Мария Бутина в Воронеже: «Девочки, поверьте, сидеть в американской тюрьме гораздо хуже!»

Бывшая заключённая американской тюрьмы встретилась с воронежскими курсантами ФСИН и осмотрела условия в следственном изоляторе

23.04.2021 09:28
МОЁ! Online
31

Читать все комментарии

Войдите, чтобы добавить в закладки

8214
  

Политическая активистка и член экспертного совета при Уполномоченном по правам человека РФ Мария Бутина посетила Воронеж. Девушка получила широкую известность после того, как в июле 2018 года была арестована в Вашингтоне по обвинению в работе иностранным агентом. В американской тюрьме она провела чуть больше 1 года и трёх месяцев, освободившись в октябре 2019-го. На родине Мария совершает своеобразное турне по местам лишения свободы и сравнивает условия содержания заключённых в разных городах нашей страны и США. В четверг, 22 апреля, наступила очередь Воронежа открыть двери мест содержания заключённых для активистки.

Программа у Марии Бутиной была обширной. Сначала она встретилась с курсантами ФСИН, рассказала им о своих буднях в американской тюрьме и представила книгу «Тюремный дневник». Затем у девушки была экскурсия по следственному изолятору №3 на улице Антокольского и встреча с сотрудниками изолятора.

Как объяснила цель своего визита Мария, в обществе бытует мнение, якобы в России всё плохо, а в Америке, напротив, хорошо. Она же на своём примере пытается показать, что за океаном отнюдь не всё «окей». Как человек, видевший систему исполнения наказаний другой страны изнутри, она готова делиться опытом. В частности опытом «как делать не надо». Также Мария посещает тюрьмы, колонии и СИЗО с тем, чтобы определить круг проблем, имеющихся в российских заведениях. О недочётах и обращениях заключённых она ставит в известность ФСИН.

- Я обращаю внимание на доступ к образованию, чтению, работе. Когда речь идет о СИЗО, то ключевой момент – условия содержания. Конечно, это не санаторий, но должны быть гуманные условия содержания, - отметила гостья.

О своём опыте пребывания в американской тюрьме Мария Бутина во время приезда в Воронеж говорила много и охотно. За год и три месяца заключения она побывала 6 разных заведениях для содержания осуждённых в США, 4 месяца провела в карцере, освоила работу кухарки и уборщицы.

- Первое, что вспоминается, это антисанитария, - рассказала Мария. - Я не помню, чтобы в жизни ещё где-то чувствовала такую вонь! Когда меня арестовали и привезли в спецприемник, оказалось, что мужчины содержатся вместе с женщинами, и нет даже элементарных санитарных условий. Даже туалетную бумагу приходилось просить! Но самое тяжелое для меня – это холод. Меня задержали в июле, в жару, у меня с собой не было никакой тёплой одежды. В камеру поставили вентилятор, чтобы не воняло, и поэтому было ужасно холодно.

Также девушка вспомнила историю, как один из надзирателей воспринял её занятия йогой в одиночной камере как военную спецподготовку, а присланные Марии открытки с видами коллекций Лувра - как шпионский шифр.

- Этот надзиратель так меня боялся, что перестал в одиночку ходить по коридору, где я сидела в карцере, - рассказывала байку Мария Бутина. - Они с напарником стали ходить вдвоём. Наверное, они думали, что с открытками страшное КГБ мне шлёт какие-то знаки. А потом к ним и вовсе третий надзиратель присоединился!

По словам Марии, в России условия содержания заключённых во многом гуманнее. Они могут получать передачки от родных, звонить на волю по разумной цене (в США, Мария на этом особенно остановилась, стоимость звонков сопоставима с зарплатой заключённого), имеют шанс получить профессию. Во время экскурсии по изолятору №3 девушка то и дело сравнивала быт воронежских заключённых с их американскими «коллегами». Она заглянула в библиотеку, камеры, на кухню, осмотрела медицинский блок.

В хозяйственном блоке гостья разговорилась в тремя девушками-заключёнными. Побеседовали о рецептах, косметике и телефонных звонках.

- Девочки, поверьте, сидеть в американской тюрьме гораздо хуже! – резюмировала Мария.

- Спасибо, мы тоже считаем, что нам повезло, - отвечали девушки.

Увиденным Мария оказалась в целом довольна. Отметила, что в заведении вполне чисто и скромно, но необходимо дополнительное финансирование. Этот вопрос она пообещала поднять на совете в Федеральной службе исправления наказаний в Москве.