Вадим Булатов

-й в рейтинге
народных корреспондентов

|


Путешествия

29.12.2020 21:30

|

0 734 7

БЕЛОРУССКИЙ ОТПУСК

Посвящается Кисляку Алексею Дмитриевичу

КТО ТАКОЙ ВАДИМ БУЛАТОВ

Бьются с давних времён герои,

Побеждая и погибая.

Коль Спартак – умираешь стоя…

Галилеи – себя спасали.

У героев пусты карманы,

И к богатым бегут девчонки,

И всё реже горят Джордано,

А всё больше смердят подонки.

И у нас под ногами гравий,

В петле шея, а руки в путах.

Нас казнят, убивают, травят…

Процветают, плодятся Бруты…

И почти никого не стало:

Пир идёт на могилах наших.

Да, сегодня нас очень мало…

Но пока у добра на страже

Тот, кто высших похвал достоин

И чьё тело в рубцах-заплатах:

И один во Вселенной – воин,

Если это – Вадим Булатов!

Большинство читателей наверняка не станут «открывать» мои «путевые заметки», так как этот жанр сегодня (а когда обладал популярностью?) не пользуется спросом. Но кто (хорошо) знает меня и мои «рассказы», тот обязательно это прочтёт. А посему не стану откладывать своё повествование.

«СЕКРЕТНАЯ» ИНФОРМАЦИЯ ОБО МНЕ И МОЁМ КЛАССЕ

Так повелось в обществе, что людям присуще давать друг другу прозвища, клички, погоняла, «погремушки». Это сейчас я – Булат, стальной и несгибаемый борец за справедливость, семь раз спасавший человечество от апокалипсисов. Но был я, дай бог памяти, и Бригадиром, за то, что решал любые задачи, встающие в магазине, где работал, и Слоном, за то, что двигал такие предметы, которые под силу сдвинуть лишь двоим. Был и Первопечатником: так окрестили меня компьютерщики, которые часто приходили ко мне «по душу» моей техники, за домашнюю мою «типографию» (но с другой стороны: я стал родоначальником постсоветского литературного самиздата России). Получил и прозвище Кот от своих детей, за то, что поймал руками на балконе голубя. В детском санатории на один сезон меня, старшие мальчики, прозвали Кузнечиком, потому что я, по их мнению, был похож на персонажа из фильма «В бой идут одни старики».

Во дворе, куда я переехал во втором классе, меня со временем прозвали Водяной. Это вообще длинная история. Сначала так прозвали моего младшего брата, за то, что в какой-то дворовой игре он был Водяным, вместе с Лешием и Бабой-ягой. Так их всех троих и кликали какое-то время. Меня же стали называть Старшим Водяным. Потом с тех троих клички как-то сами по себе отвалились, а ко мне она прилипла (без «Старшего») аж до почти окончания школы.

А вот в самой школе, вплоть до восьмого класса, после которого я перешёл в другую школу, а там сходу разбил нос местному боксёру и никакой клички не получил, у меня тоже было прозвище. Но о нём чуточку позже. А пока хочу остановиться на мальчиках (у девочек, насколько помню, кличка была лишь у Сушиловой – Сушка или Сушилка) нашего интересного (тоже позже поясню, почему, да вы и сами поймёте) класса.

Прозвища в нашем классе были у многих, и без исключения они давались по фамилии. Токарчук (крупный бизнесмен, погиб в лихие 90-е) – Токарь, Пилипенко (мой друг, разрабатывал компьютерные программы для железной дороги и Сбербанка, насколько мне известно; умер в начале марта этого года) – Пилип, Семенихин (информации нет) – Семя или Семечко, Шевченко (жив или нет, не знаю, но ещё несколько лет назад слышал, что спился он сильно) – Шеф, Овсянников (участник Чеченской войны, правда, выбыл в первый же день прибытия туда: при разгрузке платформ получил инвалидность, а потом получил и орден) – Овсян или Всян, Смолин (сидел за убийство старухи) – Смоля или Смользян.

Не было кличек у четырёх мальчиков. Парашечкин (сидел за хулиганку) и Козявин (строительный бизнес) не имели прозвища, скорее всего, потому, что обзывать своих товарищей обидными словами ребята посчитали делом неправильным и неэтичным. Не имели также прозвища Васищев (благодаря которому я начал сочинять стихи; называть Борю Васей было, согласитесь, неразумно, глупо) и Скоробогатов (мастер спорта СССР по вольной борьбе, чемпион РСФСР, побеждавший бронзового призёра Олимпиады, тренер, воспитавший призёра европейского и мирового первенств; теперь понятно, почему я назвал наш класс интересным – какие судьбы! – если учесть ещё, что и моя персона тоже заслуживает внимания: полтора десятка вербальных романов написал, более ста личных книг издал, главный редактор Всероссийской благотворительной газеты «Город счастья», и это только начало моего «послужного списка»): для него видно так и не решили, что важнее («правильнее»), Скорый или Богатый.

Но всё-таки, наверное, самая неприятная кликуха была у меня – Кислый. Нет, ну если там, например, Сладкий или Горький (такой даже писатель был), то это совсем другое дело. Но Кислый (это ж как прокисший): от такого прозвища во рту появляется вкус лимона! А всё потому, что фамилия моя была – Кисляк.

ПОИСКИ ИНФОРМАЦИИ О ДЕДЕ

Отец (родом из Омской области) мне в детстве говорил, что его отец был поляком, якобы сосланным Сталиным в Сибирь. Но такая версия трещала по швам, так как тогда, когда Польша входила в состав России (и Сталин ею не правил), его папа был ещё маленьким ребёнком. Поэтому я очень долгое время, более 35 лет, считал, что мой дед – западный украинец (между Польшей и Украиной).

И ещё много небылиц рассказывал мой отец о своём отце. То он – Герой Советского Союза, погиб под Чернушками, так же, как Матросов, закрыл своим телом вражеский пулемёт. Но уже в середине восьмидесятых вышла книга о всех Героях СССР, и там было только два Кисляка. Тогда отец стал говорить, что его отец – танкист, сгорел в танке (как это можно было узнать, если он считался пропавшим без вести?). Но я опроверг и эту версию, шесть лет назад найдя в интернете информацию о своём деде.

«Фамилия – Кисляк

Имя – Алексей

Отчество – Дмитриевич

Дата рождения/Возраст – 1912

Лагерный номер – 6768

Лагерь шталаг – 342

Судьба – Погиб в плену

Дата смерти – 26.02.1942

Место захоронения – Гудогай

Фамилия на латинице – Kisljak

Название источника информации – ЦАМО

Номер фонда источника информации – 58

Номер описи источника информации – 977527

Номер дела источника информации – 92».

Информация в Омской Книге памяти (том 7).

«Дата выбытия – декабрь 1942 /! – с этого времени он считался без вести пропавшим, а его уже не было в живых/, п.Комсомол /со слов отца, совхоз Лесной делился на четыре отделения, одним из которых было Комсомольское, в народе – Комсомол; вероятно, что сегодня вымирающая деревня ближе к Омску никакого отношение не имеет к моим дедушке или бабушке: возможно, дед сказал, когда призывался на войну, что живёт в Комсомоле, так и появилась неверная запись/ Омского р-на Омской обл., рядовой, пропал б/в в декабре 1942 г.».

Из информации о военнопленном.

«Омская обл., Исилькульский р-н, с.Лесной, д.13».

Но в этом году, разыскивая место, где похоронен отчим матери, по просьбе мамы (я нашёл даже фотографию братской могилы – под Гданьском – и доску с его фамилией и инициалами), я решил добыть какую-нибудь новую информацию и об Алексее Дмитриевиче. И вот что на «Форумах Авиации СГВ» я обнаружил:

«Кисляков Алексей Дмитриевич (1912 – 26.02.1942). Родился в 1912 г. в д. Вакарино Казанского района Тюменской области /так в один момент я понял, что никакой бандеровской крови у меня нет, а если и есть какая-нибудь примесь к русской – так это со стороны матери, если только, конечно, моего прадеда (не деда, как говорил мой отец) и впрямь не сослали при царе в эту самую Сибирь, но это уже навсегда останется тайной; а в Омской области даже существует деревня Кисляки/. Беспартийный. Тракторист (кстати, и мой отец до армии был трактористом) по гражданской профессии.

Был женат. Жена – Кислякова Анастасия Герасимовна, проживала по адресу: Омская область, Исилькульский район, совхоз Лесной.

В армию мобилизован Исилькульским РВК 22 июня 1941 г. На основании донесения Исилькульского РВК от 25 августа 1947 г. за исходящим номером 2/0372 учтён пропавшим без вести в декабре 1942 г., так как сведений о его судьбе из воинской части не поступало.

Красноармеец. Дата и место пленения неизвестны. Узник шталага 342 (г.Молодечно, Белорусская ССР). Присвоенный здесь лагерный номер “6768“.

Умер в плену 26 февраля 1942 г. Место захоронения – пос. Гудогай, Островецкий район, Гродненская область, Республика Беларусь. Увековечен без указания года рождения, ошибочным именем и искажением фамилии как “Кисляк Андрей Дмитриевич“.

Источники – ЦАМО: ф. 58, оп. 18002, д. 1473, л. 136; ф. 58, оп. 977527, д. 92, л. 150; ф. 58, оп. 977520, д. 826, д. 138».

Тут же я увидел фотографии с памятником и мемориальной доской. «Надо будет съездить», – решил я.

КАК Я СТАЛ БУЛАТОВЫМ

В новой информации была парочка неточностей. Мой дед действительно был Кисляк Алексей Дмитриевич, а его жена – была гражданской – и до конца жизни носила фамилию Булатова. Именно поэтому в 2005 году, 14 апреля, (до этого года я был в неведении, что фамилии стало менять легко, а то бы сменил гораздо раньше) я тоже стал Булатовым (официально; а неофициально подписывался в газетах, журналах, книгах этой фамилией аж с 1997 года), а потом уже и младшая дочь поменяла фамилию, а за ней и моя жена тоже пожелала стать Булатовой, потом и сын (и в школе его уже дразнили Булкой).

Отец мой признался как-то мне, что тоже хотел сменить фамилию. В СССР, правда, по желанию фамилии не меняли, а предлагали на выбор из небольшого количества. Так вот, у них в части (мой отец почти 30 лет – без одного месяца – отдал Вооружённым Силам страны) служил некто Ящик, который сменил фамилию и стал Соколовым, но вскоре заболел и умер. Этот печальный факт и заставил моего отца отказаться от затеи с переменой фамилии.

Меня же такой факт не сильно испугал, и я решил рискнуть. Может, и суждено мне «в этих песках лечь навечно» (уже в этом году, даже не дописав сие повествование), но всё-таки пятнадцатый год я с этой фамилией живу. И именно под этой фамилией я сделал все свои главнейшие открытия, задумал и город счастья, и музейный концерн, написал все свои романы и т.д. и т.п.

ПРИНЯТИЕ РЕШЕНИЯ О НОВОМ ПУТЕШЕСТВИИ

Я каждый год стараюсь куда-нибудь выезжать: не люблю подолгу сидеть в родном Воронеже. С самого детства я мотаюсь то в Сочи, то по Воронежской, Ивановской и Рязанской областям, то в Крым, то в Краснодарский край, а то и в Москву, с лета 75-го по нескольку месяцев провожу в посёлке Краснолесном (станция Графская, где даже вступаю в комсомол); в 1978-м совершаю «круиз» через Орёл, Мценск и Курск, а в 1979-м один еду в Запорожье к знакомой девочке. В 80-м поступаю в военное училище Саратовской области, а потом бросаю его и призываюсь в Тулу. 81-й – Брянская область, 82-й – озеро Балхаш в Казахстане, 83-й – Москва, Димитров, 84-й – Богородицк, Ефремов, Елец, а в конце года – Петропавловск Казахской ССР, Новгород, Москва. 85-й – командировка в Москву. В 1986-87 гг. я работаю на железной дороге и мотаюсь по работе в Курскую и Тамбовскую области, сам езжу по «железке» до Графской и до Грязей Липецкой области, на автобусе – до Рогачёвки Новоусманского района. В 1987-м с первой женой отдыхаю в Абхазии (жаль не заехал в Грузию, но тогда всё это называлось Грузинской ССР).

1988 – Липецк. 1989 – Москва и Московская область, Калужская область, Воронежская область, Тула. 1990 – Москва и много поездок по родному краю. 1991 – Елец (начинаю также ездить в районные типографии своего региона). 1992 – Киев, Житомир, Харьков, Донецк, Мариуполь. 1993-94 – выезд только на станцию Бор Воронежской области и мотаюсь по типографиям (Хохольский, Эртиль, Верхняя Хава, Бобров).

1995-96 – начинаю возить бумагу по районным типографиям и редакциям, езжу за ней в Калужскую, Нижегородскую и Волгоградскую области, в Москву. Где-то в это время посетил также Санкт-Петербург и Петродворец.

1997 – Москва, много поездок по своей области, в конце года поездка в Киев, после которой в столицу Украины я стал ездить регулярно (а за последующие годы, кроме Киева, я посещу ещё Ровно и Луцк). 1998-99 – в связи с изданием книг и газеты «Русская версия» (распространение) неоднократно держу путь в Белгородскую (Старый Оскол, Белгород) и Липецкую (Елец, в этот городок я также часто ездил к своему другу, поэту и журналисту Михаилу Трубицыну) области, в Курск.

В 2006 году состоится моё последнее путешествие в «прошлой жизни»: Харьков, Николаев, Херсон, Киев, Чернигов – в Украине и Новохопёрск – в Воронежской области. Потом я буду разъезжать только со свадьбами (одиннадцать лет работал на них видеооператором, изредка – фотографом и тамадой) по Воронежской (Анна, Графская, Семилуки, Нижнедевицк, Рамонь, Новая Усмань, Лиски и др.), Липецкой (Усмань) и Белгородской (Алексеевка) областям.

В 2008-м году наша семья покупает квартиру, в 2009-м я снимаю последнюю свою свадьбу, а в конце года, с 30-го на 31-е декабря, последняя моя жена выгонит меня из дома. Уже в начале марта следующего года я беру отпуск (после покупки квартиры, чтобы выплачивать долги и кредит, устроился работать грузчиком в магазин, а потом там стал подрабатывать и дворником) и еду в Белоруссию, объезжая все областные центры. (Но тогда у меня ещё не было фотоаппарата.) Также с 2010-го года (мелкие поездки по районам Воронежской здесь не упоминаю) начинаю планомерно ездить в Москву и там, в авторско-правовом обществе, регистрирую свои «изобретения», «гипотезы» и прочие «объекты» интеллектуальной собственности. В 2012-м (уже работаю охранником) езжу в Москву ещё и за коллективными сборниками, в которых публикуются мои поэтические и прозаические произведения.

В 2012-м покупаю фотоаппарат, впервые за последние годы, и с 2013-го уже начинаю брать его с собой в поездки.

2013 – Москва, Елец, Холки и Чернянка Белгородской области, Лиски Воронежской области, Хлевное и Задонск Липецкой области, снова Елец и снова много раз Москва.

2014 – Лиски, Давыдовка и Рамонь Воронежской области, в Давыдовке организую фестиваль искусств «Славянское счастье», ещё несколько незначительных поездок по области, Москва.

2015 – Елец, Лиски, Тамбов, Липецк, Елец (но фотоаппарат со снимками последних трёх городов украли оставил в магазине, вернулся, но его уже не было, и пришлось снова ехать), Тамбов, Пенза, Саратов, Энгельс (знаменитый переход Волги из одного города в другой), снова Елец, а потом (проездом Курск и Киев) Молдавия, Приднестровье, Одесская область Украины, где меня сняли с автобуса пограничники Незалежной и под автоматами несколько часов держали и допрашивали, Москва (перелёт из Кишинёва), Лиски.

2016 – Белгород, Курск, Орёл, Мценск, Тула, Калуга, Ясная Поляна, Богородицк, Ефремов, Москва, Бобров (Воронежская область, фестиваль), Павловск, Верхний Мамон, Богучар, Луганск, Донецк, Таганрог, Ростов-на-Дону, Новочеркасск, Кантемировка, Митрофановка, Россошь, Каменка, Острогожск.

2017 – Панино Воронежской области, Москва, Беларусь, Польша, Германия, Австрия, Лихтенштейн, Швейцария, Италия, Франция, Монако, Франция, Италия, Ватикан, Италия, Сан-Марино, Италия (Милан, Генуя, Рим, Венеция), Хорватия, Словения, Хорватия, Венгрия, Словакия, Австрия, Чехия, Германия, Польша, Беларусь, Санкт-Петербург, Петергоф, Зеленогорск, Тосно, Финляндия, Эстония, Латвия, Литва, Калининград, Литва, Беларусь, Смоленск.

2018 – Санкт-Петербург.

2019 – Новая Усмань (дежурство в больнице), Семилуки, Новая Усмань (в больнице лежит мать)…

И в этом, 2019-м, я тоже стал планировать поездку. По местам «боевой славы»: в Абхазию! Заодно и позагораю-покупаюсь по всему побережью Краснодарского края. Но лето прошло, а с работы (Областное бюро судебно-медицинской экспертизы) я не вырвался, так как один из наших охранников, сидевших в самом Бюро, а не на КПП, уехал в санаторий; мы стали заступать не двое суток через четверо, а двое через двое. Но он возвращался 21 сентября. Вот на этот день я и запланировал поездку. В Волгоград! К сестре своей подруги Валентины Шевцовой.

Но её не отпускали: многие ушли на больничный, на работе – завал. Она с прискорбием мне сообщила эту весть по телефону. Настроение моё упало. Несколько часов я чем-то занимался, а потом – как кипятком ошпарило: Гудогай! На могилу к деду! Еду! Тут же сообщил об этом решении и Валентине, и родителям.

ПЕРЕПИСКА С ГУДОГАЕМ

13.08.

Добрый день, Владимир Николаевич!

В вашем посёлке в братской могиле похоронен мой дед – Кисляк Алексей Дмитриевич. Я хочу приехать в Гудогай приблизительно 24 сентября. Решил на всякий случай известить Вас об этом, так как прочитал в интернете, что школьники вашего посёлка разыскивают родственников похороненных бойцов.

Также хотелось бы и заночевать в посёлке, чтобы на следующий день, утром, выехать через Ошмяны в Гродно.

С уважением Вадим Булатов, учредитель и главный редактор всероссийской благотворительной газеты «Город счастья».

16.09.

Добрый день, уважаемый Вадим Булатов! Пишет Вам руководитель школьного музея Ирина Николаевна. Мне директор передал ваше письмо о том, что Вы собираетесь 24.09 приехать к нам в Гудогай. Ваше решение остаётся в силе? Мы бы очень хотели побольше узнать о вашем дедушке. Может у Вас сохранились фото или другие документы, или что-то ещё и Вы бы могли нам прислать копии? Будем очень благодарны.

С уважением, Ира Желток.

17.09.

Добрый день, Ирина Николаевна!

Да, пока в силе: завтра буду брать билет на Смоленск. Потом Витебск, Минск и Гудогай. К сожалению, ничего не сохранилось: его даже отец мой не помнит, так как в последний раз видел в два года. Все данные о своём деде я нашёл в интернете, сначала лет пять назад, а потом – в этом году – уже место захоронения, фото братской могилы и фото доски с его фамилией. Ошибки быть не может, так как других погибших в Великую Отечественную с такими же инициалами не было. Да и ранние сведения о концлагере совпадают.

Высылаю некоторые копии своих документов с фамилий деда. Потом я взял фамилию его гражданской жены, от которой у него было трое детей (мой отец средний и он до сих пор жив: в этом году справил 80-летие).

На одном из снимков – я с отцом.

С уважением Вадим Булатов.

18.09.

Добрый день, Вадим Анатольевич!

А что известно о довоенной жизни вашей семьи, о судьбе детей вашего дедушки. Нам это тоже интересно.

Будем очень рады нашей встрече. Сообщите, пожалуйста, заранее о дате и времени вашего приезда.

18.09.

В 14:30 24 сентября. Что знаю, расскажу при встрече.

19.09.

Добрый день, Вадим Анатольевич!

Вы на каком поезде приедете? Ночёвка в агроусадьбе возле п.Гудогай, стоимость 15 долларов с ужином. Вам заказывать? А как и во сколько поедете на Гродно? В 5 утра есть маршрутка, в 8.30 прибывает в г.Гродно. Если надо, то я закажу билет, стоит 15 бел. рублей.

20.09.

Добрый день, Ирина Николаевна!

Мы с товарищем (троюродный мой брат, если с ним встретимся в Витебске) приедем автобусом с Ошмян 24 сентября около 14:30. Сначала планируем проехать до памятника, а потом вернуться в посёлок (по нашим данным 6 километров). Что посоветуете Вы? (Я уезжаю завтра вечером.)

Фотография деда вроде бы есть у его младшей дочери. Она живёт в Казахстане.

Не знаю, как сложится поездка, поэтому заказывать ничего не надо (спасибо), разберёмся на месте.

Если есть возможность, дайте номер вашего телефона. Я куплю белорусскую симку.

С уважением Вадим.

21.09.

Всё. Я уехал. Возможно, будет интернет. Позвоните … .

23.09 /я уже в поездке/.

Добрый день. Я не имела возможности быть в Сети. Только сегодня прочитала ваши сообщения. Мой номер … . Это МТС. Вам нужно выйти возле школы. Там мы Вас встретим и везде завезём.

ПОСЛЕДНИЕ СУТКИ ПЕРЕД ОТПРАВЛЕНИЕМ

Мой друг и троюродный брат Юрий Решетняк тоже решит ехать со мной (никогда не был в Белоруссии; здесь нужно сказать, для дальнейшего, что я и так и эдак, по-советски и по-российски, называю эту страну, так же как и реку Неман-Нёман, а как я буду называть славянскую страну-соседа в «Белорусском отпуске», даже пока ещё не решил, наверное, как это слово в строку ляжет, хотя, мы же продолжаем называть Венгрию Венгрией, а Великобританию Великобританией, а не так, как эти названия произносятся в тех странах) и распечатает мне на цветном лазерном принтере кучу карт городов, где мне (нам) придётся побывать.

Но дело в том, что его «отпуск» не безразмерный, как у меня, а только ездить он может (из-за работы) не больше недели (61/2 суток). Поэтому он выедет позже меня, догонит меня в Витебске, а расстанемся мы… впрочем, я забегаю вперёд.

Перед поездкой я не стал оставаться на работе на ночь и попросил напарника меня сменить (заплатив половину от стоимости суток, хотя ночь отдежурить раза в три легче, чем день). Начал окончательную подготовку к поездке заранее, не в последний день, а уже с вечера 20 сентября. Но основные сборы всё же в последний день, 21-го.

Проверка вещей, комплектация рюкзака и сумки.

Звонки Юре, Вале, маме. Чтобы как-то снять нервное напряжение рассказывал им случай, произошедший со мной в последний день на работе (после отпуска я попаду уже в другое место, а СМЭ буду вспоминать как страшный сон). Меня попросили помочь спустить мешки с четвёртого этажа, так как таскали их в основном женщины. Я поднялся, «приценился», что могу захватить четыре мешка (больше двух никто не носил; мешки были чёрными, непрозрачными), обхватил их все вместе и закинул за спину. Но один мешок не выдержал и лопнул. Из него посыпались человеческие кости, аккуратно завёрнутые в целлофан, подписанные, чем-то напоминавшие наборы для бульона на рынке (я слышал, что под Бобровом обнаружили целое кладбище расчленёнки). Я не стал ждать, пока их соберут, и спустился вниз с оставшимися мешками. Но из разорванного, оказывается, вывалилось не всё, и когда я вынес их на «улицу» и поставил перед ступеньками, по этим самым ступенькам покатилось ещё несколько человеческих фрагментов.

Чего я только там не перевидал: и трупы, и слёзы, и безутешное горе, и мат у «мёртвых», и драки из-за ДНК у «живых», так что к костям уже отнёсся практически безразлично.

Юра купил для путешествия карту «Кукуруза». Ему пообещали, что за границей с ней удобно. Юра положил на неё деньги и решил проверить баланс. За эту операцию банкомат снял 50 рублей. Он проверил ещё раз. Сняли ещё 50 рублей. Он возмущался долго. Я же его успокаивал тем, что в дороге надо готовиться к разным незапланированным и завышенным тратам.

Удивительно, но написал в этот день стихотворение и посвятил его, уже известной вам, Валентине.

«Бились две у Булата стихии:

То – огонь и вода, жар и лёд.

Совершая поступки плохие,

Он надеялся, что разберёт…

Человечество мысли и фразы,

Что разбрасывал он наугад,

Чтоб спасти этот мир от заразы,

Чтоб построить свой город и сад*.

Он и добрым бывал, был и грубым,

Ввысь взлетал, опускался на дно,

Но так часто встревожено губы

В тишину уносили одно:

«Неужели меня Бог осудит

За порывы воды и огня?

Сохранят ли меня эти люди,

Чтобы дальше им жить без меня?»

(* – моя газета «Город счастья» и описанный в рассказе «Дорога-3», задуманный мной город счастья, с творческими мастерскими, музеями, театрами и пр.)»

Огород полил, салат приготовил, картошку пожарил. Перекусил перед дорогой.

То расслаблялся, то впадал в полный ступор, не зная, что делать дальше, то начинал отчаянно «работать». Обычный «мандраж» перед долгой поездкой. Но потихоньку «сборы» продвигались. Собрался практически к «точке выхода».

(С учётом затрат до путешествия – презенты, батарейки, оплата сменщику за подмену и пр. – до начала путешествия было в российских и белорусских рублях, на карточке – около 37 тыс. рублей.

По регионам мне ничего нового это путешествие не прибавит. Как вы уже знаете, я был во всех областях, которые лежали на маршруте предстоящего «плавания». Но я не фотографировал Брянск, Витебск, Могилёв и Гродно, мало фотографировал в Смоленске, не был во многих мелких городах, которые мне предстояло в этой поездке посетить. Фотографирование (в т.ч. и «коллекционирование» продуктов питания, канализационных люков, автономеров, облаков), распространение газет «Город счастья» и «Вестник МАРЛ» по библиотекам, редакциям и частным коллекциям, переходы рек (моё хобби), новые ощущения и адреналин, впечатления и новые знакомства, приобретение магнитиков и значков, пополнение коллекции визиток, подъём творчества (за время поездки будут написаны стихи, афоризмы, анекдоты) и, конечно же, посещение захоронения деда – вот такой вот широкий спектр планировал я в предстоящей поездке.)

ВЫХОД ИЗ ДОМА И АВТОВОКЗАЛ

До этого я ходил до Центрального автовокзала (покупал билет) и засекал время – 39 минут. Но я шёл налегке. В этот же раз мне было тяжеловато. В этот раз было и темновато (а точнее – темно). Но дошёл всё-таки быстрее, чем рассчитывал. 42 минуты. И это гораздо лучший результат, ежели бы я решил поехать на городском транспорте (в окружную, через центр).

Мама мешала мне идти, то и дело звонила, не слушала меня, что я иду на вокзал, и разговоры по телефону совсем не к месту. А говорила мне про то, что я купил отцу плохие сигареты (предложили недорогие на работе, уже бывшей), и он от них стал больше кашлять. Неужели нельзя в такой момент поговорить о чём-то более приятном? Но это моя мама… Эгоистичная особа, энергетический вампир и скандалистка…

Провожать пришли Валя и Юра. Мама звонила до последнего, даже не давая мне сесть в автобусе. (На своё место, указанное в билете, я никогда почти не сажусь, выбираю более удобное для съёмки, для ног и для безопасности жизни.)

Контролёр не хотела пускать в автобус паренька, у которого вместо паспорта была ксерокопия. Он сойдёт в Горшечном.

Забыли сфотографироваться на вокзале, хотя планировал. Но из-за звонков мамы… Которая теперь просила меня не ссориться с ней.

Она «вцепилась» в меня «зубами», говорила и говорила, причём какую-то ерунду, прощалась до утра, но я соврал про роуминг (хотя на самом деле его не было) и простился до завтрашнего вечера, предупредив, что время разговора не должно превышать 2-3 минуты. Если бы я ей сказал, что можно звонить, она сорвала бы мне экскурсию по Смоленску, и звонила бы каждые 3-5 минут. Так уже было в путешествиях: она изматывала меня, нервировала, «заламывая руки и жалея о моём отъезде», сообщая, что ей нагадали, будто я потеряю документы, деньги, что ко мне будут приставать и изнасилуют и убьют, и всё в том же духе, выдавая порой совершенно дурацкую информацию, которая мне была совершенно бесполезна и на тот момент, и позже. Но мама – на то и мама, чтобы общаться со своими детьми.

На фото: мои дедушка и бабушка по отцовской линии.

Другие публикации в разделе
Путешествия

Самое читаемое на сайте

Живая лента