Прислать новость Магазин

За что воронежец на «Мерседесе» мог сбить курсанта МЧС: версии

Журналисты «МОЁ!» проанализировали возможные версии того, почему лихач мог сбить будущего спасателя

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

130

Читать все комментарии

44050

Дано. Премиум Mercedes-Benz GLE (средний ценник 4 миллиона рублей), блатные номера ТТТ. За рулём сын профессора воронежского Медуниверситета имени Бурденко, бывшего депутата, Заслуженного врача России (мама) и бывшего сотрудника правоохранительных органов (папа). На полной скорости сбивает простого паренька, курсанта Воронежского института Государственной противопожарной службы (ГПС) МЧС. Паренёк с ушибами и сотрясением в больнице, профессорского сына задерживают спустя восемь дней, Следственный комитет возбуждает уголовное дело — о покушении на убийство.

Вопрос. Нет, не «что будет профессорскому сыну» — это другое уравнение. Один из ключевых вопросов после абсолютной дикой аварии на Краснознамённой — за что? За что Давида Акопяна* (21 год, приехал в город воинской славы Воронеж из города-героя Севастополя), по версии следствия, хотел и лишь случайно не убил Вячеслав Дмитренко.

С диагнозом и с правами

Немолодому человеку 45. Помимо крепкого семейного тыла и приличной машины, у него два «высших» диплома — юриспруденция, таможенное дело.

— Слава, у тебя же грамота от таможенников! — это мама, со скамеечки в зале суда в первом ряду.

Слава в стеклянном кубе. На половину вопросов судьи — «не знаю, не помню». Адвокат подсказывает…

— Вы согласны с позицией защиты?

Конечно, он согласен.

Он не брит, упитан, в нелепой тельняшке. Только с 2015-го по июнь 2018-го на его «Мерседесе» 46 штрафов ГИБДД, большинство из которых за превышение скорости и нарушение правил маневрирования. С 2000-го года — под наблюдением в психоневрологическом диспансере с конкретным диагнозом. Этот диагноз есть в списке медицинских противопоказаний к вождению, утверждённом Постановлением Правительства от 24 декабря 2014-го года. И тем не менее, Дмитренко Вячеслав Валериевич — с водительскими правами. Последний раз менял их в 2017-м, предъявив справку: «по состоянию здоровья управлять автомобилем может». Есть в прекрасном биографическом комплекте и характеристика от участкового — отрицательная, о «злоупотреблении спиртным».

На суде по мере пресечения мама продолжала защищать 45-летнего сына
Фото: Александр ЗИНЧЕНКО

Мельчайшие тени в портрете Вячеслава Дмитренко прорисовали в Ленинском суде 11 апреля, когда решали вопрос с мерой пресечения. Его защитник Ольга Журавлёва просила закрыть заседание от журналистов, только судья Игорь Федотов поддержал следователей и прокуроров — вот ЭТО должны знать и видеть все.

Адвокат напирала на болезни, просила домашний арест. Мама-Заслуженный врач рыдала («Славик рос хорошим мальчиком!»). Но «Славика» отправили в СИЗО минимум до 9 июня.

О том, как Дмитренко получал удивительные справки и с ними водительские права, следователи будут разбираться отдельно. Но вот зарисовка из жизни. В сентябре 2010-го, когда его мама Людмила Дмитренко была главврачом восьмой поликлиники Воронежа, прокуратура выяснила: в этой поликлинике выписывали «годность к вождению» алкоголикам и наркоманам. Самым натуральным — с диагнозами из наркодиспансера.

Пострадавшему уже «помогают»

Дмитренко по наркологии официально НЕ на учёте, обращаю внимание особо. Права получил в 1992-м после совершеннолетия. Но даже первая их замена — по 10-летнему графику — была уже после того, как его поставили на учёт психиатрический. И его мама уже тогда руководила 8 поликлиникой в родном Ленинском районе.

Но — сейчас у нас есть конкретное «дано»: попытка, по версии СК, преднамеренного убийства. И задача: если хотел Дмитренко убить курсанта — за что? Ответ от следствия пока такой: «внезапно возникшая личная неприязнь».

Я секунда за секундой прокручиваю запись с видеорегистратора.

Чёрный «Мерс» выплывает на улицу Краснознамённую — мимо Воронежского института ГПС МЧС. Теперь уже ясно: выехал он из дома Дмитренко — двухэтажного особняка на соседней улице, до него от института не больше двухсот метров через проезжую часть. Перед носом у «Мерса» шмыгает курсант с метлой — весенняя генеральная уборка территории — переходит проезжую часть обратно. Иномарка пролетает «зебру», резко тормозит, разворачивается… И пилотируя на встречку, сносит другого курсанта, который стоит спиной к машине — напротив входа в Институт — щёлкает в телефоне. Это Давид Акопян. Давида подбрасывает вверх, шмякает на капот, отбрасывает на асфальт. Парень в рубашке родился, господи…

Из больницы Давида уже выписали. Общаться он не хочет, страницу в соцсетях закрыл, фото вычистил. 11 апреля на заседание по мере пресечения не пришёл.

— Просил вынести решение на усмотрение суда, — передал его слова следователь СКР Иван Попов.

Друзья Давида на письма отвечают: «рассказывать что-то он лично сам — запретил». В Институте МЧС журналистов разворачивают с порога: «без комментариев».

— Да! Я ему (Давиду, — Авт.) помогаю. Как врач и как мать!

Людмила Борисовна Дмитренко определённо очень добрая женщина.

… Но возвращаясь к видео. Разложив его на кадры, мы и наши читатели выдвинули две основные версии — попытки хоть как-то объяснить то, что сделал Вячеслав Дмитренко.

Версия первая: месть

— Вот этот парень с метлой, видимо, зацепил «Мерседес». Или пылью его обдал. Водила мог разозлиться и развернуться, чтобы проучить... Но перепутал — и сбил не того курсанта.

Самая популярная сейчас версия в интернете. Нестыковка в том, что не рассмотреть того «парня с метлой» — если действительно метил в него — Дмитренко едва ли мог. Машин на том участке на Краснознамённой мало, дорога узенькая — перепрыгнуть можно, всё как на ладони. Давида на обочине Дмитренко прекрасно видел, когда только выехал из своего переулка — парень стоял у него по ходу движения. А на записи совершенно чётко: черная туша машины несётся именно на Акопяна. Увернуться от удара водитель не пытается — траектория уверенно прямая, в спину Давида.

Сейчас Дмитренко не отрицает, что сбил человека. Но утверждает: не видел, куда едет. Вообще ничего не видел («плохо себя чувствовал»).

— Я из дома ехал в киоск…

Но почему, не добравшись до киоска, он развернул машину и двинул обратно через встречную полосу — не объясняет. А чего сбежал? Вот на это ответ — у него в кармане:

— Почувствовал сильное душевное волнение…

Версия вторая: психическое затмение

То, что у Вячеслава Дмитренко уже 19 лет психиатрический диагноз, скрывать не посчитал нужным даже суд. Когда-то, по его словам, он служил в правоохранительных органах и, кстати, работал в суде тоже. В 2011-м на него оказался записан целый медицинский центр магнитно-резонансной терапии — по тому же адресу, что и бывшая мамина поликлиника, закрылся в 2017-м, вскоре после её увольнения.

Но сейчас Дмитренко на пенсии по инвалидности (вторая группа у человека), обитает в доме матери на 14,5 тысячи в месяц. В 45 лет — затворником, без работы. Мать живёт отдельно. Но её влияние на сына, говорят знакомые, безгранично.

— Она властная. Его отец давно умер, сына растила сама. Он единственный ребёнок, был для неё «самым-самым», а остальные — никто. Так и воспитала…

Мама подозреваемого убеждает, что он никого не хотел сбивать
Фото: Александр ЗИНЧЕНКО

— Ему постоянно нужны таблетки, без таблеток он умрёт! — это мама уже теперь, в суде. — Он два года за руль не садился, поехал за сигаретами! Я на день буквально не успела — хотела у него забрать права, боялась за него! Его надо не в тюрьму, а в больницу!

Два года не садился за руль, но зачем-то два же года назад эти права поменял. И мама-врач не мешала, чтобы «больной ребёнок» их вообще получал. Машину — дорогую погремушку — поставила рядом с ним в гараж…

А по поводу таблеток — с такой клиникой, как у Дмитренко, они действительно нужны и очень определённого свойства. Если вместе со спиртным — может получиться термоядерная смесь. По другой его версии, вместо человека ему привиделась «река»…

Следователи уже назначили все необходимые экспертизы, в том числе — на вменяемость.

Вячеслав Дмитренко уверяет, что вместо человека ему привиделась "река"
Фото: Александр ЗИНЧЕНКО

… Пока же, если Вячеслава Дмитренко суд всё-таки признает виновным, ему будет грозить максимум 11 лет и 3 месяца колонии. За покушение на особо тяжкое преступление, о чём сейчас говорят в СКР, не могут дать больше трёх четвертей от предельного срока. За убийство без прочих оговорок грозит до 15 лет. Возьмите калькулятор и посчитайте дроби.

P. S. «Спусковое» в этой истории видео с регистратора сплавить журналистам, подозреваю, могли бывшие благодарные «пациенты»/«коллеги» мамы. Причём, показательно спустя восемь дней. Именно после этого «выноса в студию» делает заявление СКР с ремаркой: «Материал проверки из полиции - изъят». Чем неделю с лишним занималась полиция?

- Проводились оперативно-розыскные мероприятия, - отвечают в Главном Управлении МВД по Воронежской области. – Где находился водитель, известно не было, дом был закрыт. А до возбуждения уголовного дела заходить в него наши сотрудники не имели права, поскольку для этого не имелось оснований.

*Фамилия изменена.

СЕГОДНЯ

ВЧЕРА