«Если не мы, то кто?»: как живёт семья, в которой 15 приёмных детей

8 июля, в День семьи, любви и верности, мы публикуем материал о людях, для которых эти три слова действительно не пустой звук

08.07.2022 09:02
МОЁ! Online
9

Читать все комментарии

Войдите, чтобы добавить в закладки

6633
  
Семья воронежцев рассказала, каково это — воспитывать 16 детей

Жители Воронежа Елена и Валерий Бударины воспитывают 16 детей, из которых кровный — только один. Ещё пятерых они усыновили, а ещё 10 детей были взяты под опеку. «Зачем вам столько чужих детей?» — такой вопрос часто получает Елена от незнакомых людей. Ответ вы найдёте в нашем материале.

Шаг в неизвестность

Моя жизнь ничем не отличалась от жизни миллионов моих сверстниц. Так же как и многие я отучилась, вышла замуж, в 20 лет родила сына, работала. И однажды я поняла, что хочу иметь ещё одного ребенка. Было ощущение, что внутри меня образовалось огромное пространство, заполненное любовью, и хотелось дать её ещё кому-то.

Родной сын Будариных  Дима  уже вырос. Фото: из архива семьи

В интернете я наткнулась на сайт с детьми, которые остались без семьи, и увидела, какое количество малышей ждут маму. У меня появилось дикое желание помочь такому ребёнку. Муж меня поддержал.

Мы шагали в неизвестность. Кровному сыну тогда было 8 лет. Документы собирались настойчиво и на одном дыхании. И вот мы уже смотрим анкеты с фото детей и всё не то… Предлагают ещё три. Два ребёнка не подошли по возрасту, а вот протянув руку за третьей, мы застыли. На фото была не девочка, а маленькая кукла семи месяцев. Нас сразили наповал её белые кудряшки и огромные голубые глаза — они смотрели мне в душу.

Первая встреча

Это было в день моего рождения. Дверь открылась, медсестра внесла маленькую, худенькую, короткостриженую девчушку. Вручили мне её со словами: «Как же она похожа на маму!» Только спустя несколько минут я поняла, что речь обо мне.

Мы сразу поняли, что это наша дочка. Затем был долгий процесс оформления документов. Каждый выходной мы с мужем навещали девочку в доме ребёнка, а в больнице и того чаще. Малышка оживала на глазах. Недаром говорят, любовь лечит все болезни.

Через полтора месяца с момента первой встречи мы стоим на пороге дома ребёнка с чемоданчиком детских вещей. Нам вынесли дочку. Только после того, как дверь дома ребёнка закрылась за моей спиной, я поняла, какую теперь несу ответственность.

Первая приёмная дочь Елены и Валерия — Татьяна. Фото: из архива семьи

Пока все дома

Специалисты говорят, что приёмные дети со временем становятся похожими на своих приёмных родителей. Наша Танюшка растаяла и расцвела. По приезде домой сын на правах хозяина познакомил сестру с комнатами, показал дом, её кроватку. Мы готовили Диму к этому событию, вместе с ним покупали вещи для малышки. Уже после Танюши каждое решение взять нового ребенка в семью обсуждалось на семейном совете.

Старшему мы неустанно напоминали о том, что его все также обожают, чтобы не было ревности. Раньше каждый выходной мы всей семьей смотрели программу «Пока все дома», в конце которой были сюжеты про приёмных детей. С мужем говорили своим: «Видите, у вас есть мама с папой, а у них нет». Дети знают наизусть все истории бабушки, моей мамы, о тяжёлом интернатском детстве. Поэтому внутри семьи вопрос «Зачем нам ещё один ребенок?» никогда не возникал.

Наверное, из-за денег взяли?

Муж — инженер по обслуживанию АЗС, я работаю в детской школе искусств. Живём мы хорошо! Я уверена, чем больше это говоришь, тем лучше живешь. Всё, что мы даём детям, выходит за рамки пособий от государства. Мы не попадали на бесплатное получение «ГАЗели», так как детки не были усыновлены, поэтому долго старались купить необходимый по объёму автомобиль, чтобы в него влезала вся наша семья. Финансовые затраты, конечно, большие. Например, для того, чтобы поехать на море, нам нужно минимум 200 тысяч на всех. В таких случаях обналичиваем кредитку, а потом в течение года закидываем туда денежки. Я давно пережила вопрос: «Ну что, взяли детей из-за денег?» Если мы хотим дать детям хорошую обувь, одежду, образование, мы идём и пашем, а не просим у государства.

Валерий Бударин. Фото: из архива семьи

Но всё-таки у многодетных есть и приятные бонусы: за коммунальные услуги возвращают 30%. У нас есть выплата на приобретение школьной формы, дети ездят в лагерь от соцзащиты, каждый год проходим бесплатную диспансеризацию. С нашим удостоверением многодетной семьи можем бесплатно посетить зоопарки, музеи. Мы этими благами всегда пользуемся, возим детей везде, куда можно.

До появления семьи

До знакомства с нами судьбы у наших детей были разные и зачастую трагичные.

Семимесячную рыдающую малышку в коляске, ставшую нашей дочкой, нашли посреди двора, оставленную её 16-летней мамой. Один из сыновей к нам попал в 12 лет, его мать-одиночка вышла замуж, родила девочку. В ходе пьяных разборок их биопапа попадает под автобус, мать выходит замуж за брата мужа, снова рожает… Нашего сына кормили соседи, кто хлеба даст, кто сырое яйцо. Его младшую сестру не спасли — умерла от голода…

У еще одного из сыновей были обожжены ножки — родители скандалили, а он под руку подвернулся. 

У следующих детей тоже нелёгкая судьба: их биологическая мать забирала бабушкину пенсию и уезжала гулять. Жили они с дедушкой, который пил, бил бабушку, та убегала из дома, а детей оставляла одних. Они прятались от деда и каждый раз каким-то чудом спасались. Дочка совсем крошкой была, однажды почистила картошку, а что дальше с ней делать не знает. Так и съели на пару с братом сырую. 

Ещё троих детей мы забрали из Тамбова. Их сначала из детского дома взяли в семью, где приёмная мама пробила голову одной из девочек… До сих пор, когда косички завязываем, стараемся, чтобы шрам не было видно, он огромный. 
Следующую дочку, которая на тот момент уже была не малышкой по возрасту, я увидела на сайте одного фонда с братьями. Разделять их не хотели, а забирать почти подростка с малышами ни у кого желания не было. Говорю мужу: «Валер, если не мы, то кто?» Так и взяли всех. 

Семья Будариных. Фото: Елена ИВАНОВА

Других наших детей родная мать в трусиках выставляла на мороз, наказывала.
Многое не хочется даже озвучивать, чтобы не травмировать детей, не напоминать им о пережитом ужасе. После таких историй появляется желание снова брать детей в семью, снова кого-то спасти, пока есть возможность и Бог дает силы.

Быт

У нас есть мультирезки, мультиварка, тостеры — весь арсенал инструментов для быстрой шинковки, взбивания, запекания. Кастрюли на первое все по 8 - 10 литров. Супы готовим на два дня, вторые блюда на один, больше не получается. За один раз съедаем по 2 - 3 пачки макарон. Готовим «по ролям»: одна размораживает, вторая шинкует, третья маринует, четвертая жарит и так далее. Яна вкусно варит компот, Танюшка печёт. Учатся мои девчонки, иногда сами готовят, помогают мне. Стиральных машинок две, и работают они постоянно. Посудомойка выручает.

Герб семьи Будариных. Фото: из архива героев публикации

«Медовый месяц» и испытание на прочность

Нельзя скрывать от ребёнка, что он не родной. Обязательно найдется «доброжелатель», который «откроет глаза». Мы не делали из этого секрета. У нас был момент, когда Танюшка спросила: «Мам, а я же была у тебя в животе?» Пришлось объяснять, что нет, ты была у чужой тети, а потом мы с папой тебя нашли и забрали домой. Она ревёт, я реву… Больно, но правда лучше лжи. У малышей из детского дома существует серьёзное нарушение привязанности. Они постоянно ждут от приёмного родителя подвоха — не бросит ли, не обманет?

После того как ребёнок попадает в семью, начинается самый лёгкий и короткий период «медового месяца». Спустя месяц-полтора после переезда ребенок меняется и начинает проверять родителей на прочность: выставляет себя с самой худшей стороны, выясняет, где у мамы с папой слабые места — это адаптация. Длится она до двух (иногда более) лет. Тяжело, но это нужно пережить.

Помните, эти дети пришли к нам со своими травмами. Нужно быть сильными, чтобы помочь им, обязательно надо обращаться за помощью в клубы приёмных родителей или органы опеки, если чувствуете, что начинаете «выгорать».

Ничего не ждите взамен

Старший приёмный сын уже женился, у него есть дочка. От нас он получил пример благополучных, гармоничных взаимоотношений и перенёс это в свою семью. Мы выдернули ребенка из замкнутого круга, когда сироты тоже бросают своих детей. А наши умеют любить, потому что выросли в безусловной любви и поддержке. Мы с мужем не зря живем на этом свете, у нас 16 детей, старшему уже 25, младшему 9 лет. Дома нам не бывает скучно в компании семи школьников и трёх студентов. А ещё у нас есть внук и внучка.

Фото: из архива семьи Будариных

Если мы стали примером для тех, кто мечтает взять ребёнка из детского дома и спасти ему жизнь, даём совет: хорошо подготовьтесь, пообщайтесь с другими приёмными семьями.

Не берите сразу ребёнка, которого вам предложили, — пообщайтесь с ним, возьмите малыша домой на выходные, посмотрите на него на своей территории, как он раскроется. Посмотрите глаза в глаза, возьмите за руку — ёкнет ли сердце? И не ждите ничего взамен. Вся любовь, которую вы им отдадите, однажды вернётся.

Отвечая на вопрос : «Зачем вам нужны чужие дети?», я нахожу только один ответ: «Чужих детей не бывает!»

Полную версию материала, а так же о том, какие выплаты от государства положены опекунам и усыновителям — читайте в ближайшем номере газеты «МОЁ!».

Подписывайтесь на «МОЁ! Online» в «Яндекс.Новости» и на наш канал в «Яндекс.Дзен». Cледите за главными новостями Воронежа и области в Telegram-канале, «ВКонтакте», «Одноклассниках», TikTok, и YouTube.