близкий человек подарил очень красивые серьги. Болезнь болезнью, а жизнь продолжается!

Подписывайтесь на «МОЁ! Online» в «Яндекс.Новости» и на наш канал в «Яндекс.Дзен». Cледите за главными новостями Воронежа и области в Telegram-канале, «ВКонтакте», «Одноклассниках», TikTok, и YouTube.