Войдите, чтобы видеть уведомления на портале

Прислать новость

Надо ли смягчать статью за хранение наркотиков?

После дела московского журналиста Ивана Голунова у нас начались крайности. Если кто упустил, объясняю коротко: похоже, что журналисту-расследователю полиция подбросила кокаин… 

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

49

Читать все комментарии

5354

И вот в Госдуме на полном серьёзе обещают «рассмотреть смягчение по наркотикам»: депутат от «Единой России» Николай Брыкин подтвердил это «РИА Новости». Потому что слишком много у нас сидит народу за разную коноплю, и никто теперь достоверно не знает, кому и что ещё подбросят товарищи правоохранители. По второй части 228-й статьи УК – хранение в крупном размере – верхний порог могут срубить сразу вдвое: с десяти до пяти лет. По части третьей – размер особо крупный – опустить нижнюю планку с пяти лет до трёх.

Если это случится – случится катастрофа, к которой мы пока только приближаемся.

Каждый 40-й воронежец – наркоман?

Вот наш дорогой Воронеж. Официальная цифра областного наркодиспансера на конец прошлого года: 12 863 наркомана (плюс 180 человек к 2017-му). Это лишь те, кто у врачей «на карандаше». Цифра НЕофициальная – и называют её сами же врачи – 60 тысяч.

60 тысяч человек – это целый крупный райцентр, как Борисоглебск или Россошь. Это 2,5 процента всего населения региона. Это каждый 40-й. Нар-ко-ман.

Больше половины из тех, кто на учёте, не просто курят травку, чтобы смотреть «мультики» – они «обколотые», необратимые деграданты. 25 человек в прошлом году после передозировки не откачали, ещё в 2017-м их было меньше – 21. Всего же за последние два года «от разных причин» умерли 372 наркомана. В среднем по одному через день.

Ситуацию по наркомании в самом Воронеже эксперты называют не просто «серьёзной» или «опасной» — предкризисной.

Дальше. Не знаю, откуда у плачущих о наркорепрессиях цифры, якобы каждый третий сиделец в тюрьмах страдает за подкинутый операми пучок конопли. Статистика — опасная штука, но вот смотрите. Отчётность воронежской полиции: за 2018-й год – 2 638 наркопреступлений. Это девять процентов от общего числа. Осуждённых – 1 198, всего же приговоры по разным статьям получили 9 064 преступника. То есть по 228-й пошёл сидеть не каждый третий, и даже не восьмой. Потому что 38 процентов судебных решений по ней и ей подобным были – внимание – условными. А реальные сроки – полистайте базы судов – они там, где уголовный анамнез с рецидивом. И сроки чаще формальность, и для многих «народных мучеников» — как санаторий.

Наркомафия умнее нашей полиции

За прошлый год воронежская полиция перекрыла доступ на рынок 115 кг наркотиков. Для понимания: средняя доза гашиша – полграмма, героина – одна десятая грамма. Крупный размер, например, гашиша, за который теперь предлагают сажать максимум на пять лет, — от 25 граммов, героина – от 2,5 грамма. А особо крупный размер того же гашиша – от 10 кило. Хорошее такое ведро.

Переведите в дозы. Представьте, сколько человек можно искалечить.

МВД признаёт: то, что они тут ловят, сажают и «изымают», – мелочь и шелуха, потому что настоящая наркомафия далеко, она без вредных привычек и у неё, наркомафии, очень даже хорошее образование и первоклассная техника. Без иронии: всё это есть в докладе областной антинаркотической комиссии за подписью губернатора Александра Гусева (март нынешнего года). А в МВД, если кто не в курсе, до сих пор не во всех отделах проведён интернет. И полиция вынуждена подписаться под этим тоже: она пока не в силах перекрыть вал «синтетики», марихуаны и героина, который идёт в Воронеж по той же ростовской трассе (хотя за год на постах ДПС остановили 13 килограммов), через тот же интернет (в том числе – теневой), «телеграмы», «вайберы». И, представьте, даже обычную почту. Восемь таких заграничных посылок за год – это лишь то, что смогли перехватить вместе с ФСБ и таможней.

И вот мы смягчаем наказание по 228-й. Прекрасно.

В том же «антинаркотическом» докладе губернатору есть опрос воронежцев – от 15-летних школьников до бабушек с дедушками. Их спрашивали «Что вас останавливает попробовать наркотики?» Из 2 334 человек каждый пятый ответил: «Страх оказаться в тюрьме».

То есть примерно 460 из них – в зоне риска. Исчезнет страх – они в эту зону войдут. Потому что закон психологии. А ещё есть закон рынка о спросе и предложении…

«Для МВД главное статистика»

То, что полиция порой вместо реальных уголовных дел шьёт откровенные фальшивки – факт. Спросите любого адвоката – он выдаст такие анекдоты, что новеллы Зощенко покажутся сухариком. Но ведь так не только с наркотиками. Мелкое оружие, кражи – уголовная хрестоматия, на которой делается «отчётность» и «раскрываемость». И если полицейский превращается в «мента», ему уже всё равно, сколько грозит за 5 граммов героина – 5 лет или 15. Он подбросит этот героин, чтобы срубить свою «палку».

— Главное в МВД – действительно, статистика, — подтверждает адвокат, бывший милицейский следователь Вячеслав Чуприн. – А как обеспечить высокую раскрываемость без подбросов и подстав? Министр МВД на ежегодном докладе при всех (и представьте, при президенте РФ!) должен доложить, что раскрыто больше, чем в прошлом году. Вы представляете, чтобы было по-другому? Это невозможно! На всех уровнях вниз также: любой начальник отдела уголовного розыска в каком-то отделе полиции должен ежемесячно докладывать, что раскрыто больше, чем за АППГ (аналогичный период прошлого года). И никак иначе, ведь так регламентировано приказом МВД. Не справился – накажут, лишат премии, а потом — вон отсюда. Наказывать за наркотики надо жёстко. А для эффективной – реальной борьбы с этим злом – нужно искоренять порочность системы, причём не только полицейской. Обвинительные заключения с фальсифицированными доказательствами утверждает кто? Прокуратура. Приговоры выносит суд. Нечистоплотными полицейскими должен бы заниматься Следственный комитет. Но все в одной упряжке. И мы вышли на замкнутый круг…

…Забыла сказать: один наркоман за свою карьеру тянет за собой на дно до 15 человек.