Почему редакция «МОЁ! Online» использует слово «воронежанка»

10.11.2021 19:41
МОЁ! Online
235

Читать все комментарии

Ирина Булгакова, главный редактор газеты «МОЁ!» и портала «МОЁ! Online»:

«Жительница Воронежа» — это откуда-то из полицейского протокола. Штамп, официоз, бездушно. И как нежно, воздушно звучит «воронежанка». Феминитивы — языковой тренд. А ещё  это слово очень удобно для использования в текстах, заголовках, помогает избегать тавтологий, даёт дополнительные возможности для синонимии. У читателей «воронежанка» вызывает разные чувства. Но  когда мы что-то хотим уточнить в сфере здоровья — мы берём комментарий у докторов, когда у нас есть вопрос по ремонту — спрашиваем строителей, а свои машины мы ремонтируем не у поваров и косметологов, а у автомехаников. И прежде чем ввести «воронежанку» в наш словарь, мы тоже проконсультировались со специалистом — профессором кафедры общего языкознания и стилистики Воронежского государственного университета, доктором филологических наук Иосифом Стерниным. И уж точно я не могу понять тех, кто под новостями о «воронежанках» регулярно постит оскорбления в адрес наших авторов и даже высказывает угрозы. Но тут, как мне кажется, дело вообще не в русском языке».

Сергей Усков, веб-редактор портала «МОЁ! Online»:

«Я правда не очень-то понимаю, почему слово «воронежанка» отталкивает некоторых людей. В Туле живут — тулячки, в Брянске — брянки, в Костроме — костромички, в Ржеве — ржевитянки, в Рязани — рязанки. Жительниц Курска называют курянками, а Пензы — пензячками или пензенками. «Воронежанка» — достойная альтернатива, очень солидно и эффектно. В языковом консерватизме есть много хорошего — он не даёт сильно упростить речь и  забыть наследие классиков. Однако сейчас он не отвечает духу времени, не помогает делать нашу коммуникацию интереснее и разнообразнее. Совсем уж яростным комментаторам хочется сказать, что «воронежанка» — это всего лишь одно существительное из 11 букв, расставленных в определённой последовательности. 11 букв не стоят нервов наших дорогих читателей, тем более, когда эти буквы складываются в такое прекрасное слово».

Алина Морозова, веб-редактор портала «МОЁ! Online»:

«Использую слово «воронежанка» в текстах нечасто, потому что и самой пока непривычно вводить в лексикон новое слово. Но почему нужно бояться чего-то нового, как развала Советского Союза? Тем более это нововведение положительное. Появление феминитива, обозначающего жительниц Воронежа, это, во-первых, упрощённое обозначение меня и других горожанок. Во-вторых, маленькая победа феминизма, о котором сейчас знает даже 15-летний мальчик. А в-третьих, это разнообразие, которого порой не хватает среди криминальных сводок».

Полина Листопад, редактор отдела новостей портала «МОЁ! Online»:

«Считаю появление всё новых и новых феминитивов прекрасным трендом. Русский язык развивался всегда, его формируют время, события, люди. Поэтому глупо препятствовать появлению в нём новых слов – это всё равно неизбежно. Современный русский язык – это инструмент, который каждый его носитель вправе затачивать под себя. По моему мнению, у слова «воронежец» должен быть феминитив. А уж использовать его в своей речи или нет – каждый пусть решает самостоятельно. Хотите быть «жительницей Воронежа» – пожалуйста. Хотите быть «воронежанкой» – тоже на здоровье. Я за то, чтобы у человека был выбор. Лично мне «воронежанка» кажется благозвучным и уместным словом. Поэтому я выбираю использовать его в своём лексиконе и, конечно, в своих журналистских материалах».

Дмитрий Ерискин, заместитель главного редактора газеты «МОЁ!» и портала «МОЁ! Online»:

«Для меня удивительно, что некоторым людям слово «воронежанка» режет слух и кажется корявым и неблагозвучным. Я к нему быстро привык, в нём есть какая-то мягкость, нежность, поэтичность. К тому же оно более функциональное, чем громоздкое и по-чиновьичьи сухое словосочетание «жительница Воронежа». Интересно, что этот этнохороним всё чаще появляется в воронежских СМИ, есть даже популярный телеграм-канал, в котором фигурируют исключительно воронежанки и воронежане».

Самое читаемое