Прислать новость Что, если?

Женщина, обвиняемая в убийстве 6-летней девочки: «Я этого не совершала»

В своём последнем слове в суде Татьяна Русина продолжала настаивать, что в чудовищной расправе над ребёнком её оговорили

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

32

Читать все комментарии

19877

Сегодня, 13 февраля, в Воронеже Русину в очередной раз привезли из СИЗО в областной суд. Как и положено по закону, ей дали право поставить свою личную – промежуточную – точку в этом процессе.

— Я не виновата, я ничего не совершала, меня оговорили и заставили взять на себя, — Русина повторила тот же набор фраз, что слышат последние месяцы и судья, и прокурор, и её адвокат.

И мама 6-летней Любы Гращенко – девочки, в жестоком убийстве которой сама же Татьяна Русина поначалу призналась, подробно нарисовала детали в своих показаниях и на следственном эксперименте. Вся проповедь Татьяны Русиной в её «последнем слове» заняла минут пять, и судья Пётр Попов удалился в совещательную комнату. 21 февраля в 11 утра – приговор.

Письмо из СИЗО, которое Татьяна Русина адресовала младшему сыну (имя мальчика скрыто)
Фото Александра ЗИНЧЕНКО

— Раз моя подзащитная настаивает, что невиновна, я не могу утверждать обратное, — сказал мне ещё до суда её защитник Владимир Кузнецов.

А мама погибшей девочки Елена Микитчик просто не понимает, что тут в принципе можно и нужно говорить. Её 6-летнюю дочку Любу убили 6 мая 2005 года. В деревне Михайловка Кантемировского района, где разворачивается действие этой трагедии, через двор друг от друга – родня. Семья Елены и семья Русиной – соседи, всю жизнь живут рядом. Долгие 14 лет, минувшие с тех пор, в Михайловке практически не сомневались, кто мог погубить девочку. Ведь Русину начали подозревать сразу – именно с ней Любу видели последний раз, и много чего говорило о возможной её причастности. Но милиция и прокуратура тогда сработали настолько феерично, что Татьяна Сергеевна, пожалуй, действительно сама могла поверить в свою невиновность.

Мама убитой девочки Елена Микитчик держит в руках фото дочери, оставшейся навеки 6-летней
Фото Александра ЗИНЧЕНКО

В СК сейчас говорят дипломатично: в 2005-м Русина «умело ввела в заблуждение следствие». За этим «умением» кроется: оговор родного брата, невиновного, которого едва не посадили, – раз. Бурная деятельность в «помощи» правоохранителям – удивительным образом полуграмотная Русина узнавала и показывала, где искать сначала туфельки пропавшей Любы, а потом и тело девочки. Это два. Три: именно у неё, у Русиной, а не у мамы Любы появлялись таинственные записки от «похитителей» и «убийц» девочки...

Сейчас эксперты выяснили: записки составляла сама Татьяна Сергеевна, умышленно меняя почерк. А тогда правоохранители добродушно заносили всю эту фантасмагорию в протоколы. Но настоящего преступника так и не нашли, дело Любы Гращенко отправили в пыльные архивы. Пока в марте прошлого года – спустя 13 лет – старший сын Русиной, которому сейчас 16, вдруг не рассказал знакомым: «Я видел, как моя мама убила Любу – ножом в спину». 

...В Следственном комитете утверждают: доказательств вины Русиной теперь удалось собрать достаточно. По версии следствия, 6 мая 2005-го Люба играла вместе с сыном женщины (мальчику тогда было 2 года и 8 месяцев), нечаянно толкнула его, тот заплакал. Русина разозлилась, зарезала девочку, отнесла её тело в посадку и подожгла. Русина сама же в этом признавалась тогда – в марте 2018-го. А потом ушла в глухую оборону: не виновата – точка.

Обвинение просит для Русиной 12 лет общего режима, хотя грозит ей 20. Пожизненное наказание суд не может назначить только потому, что у Татьяны Сергеевны пол – женский.

Подробности расследования этого громкого дела читайте в свежем номере «МОЁ!» от 12 февраля и в цифровой версии газеты plus.moe-online.ru.

Автор:

Татьяна ТЕЛЬПИС

СЕГОДНЯ

ВЧЕРА