Прислать новость

Ёлка
предсказаний

«Кроме нас самих, нам никто не поможет»

Эксклюзивное интервью с президентом Союза «Торгово-промышленная палата Российской Федерации» Сергеем Катыриным

05.03.2018 15:00
0

Читать все комментарии

1356

В конференц-зале отеля Marriott  28 февраля состоялись выборы президента Союза «Торгово-промышленная палата Воронежской области», которым был избран Юрий Гончаров. Особого статуса съезду добавил личный визит президента Торгово-промышленной палаты России Сергея Катырина, который, несмотря на плохую погоду, прилетел в Воронеж. Корреспондент «МОЁ!Online» лично пообщалась с Сергеем Николаевичем и узнала, как он видит дальнейшее экономическое развитие страны и почему так много внимания уделяет Воронежской области.

— Сергей Николаевич, почему вы уделяете столько личного внимания Воронежской области?

— Во-первых, потому что это одна из ведущих областей России. Во-вторых, из-за самой палаты и команды, которая здесь работает. Практически любое предложение здесь присутствовать я принимаю, конечно, если у меня физически есть такая возможность. И с предыдущим губернатором, и с ныне действующим у нас сложились очень добрые отношения, поэтому я с удовольствием участвую в работе.

Для меня здесь многое интересно, даже с точки зрения организации деятельности палаты. Это касается взаимодействия с администрацией и взаимодействия с муниципальными образованиями, что, к сожалению, пока есть не у многих палат. Это интереснейшая лаборатория по пищевым продуктам, которую Юрий Федорович Гончаров со своей командой организовал и аккредитовал. Это выставочная деятельность, которой занимается палата.

Количество данных выставок дошло до 41, и они серьезную отдачу дают не только для тех, кто экспонируется и смотрит, но и для самой Торгово-промышленной палаты. Можно много перечислять, чем интересным занимается палата, и многие из этих вещей уникальны. Конечно, меня заинтересовали многие комитеты.

Комитет по СМИ я себе на заметку взял. Мы тоже только что создали соответствующий комитет по СМИ. У нас там ведущие журналистские силы разных направлений: электронные, пишущие, показывающие и т. д. Много вопросов там есть, и думаю, что ваши коллеги тоже могли бы свою лепту туда внести. Очень интересную работу ведет воронежская палата с вузами. Ректор ВГУ рассказывал сегодня довольно интересные вещи, которые тоже можно взять на вооружение многим из наших коллег. Так что не только я, но и коллеги мои черпают здесь достаточно много идей. Что-то мы, кстати, возьмем в Федеральную палату.

— Каким вам видится дальнейшее развитие предпринимательства в нашей стране?

— Я думаю, что, конечно, мы будем поступательно двигаться вперед. Будет развитие экономики. Оно, может быть, не будет таким быстрым, как нам бы хотелось, но я предполагаю, что в районе 2% роста ВВП мы добьемся в этом году.

Думаю, что много усилий будет потрачено на новые технологии, которые потихоньку начали шагать у нас уже на импортозамещение. Очень надеюсь, что Центральный банк, несмотря на то, что это зависимый орган, все-таки будет снижать учетную ставку, что серьезно повлияет на инвестиционную политику, на развитие бизнеса в целом в стране.

Особенно это важно для тех, кто работает с серьезными проектами. Таких, где нужны длинные и дешевые деньги. Чем меньше будет учетная ставка, тем больше у нас проектов будет такого серьезного направления вне зависимости от отраслей, будь то сельское хозяйство или промышленность, а особенно промышленность высокотехнологичная, где нужно дорогостоящее оборудование, а это «длинные деньги» — естественно, чтобы их окупать, нужны по возможности дешевые кредиты.

По совокупности макропоказателей в российской экономике я считаю, что у нас есть все основания рассчитывать на позитивный рост по всем отраслям промышленного производства, образования, медицины, практически во всех отраслях. Пока наши прогнозы оправдываются показателями за январь этого года. По ним видно, что и рост промышленности есть. Думаю, что мы достигнем нужных результатов.

— Как, на ваш взгляд, санкции повлияли на развитие предпринимательства на территории России?

— Повлияли двояко. С одной стороны, они многие вещи нам притормозили, потому что и банковский сектор, и крупные корпорации черпали дешевые «длинные деньги» в европейских и американских банках. Это средства, к заимствованию которых привык наш крупный бизнес, и, когда такая возможность исчезла, конечно, это повлияло на развитие проектов, на финансирование некоторых из них. С другой стороны, есть позитив в развитии сельского хозяйства. У нас селяне каждое утро встают с молитвами, лишь бы санкции не отменили.

Самое главное, мне кажется, что произошло, – это изменение менталитета к экономическому развитию нашей политической и экономической элиты. Произошло осмысление и понимание того, что, кроме нас самих, нам серьезно никто никогда не поможет. Рассчитывать мы можем только на себя. И нужно восстанавливать технологии, которые мы утеряли. А те, которых не было, осваивать, и новые компетенции наращивать в стране, и цифровую экономику строить. И заменять импорт таким образом, чтобы это было уже не просто импортозамещение, а экспортоориентированное предприятие, чтобы они были конкурентоспособны на мировом рынке. Самое главное, теперь мы понимаем, как нам строить экономику, рассчитывая только на себя, но не замыкаясь только в своем государстве.

Однако надежд, что какой-то добрый дядя даст нам денег или принесет новые технологии, больше не будет. Мы готовы работать со всем миром. Мы как система торгово-промышленных палат не останавливаем наших отношений со всеми европейскими партнерами, мы работаем и на азиатско-тихоокеанском регионе. Но сегодня каждому понятно и в бизнесе, и в политике, что систему взаимоотношений необходимо выстраивать таким образом, чтобы в определенный момент мы не испытывали зависимости от какой-то отдельно взятой страны или человека в этом мире.

— Насколько доступны предпринимателям малого и среднего бизнеса программы гос. субсидирования?

— Программы есть, они доступны, но охватывают довольно малое количество предприятий. Если вы посмотрите на количество предприятий, которые воспользовались этим, то это в общей сложности порядка 1%. Но не программы важны для развития бизнеса. Стартапы и те направления, которые для нас очень важны, – это то, на чем можно сосредоточиться и к чему можно применять гос. программы. А для остального бизнеса максимум что нужно – это создавать условия: низкую учетную ставку, низкую стоимость денег. Это минимальный пресс контрольно-надзорной деятельности, разрешительной деятельности. Это минимальное количество отчетов. 

Если в этом направлении работать, условия должны создаваться для подавляющего большинства, а не для ограниченной группы предприятий. Хотя я сторонник того, чтобы в тех случаях, когда мы хотели бы какую-то отрасль продвинуть, какое-то направление продвинуть, для нее создавать определенные условия, как сделали с ИТ-технологиями. Экономический режим сделали для них благоприятный, снизили социальные налоги, и у нас сразу рванули ИТ-компании, в том числе малые и средние, на зарубежные рынки, наторговали почти столько же, сколько и оружием. Так что, если мы хотим какие-то направления поднимать,  там нужно создавать специальные условия, но главное — нужно государству сосредоточиться на создании условий для всего бизнеса, в том числе и для малого.

— Не так давно вы говорили о проекте «Четыре единицы». Что он из себя представляет?

— Это наше предложение, которое мы сформулировали как «Четыре единицы» — один отчет один раз в год на один документ в одно окно. Это шаг, который, на наш взгляд, мог бы сильно изменить ситуацию на рынке труда. Сегодня количество самозанятых людей, тех, кто работает неофициально, исчисляется десятками миллионов.

Они делятся на две категории:

Первых я лично и самозанятыми-то не считаю. Это те, кто подрабатывает в свободное от работы время, чтобы набрать нужный уровень доходов, чтобы должным образом содержать свою семью.

А вторые — те, кто занимается серьезным бизнесом нелегально. «Четыре единицы» вопрос самозанятых, которых мы пытаемся вытащить в легальное поле, сразу снимет. Многие нелегальные предприниматели не сталкивались сами с отчетами и проверками, но, слушая других, которые рассказывают ужасы, считают, что не хотят таких трудностей.

Лучше они будут делать что-то в гараже, не оформляясь официально, и бог с ней, с пенсией. Поэтому нужны меры, чтобы дать им уверенность в том, что ничего необычного с ними не произойдет, если они, допустим, станут легально платить за патент. Один раз в год отчитываться в одно окно, предоставлять этот документ. Из-за ныне действующей системы, когда программу патента стали внедрять, из всех этих миллионов официально зарегистрировалась одна тысяча на всю Российскую Федерацию. Это смешно. На наш взгляд, «Четыре единицы» — это предложение, которое могло бы серьезно поменять ситуацию в этом направлении.

Самое читаемое